Алтай. Все понятно, но испугались не на шутку!

"Множественность интерпретаций и даже конфликт интерпретаций являются не недостатком или пороком, а достоинством понимания, образующего суть интерпретации." П.Рикер ©

Алтай. Все понятно, но испугались не на шутку!

Юго-Восточный Алтай. Сайлюгемский хребет. Долина Реки Бугузун. Места эти весьма далекие от массового туризма.

Третий брод через реку Бугузун был тем ключевым местом, который Слава на нашей машине не стал штурмовать в этот раз. А раз этот оказался вечером 23 июля 2021 года. Весь этот день был пасмурным, местами дождливым. Большие тучи кругами ходили по небосводу и группировались в сплошное кучево-слоистое темно-синее «одеяло».

Река Бугузун. Фото Ольга Шадрина
Река Бугузун. Фото Ольга Шадрина

Мы выдвинулись в сторону Бугузунских источников поздно – далеко за полдень 23 июля 2021 г. Дороги не знали. Требуемое время для путешествия туда и обратно не осознавали. Целью путешествия была разведка местности. Осмотрели мы дорогу до третьего Бугузунского брода. Третий брод был тем случаем, когда я согласилась со Славой о прекращении поездки. Моросящий дождик, сплошная облачность, весьма полноводная река, суровость Бугузунских пейзажей меня полностью убедили в том, что в этот раз мы до источников не доберемся. Или можно выразиться яснее: 23 июля был не тем днем, когда мы встретимся с Бугузунскими источниками. Перед поездкой мы посетили Кокоринский музей, где и разузнали дорогу до источников. Да и путаница с направлением пути могла случиться только на выезде из Кокори, где идет разветвление дорог. «… Левой поедешь – в Кызыл-Шин попадешь. Правую выберешь — в Бар-Бургазы приедешь. Прямо рискнешь – в Туве окажешься…»

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Далее, вдоль дороги, особенно на ее развилках установлены указательные таблички, указывающие направление а Бугузун, поэтому заблудиться было невозможно.

Путь почти всегда шел на подъем. Горы, окружающие дорогу, казались отдельными глыбами, где каждая была «сама по себе». В северной дали среди туч выглядывала массивная округлая гора, глядя на которую, создавалось впечатление, что из-за волнистой линии горизонта, где стыковались горы и небосвод, выглядывала богатырская голова в такой округлой шапке серо-коричневого цвета, украшенная белым снеговым орнаментом. Мы двигались среди отрогов Сайлюгемского хребта, преодолевая перемычку, которая преграждала путь в долину Бугузуна. Перемычка представляла собой выровненное, почти плоское пространство, высоко приподнятое над Чуйской межгорной котловиной. По всей видимости, ровность пространству придавал мощный чехол рыхлых отложений, что засыпал все неровности цокольного основания этой геологической структуры.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

От Кокоринской развилки приходилось держаться правой колеи. Вот дорога уперлась в сухое русло, днище которого было довольно широким и неглубоким. Выложено оно было светло-серой и даже светло-голубой толщей гальки. Причиной образования подобной формы рельефа являлось таяние снега в горном массиве, что тянулся справа по ходу нашего движения. Там, на довольно высоких горах, воздымающихся выше границы леса, были видны снежники-перелетки, а может и небольшие леднички. Весь этот промежуток дороги мне хотелось остановиться и выйти из машины, чтобы пройтись ногами и увидеть больше. Но мы торопились. Я не хотела затягивать маршрут, поэтому пришлось всматриваться в эту невиданную ранее красоту из окна. Виды были шикарные, особенно когда лучи солнца пробивались сквозь тучи и освещали темные горы. Почти все Сайлюгемские горы были безлесными. Древесно-кустарниковые заросли располагались лишь в нижней части гор и преимущественно по северным и северо-западным экспозициям. Эти заросли формировали необыкновенные рисунки – биоиероглифы огромных размеров. Вон, там – на склоне горы, виднелся отпечаток богатырской ладони, а на следующей горе у ее подножия являлся нам забор, огораживающий гору…

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Проезжая по сухому руслу я обратила внимание на обильно цветущие невысокие кустарники, что образовывали в этих краях – у сухого русла временного водотока, целые заросли. Издали мне показалось, что это курильский чай (пятилистник кустарниковый), но уж с сильно бледными цветами. Но при близком рассмотрении, я поняла, что это заросли сабельника. Его я ранее видела в прибрежной зоне Аккемского озера и по долине р. Чибитки. Впрочем, и курильский чай и сабельник – роды одного семейства Розоцветных. Кустарники сабельника находились в периоде своего массового цветения. Кроме красоты цветущего сабельника, мое внимание привлекли отдельно стоящие кусты ив. У меня сразу сложилось впечатление, что кусты эти не что иное, как дизайнерская рабата. Ветви кустарника представляли собой плети изгибающиеся к низу. Привлекательными были и стволы, и цвет листвы ив. Он – цвет был близок к голубому, нежели зеленому цвету. Да, природа невероятный мастер и дизайнер.

