Начало рудознатства и горного дела на Алтае

"Оптимизм - это доктрина, утверждающая, что все прекрасно, включая безобразное, все хорошо, особенно плохое, и все правильно, в том числе неправильное… Доктрина эта передается по наследству, однако, к счастью, не заразна." Амброз Бирс Z

Град обречЁнный, точка бифуркации!


Скрытый текст
Дорогие друзья, Огромное Спасибо, за то, что посетили наш скромный ресурс! Единственный доход, который имеет наш сайт Zmeinogorsk.RU – это реклама на сайте, поэтому убедительно Вас просим: ПОСЕТИТЕ рекламодателей нашего сайта!

Начало рудознатства и горного дела на Алтае

Возникновение Барнаула имеет свою предисторию…
В начале XVIII века Россия вела Северную войну со Швецией. Первое же серьезное столкновение со шведскими войсками показало не только военную, но и экономическую слабость России. В стране не хватало металла, отсутствовали промышленные предприятия по производству оружия, обмундирования. До начала Северной войны Россия закупала металл за границей, в том числе и в Швеции. Война положила конец этим поставкам, и русское правительство должно было искать внутренние ресурсы для снабжения армии пушками, ядрами, ружьями и саблями. По указу Петра I в сибирские земли снаряжались поисковые партии, поощрялись рудознатцы, отыскивающие новые месторождения, нашедшим же медные, либо серебряные руды полагалась премия. Первооткрывателями рудных месторождений на Алтае стали Степан Костылев и Федор Комар, которые обнаружили залежи меди и серебра в 1717 году. Однако наладить плавку алтайских руд было непросто. Этот район находился за тысячи верст от Урала, а непосредственная близость к воинственным кочевникам и враждебной Джунгарии делали организацию металлургического производства чрезвычайно рискованной. Сведениями о Сибирских рудах заинтересовался крупнейший в то время промышленник Акинфий Демидов (1678—1745 гг.). В 1723 году Демидов посылает в предгорья Алтая своих приказчиков Матвея Кудрявцева, Леонтия и Андрея Кабановых, и в 1724 году они обнаруживают богатые залежи медных руд на горе Синюхе, близ озера Колыванское и в других местах.

Акинфий Демидов
Акинфий Демидов
В 1726 году на реке Локтевка были поставлены две печи, которые предназначались для выплавки черной меди. Эта медь поступала на Невьянский завод и там очищалась. В 1727 году по просьбе Демидова, Берг-коллегия (горное ведомство того времени), направила на Алтай известного горного специалиста Никифора Клеопина.

Памятник на месте первого  
демидовского завода на Алтае
Памятник на месте первого демидовского завода на Алтае

Он приступил к постройке завода на реке Белой близ Колыванского озера. Завод, получивший название Колывано-Воскресенский, начал действовать 21 сентября 1729 года.
Предзаводская (Демидовская) площадь. 1928 г.
Предзаводская (Демидовская) площадь. 1928 г.

Медеплавильное дело было поставлено на «широкую ногу». Однако его мощности оказалось недостаточно, тогда было принято решение построить второй завод. Но Демидов опасался воинственных джунгар, кочевья которых были в непосредственной близости от медеплавильного завода Колывани. Это обстоятельство заставило промышленника выбрать место для завода севернее, где река Барнаулка впадает в Обь. К тому времени здесь уже существовали две деревни: Усть-Барнаульская и Верх-Барнаульская, которые были основаны крестьянами, выходцами из Европейской России. Так появились поселения на месте теперешнего Барнаула и с. Павловск.

Чугунный барельеф Акинфия Демидова (XIX в.)
Чугунный барельеф Акинфия Демидова (XIX в.)
Итак, место для завода было выбрано. Для его постройки А. Н. Демидов перевел на Алтай в 1728 году около 200 приписных крестьян Навьянского завода, а затем в 1730 году, еще 200 крестьян из Олонецкого края. Строительство было начато в 1739 году (сами заводские корпусы начали строить в 1740 году). Руководил работами Никифор Клеопин, который строил Колывано-Воскресенский завод.

Колывано-Воскресенский медеплавильный завод  
(середина XVIII в.)  Рисунок М. Юдина (1952 г.)
Колывано-Воскресенский медеплавильный завод (середина XVIII в.) Рисунок М. Юдина (1952 г.)
Основным сооружением, от которого шла дальнейшая застройка Барнаульского завода, была плотина. Она создавала необходимый напор воды для приведения в действие заводских приспособлений. Размеры плотины были внушительными: ее общая длина от одного берега реки Барнаулка до другого составляла 245 саженей (мера сажени = 2 м 134 см); ширина — от 12 до 25 саженей. По концам плотины стояли две деревянные башенки с шатровыми крышами, вооруженные пушками. Плотина являлась своеобразным мостом, который связывал оба берега Барнаулки и поселок с плавильной фабрикой. Ее строительство было закончено в 1742 году, после чего образовался пруд шириной от 60 до 100 метров и длиной около 2 километров. Пруд был спущен в 1926 году.

