Виновных – в концлагерь: как в гитлеровской Германии защищали права животных?

"Всегда опирайтесь на мысль о том, что ваше собственное решение добиться успеха намного важнее всего другого." Авраам Линкольн ©

Виновных – в концлагерь: как в гитлеровской Германии защищали права животных?

Адольф Гитлер обожал домашних животных. И самым известным его питомцем была овчарка Блонди. Личное пристрастие фюрера к братьям нашим меньшим получило прямое отражение в немецком законодательстве времён Третьего рейха.

Зоозащитники-антисемиты

Исторически Германия – одна из первых стран Европы, где появилось зоозащитное законодательство. Ещё в 1766 году в Лейпциге стали сажать в тюрьму людей, замучивших до смерти скаковых лошадей. А с конца XIX века в стране начали активно обсуждать необходимость запретить вивисекцию (живосечение) – операции над живыми животными с целью исследования физиологических функций организма (в СССР этим, например, занимался академик И. П. Павлов). Антививисекторское движение зародилось в викторианской Англии в 1870-х годах и добилось в этой стране определенных успехов. Однако на континенте даже в начале XX века мало кто интересовался данным вопросом. Партий «зелёных» тогда не существовало. И тема защиты животных долгое время оставалась вне актуальной повестки дня, пока её неожиданно не взяли на вооружение ультраправые. Ещё в 1927 году депутат Рейхстага от партии НСДАП предложил запретить живодёрские опыты. Нацисты считали защитников животных своими союзниками, так как в Германии это течение причудливым образом переплеталось с антисемитизмом. Вот что сообщается в статье исследователей Дмитрия Михеля и Марины Боровик:

«Поскольку в германских городах еврейское население было одним из главных потребителей мясной продукции, имея возможность приобретать его даже в период христианского поста, то держатели скотобоен для сохранения своей клиентуры прибегали к кошерному способу забоя скота. Мясники резали скот большими острыми ножами, добиваясь полного опорожнения туш от крови. Антисемитские идеологи предложили другой способ забоя животных. Перед забоем скот следовало усыплять, а при убое – избегать пролития крови».

«Гуманизм» для лобстеров

Запретить вивисекцию нацистам удалось только после прихода к власти в 1933 году – это был один из первых принятых новым составом Рейхстага законов. Поначалу планировалось сделать запрет абсолютным. Но личный врач Гитлера убедил его, что в целях научного прогресса без опытов над животными все-таки не обойтись. Поэтому в сентябре 1933 года вышел список условий, необходимых для соблюдения при осуществлении вивисекции. В частности, заниматься этим в Германии могли только институты, а не частные лица. Кроме того, перед операцией животному в обязательном порядке следовало давать обезболивающее. «Неприкосновенными» для ученых животными были объявлены обезьяны, лошади и кошки.

В апреле 1933 года гитлеровцы запретили кошерный метод убоя скота. Нарушителям табу грозил штраф или полгода тюремного заключения. А осенью вышел уже целый свод нормативных актов, призванный уберечь животных от жестокого обращения, вплоть до ограничения съёмок их в кинематографе. Гитлер потребовал, чтобы лис не травили собаками, не варили лобстеров живьём и не отрывали лапки лягушкам.

«В новом Рейхе жестокость к животным будет запрещена», — говорил фюрер.

Со временем нацисты приняли ещё несколько юридических актов в том же ключе, например, установили очень жёсткие правила охоты. В 1935 году Герман Геринг заявил, что каждый, кто не будет относиться к животным «с уважением», отправится в концлагерь (имели ли место подобные случаи на самом деле, неизвестно). Дошло до того, что с 1938 года дисциплину «Защита животных» начали изучать в школах и университетах.

Таким образом, в гитлеровской Германии действовали беспрецедентные в истории зоозащитные законы. Впрочем, это нельзя было назвать истинным «милосердием» или «состраданием», так как в Третьем рейхе разрешалось сколько угодно экспериментировать над людьми. Достаточно вспомнить врача-убийцу из Освенцима Йозефа Менгеле, который резал младенцев и делал из обычных близнецов «сиамских». Некоторые для объяснения таких противоречий ищут идеологическую подоплеку. Однако ничего необычного тут на самом деле нет. С точки зрения психологов, чрезмерная любовь к животным характерна для сентиментальных людей. А сентиментальность, как известно, бывает свойственна и садистам.

Related posts

Leave a Comment

девятнадцать − девять =