Совсем скоро мы выехали к невысокому левому берегу реки Бугузун. Он был подмыт совсем недавно – пару сезонов назад, поэтому далее пришлось пробираться буквально по руслу, штурмуя один валун за другим. Дальше случился у нас первый брод. То, что нас ждет брод, мы заметили издалека и были к нему готовы. Но брод оказался не единым, он был двойным. Мы проехали две протоки Бугузуна, разделенные галечной насыпью. После брода шел крутой подъем на правый берег реки. Вообще, этот берег представлял собой в этом месте резкий обрыв, созданный регулярными подмывами реки в периоды большой воды. Но в процессе формирования русла, река «съедала», то правый берег, то левый. Глядя на речную долину, мне представлялось, что русло это довольно молодое, образованное в новейшем геологическом времени в толще рыхлого мореного материала.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Далее речную долину справа сжимал бом. Река на этом участке вынуждена была углубляться в скальное основание. Сегодня эти скалы, словно ворота, расположены с обоих берегов речного потока.

Дорога ютилась у отвесных черных скал бома, который надвигался на реку справа.

За этим бомом нас ждал и второй брод, и опять двойной. Большей неожиданностью для нашей Газели стала вторая протока. Штурмуя ее, мы сначала, в буквальном смысле, нырнули в глубокое русло основной протоки, потом преодолели резкий подъем с крутым 90 °- ым поворотом в левую сторону. Напугались все, кроме Ярослава – он спал.

Третий брод не застал себя долго ждать. Окрестности становились все суровее, мрачнее, приближался вечер, накрапывал дождь…

Даже угрюмые горы и те, казалось, были против моего желания посетить Бугузунский источник. Мне пришлось выслушать эмоциональную речь мужа о том, что это предел сегодняшнего путешествия. И я согласилась. Печально.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Пока Слава подключал на машине пониженные передачи, Ярослав в резиновых сапогах бегал у берега Бугузуна с палками. Я, пытаясь войти в гармонию со своими желаниями, тоже в угрюмом состоянии, под стать горам, бродила у берега.

Даже не знаю, случится ли у нас вторая попытка путешествия…

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

На обратном пути мы благополучно преодолели второй брод и у черных скал на южной их оконечности, остановились на ночевку. Газель поставили перпендикулярно направлению долины и, соответственно, течению реки. Именно это оказалось очень значимым в последующей истории.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Пока я готовила ужин, Ярослав играл, Слава рыбачил. Позже мы с сыном осматривали окрестности нашего лагеря и особенно долго гуляли у скальных ворот. Временами выходило солнце, и местность становилась сказочно красивой.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

После ужина мы улеглись спать. Но что-то напрягало. Было тревожно. И, вообще, место нашего лагеря меня не радовало. Вдали загромыхало, поднялся ветер, который стремительно усиливался. Стало так темно, что происходящее можно было назвать тьмой беспросветной. Сквозь нее все чаще и чаще высвечивались серебряные линии молний. Вспышки мы наблюдали через запотевшие окна машины.

Газель стало раскачивать сильными порывами ветра. Стало не до шуток. Было страшно и не только мне. Хорошо, что под колеса мы положили валуны. Поперечное расположение машины усиливало качку. Все буйство длилось минут 30. Потом ветер стих и пошел дождь…

Можно было выдохнуть и расслабиться. Фронт прошел.

Утро было невероятно теплым, солнечным и даже ласковым.

Мы благополучно спустись к Чуйской степи.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Да, по дороге нам встретились грифы, но могу ошибаться. От нас они убегали на «ногах», скорее всего, они сильно перетрапезничали.

Дикая, первозданная, сильная природа – думалось мне всю дорогу.

Бугузун не пустил, видимо, мы не достаточно подготовились к путешествию.

Фото Ольга Шадрина
Фото Ольга Шадрина

Уже дома в сентябре, просматривая фотографии тех мест, я заметила на одном кадре среди темных туч, световой эффект. При съемке его не было. И солнца на момент съемки не было. Оно уже село за горы. Да и солнце в тот момент было в противоположной этому эффекту стороне.

Путешествия продолжаются… Ольга Шадрина. Фото автора.


Related posts

Leave a Comment

2 × три =