Для защиты Барнаульского завода А. Н. Демидову в 1741 году было разрешено построить крепость на собственные средства. Построенные укрепления представляли собой крепость с общей протяженностью стен 282 сажени. В ней имелись две проезжие рубленые башни с караульными шатриками размером 3×3 сажени. Внутри крепости находились еще три непроезжих башни без караульных шатриков. Крепостные стены были окружены сетью рогаток — деревянных укреплений. Вооружение завода составляло 5 пушек, 162 ядра, 25 ружей без штыков и 50 копий.

Работы на руднике. Фрагмент чертежа (XVIII в.)
Работы на руднике. Фрагмент чертежа (XVIII в.)
В крепости находился «заводчиков двор», в котором располагались жилые и хозяйственные постройки. Перед ним висел колокол, который созывал мастеровых на работу.

У самой плотины, на левом берегу реки Барнаулка, стояла плавильная фабрика. Все ее корпусы были деревянными. Место, на котором располагался завод, было низким и заболоченным.

Рядом с заводом располагался поселок. Те крепостные крестьяне, которых А. Н. Демидов отправил на строительство Барнаульского завода, постепенно обустраивали место своего жительства.

Застройка заводского поселка подчинялась требованиям производства. Поселок развивался вокруг плотины и заводских построек. При строительстве домов применяли сосну, в изобилии растущую на берегах Барнаулки, в конструкциях фундамента использовали лиственницу, которая мало подвержена гниению, что было особенно важно для низкой и болотистой поймы Барнаулки. Застройка производилась без определенного плана. Строения располагались вдоль реки и следовали ее изгибам.

Многие города получили свои названия от рек, на берегах которых они возникли. Наш город не является исключением. Название города Барнаул происходит от телеутского названия реки «Бороны», означающего в переводе на русский язык «мутная». Это вполне отвечает ее природным и языковым реалиям. Река протекает в боровой полосе, откуда выносит массу песка и органики, отчего вода в ней всегда непрозрачная — мутная. Хотя на сей счет существует еще несколько версий, например, «волчья река»…

Горные работы и рудоплавильная печь. Фрагмент чертежа (XVIII в.)
Горные работы и рудоплавильная печь. Фрагмент чертежа (XVIII в.)
Барнаульский медеплавильный завод начал действовать 5 июля 1744 года. За первые четыре года работы здесь было выплавлено 2401 пуд чистой меди и 1254 пуда черной меди. Чистую медь перевозили на Невьянский завод на Урале, а из черной меди, на Барнаульском заводе изготовляли медные «доски» и посуду для продажи.

Несмотря на дешевую рабочую силу, выплавка меди на Алтае была делом убыточным. Однако Демидов не только не сворачивал производства, но и всячески его расширял.

Эта загадка разрешалась просто. Отправляя своих людей на Алтай для строительства заводов, Демидов доподлинно знал, что там есть месторождения серебра, причем серебра очень высокого качества — золотистого (с содержанием золота). Естественно, что, добиваясь разрешения на разработку рудных богатств Алтая, Демидов не торопился объявлять о его наличии.

Однако долго скрывать наличие серебра и золота в алтайских рудах было довольно трудно, и об этом стало известно уже в 1735 году. В этом году Главный начальник горных заводов Урала и Сибири В. Н. Татищев добился передачи Колыванского завода и рудников в казенную собственность под начало Томского горного правления. Однако Демидов не собирался мириться с таким рением и уже через год вернул обратно все свои алтайские владения. Не обошлось без помощи фаворита императрицы Анны Иоанновны, Бирона, которому Демидов просто дал взятку. Борьба А. Н. Демидова с В. Н. Татищевым дорого стоила последнему, и в 1737 году он был отстранен от должности.

А. Н. Демидов наладил на Колыванском заводе выплавку серебра и начал строительство двух заводов: Барнаульского и Шульбинского. Кроме того, он добился приписки к своим алтайским предприятиям государственных крестьян. В 1740 году к Колыванскому, а в 1742 году к строившемуся Барнаульскому заводам были приписаны 400 крестьянских дворов (около 3300 мужских душ), из ведомств Белоярской крепости, Малышевской слободы, Бердского, Чаусского и Сосновского острогов, которые обязаны были обрабатывать подушный оклад на демидовских предприятиях.

Однако, после воцарения императрицы Елизаветы Петровны и устранения от власти Бирона, позиции А. Н. Демидова пошатнулись. Его незаконные действия по выплавке серебра без правительственного разрешения вскоре опять выплыли на поверхность. В 1744 году горный мастер Филипп Трегер сбежал с Колывано-Воскресенских заводов и доставил в Петербург образцы руд, которые содержали серебро и золото. Демидов пошел на хитрость, сообщив в Кабинет, что представленные Трегером руды просто похожи на серебросодержащие, поскольку в них содержится свинец. Однако, благодаря мастерству Иоаганна Юнгханса, из них удалось получить серебро (из 233 пудов черной меди — 27 фунтов чистого серебра). После чего Демидов просил принять его заводы под покровительство Кабинета, надеясь таким образом получить независимость от центральных и местных властей.

Комиссия М. Беэра

Меры, предпринятые Акинфием Демидовым по спасению своих владений на Алтае, дали временный эффект. Императрица Елизавета не поверила заводчику, и в 1744 году на Алтай была послана комиссия под руководством начальника тульских оружейных заводов бригадира  А. Беэра. Численность комиссии вместе с солдатами и учениками составляла 60 человек. А. Беэру было дано предписание: ехать на Алтайские заводы и сделать подробные выплавки меди, свинца, серебра, образцы руд закупорить в десятипудовые бочки и отправить в Петербург, а так же посчитать, во сколько обходится выплавка.

Комиссия прибыла на Барнаульский завод 20 января 1745 года, а через неделю — на Колыванский. Приехав на Колыванский завод, А. Беэр отстранил от работы приказчиков Демидова, обследовал состояние рудников и заводов, а так же наличие серебра и золота в рудах Змеиногорского рудника. Комиссия Беэра определила наличие на Алтае огромных залежей золото- и серебросодержащих руд. В июне и декабре Беэр отправил в Петербург образцы полученного серебра (46 пудов 16 фунтов) и предложил взять в казну Колыванский и Барнаульский заводы, приспособив их для выплавки серебра. Фактически, со времени приезда на Алтай комиссии Беэра, заводами и рудниками управляли не столько приказчики Демидова, сколько приехавшие горные специалисты.

5 августа 1745 года по дороге из Тулы в Невьянск, Акинфий Никитич Демидов умер. Похоронен он в тульской родовой усыпальнице, расположенной в Николо-Зарецкой церкви. Свои алтайские владения он завещал младшему сыну Никите. Но возник спор между другими сыновьями Демидова и заводы были временно переданы в ведение Берг-коллегии.

Тем временем Кабинет Его Императорского величества начал всерьез готовить почву для передачи демидовских рудников и заводов на Алтае в свою собственность. В первую очередь начались подготовительные работы по перестройке Барнаульского завода на выплавку серебра. Эти работы были связаны с именем Иоганна Самюэля Христиании, который в 1743—44 годах работал по контракту у Демидова и участвовал в выплавке первого демидовского серебра на Алтае вместе с Иоганном Юнгхансом. Позже И. Христиании был в комиссии Беэра, более того, участвовал вместе с Юнгхансом и Улихом в выплавке тех самых 46 пудов серебра, которые решили участь бывших алтайских владений Демидова. Естественно, что кандидатура И. Христиании как нельзя лучше подходила для организации работ по подготовке к выплавке серебра на Барнаульском, Колыванском и Шульбинском заводах. 27 марта 1746 года И. Христиании заключил контракт с управляющим Кабинетом бароном А. И. Черкасовым, по которому обязался служить на Барнаульском заводе в течение 6 лет. За время службы он должен был исправить оборудование Барнаульского завода, построить там новые печи, заготовить древесного угля и дров, а также «работу производить со всяким радением» по очистке руды и выплавке серебра и меди. Христиании был пожалован чином майора, ему предоставили жалование 600 рублей в год, а также квартира.

4 августа 1746 года И. Христиании прибыл на Колывано-Воскресенский завод, где сделал все необходимые распоряжения, в том числе запретил демидовским приказчикам плавить медную руду. Через две недели он прибыл на Барнаульский завод. К середине ноября значительная часть намечавшихся работ на Барнаульском заводе была закончена. Была построена печь для разделения серебра, сооружены дополнительно две медеплавильные печи, которые могли использоваться при плавке серебряного роштейна (полуфабрикат в медеплавильном и сереброплавильном производстве). На левом берегу Барнаулки началось строительство десяти казарм (начало формирования Петропавловской линии — ныне ул. им. И. И. Ползунова). Фактически, с лета-осени 1746 года Барнаульский завод перестал находиться в собственности Демидовых, хотя официальное решение было вынесено лишь в 1747 году.

В то время, когда И. Христиании руководил работами по перестройке Барнаульского завода, Берг-коллегия проводила ревизию всех алтайских владений Демидовых. Делалось это непосредственно по велению императрицы для того, чтобы иметь представление о составе и ценности демидовского имущества.

1 мая 1747 года бывшие владения Демидова на Алтае, включая все заводы, строения, земли, рудники, оборудование, а также приписных крестьян и мастеровых, отошли во владения Императора и отданы в ведение Кабинета Его Императорского Величества. С этого времени начинается новый этап в жизни Барнаула и всего Колывано-Воскресенского горного округа.

Хронология событий:

1719 год 10 декабря Издан Указ Петра I о создании Берг-коллегии (главного горного правления) и о льготах для “всех охотников рудных дел”. “Всем, … какого б чина и достоинства ни был, во всех местах”, разрешалось этим Указом “искать, плавить, варить и чистить всякие металлы…”

Впервые в горах Алтая, в верховьях реки Алей, рудознатцы во главе со Степаном Григорьевичем Костылевым обнаружили месторождение медных руд. Воспользоваться своим открытием они не смогли.

1720 год весна Опытный “пробирный” мастер Иоган Фридрих Блюэр выплавил из алтайских образцов первую медь.

1724 – 1725 гг. На Алтае работала первая рудоискательская экспедиция, посланная Акинфием Никитичем Демидовым. Ее участники доставили уральскому заводчику образцы руд из богатых месторождений, расположенных в бассейнах рек Чарыша и Алея.

1726 год 16 февраля Акинфий Демидов получил берг-привилегию – разрешение на добычу и плавку алтайских медных руд “для государственной славы и всенародной прибыли”.

1726 год февраль Иван Шлаттер, плавильный мастер, позже – знаменитый металлург, выплавил первое алтайское серебро из руды, предоставленной А. Демидовым

1726 год весна Демидовские мастера, посланные на Алтай во главе с Дмитрием Семеновым, на берегу реки Колыванки (в настоящее время – река Локтевка) построили первую печь и провели пробную плавку медных руд.

1727 год октябрь Памятник на месте первого демидовского завода на Алтае На месте пробной плавки под руководством Никифора Клеопина был построен Колыванский ручной завод – первое металлургическое предприятие А. Демидова на Алтае. Все производство находилось в небольшой избе, где помещалась единственная печь для выплавки меди

1729 год 21 сентября На реке Белой ( в пяти километрах от первого) начал работать новый металлургический завод, получивший название Колывано-Воскресенского. Это крупнейшее алтайское предприятие А.Н. Демидова.

1735 – 1737 гг. Колывано-Воскресенский завод и алтайские руднки А. Демидова взяты в “казенное содержание” и находились под управлением государственного уполномоченного.

1739 – 1744 гг. Построен Барнаульский медеплавильный завод, ставший позже центром горно-заводской промышленности на Алтае. С него ведет свою историю город Барнаул.

1743 год На Змеиной горе открыто золотосодержащее месторождение. Змеиногорский рудник был богатейшим на Алтае серебряным рудником. Всего же в 1745 – 1747 годах при Алтайских заводах числилось более 90 рудников: 1 серебряный, 69 медных, 6 свинцовых, 1 медно-свинцовый и 16 рудников “признаков медных”.

1744 – 1745 гг. Комиссия специалистов горного дела во главе с бригадиром А.В. Беэром, посланная на Алтай императрицей Елизаветой Петровной, обнаружила здесь огромные запасы серебряных руд. Было предложено реконструировать старые, построить новые заводы, а демидовские предприятия передать в казенное содержание.

1747 год 1 мая Вышел Указ императрицы Елизаветы Петровны о передаче алтайских владений наследников Акинфия Никитича Демидова в собственность императрицы и под ведение Кабинета Ее Императорского Величества.

От заводского поселка…

После завершения работы комиссии А. Беэра и непосредственного руководства им заводами в 1745—46 годах, последовала передача демидовских владений в собственность императрицы Елизаветы Петровны и в целом царствующей династии Романовых. Именно указом от 1 мая 1747 года Елизавета повелела тому же Беэру вновь ехать на Колывано-Воскресенские заводы, но уже не в качестве контролера, а доверенного лица, которому поручалось принять управление заводами.

А. Беэр должен был составить опись имущества Колывано-Воскресенских заводов и оценить владения Акинфия Демидова. Ревизия демидовских владений нужна была императрице для того, чтобы узнать, что она берет в свою собственность, а также определить, сколько задолжал Демидов государству. Взятие в императорскую собственность алтайских заводов и рудников сулило большую прибыль, поскольку здесь содержались сереброносные руды. Указ от 1 мая предписывал Беэру изыскивать серебросодержащие руды, производить на Колывано-Воскресенском и Шульбинском заводах роштейн (полуфабрикат в сереброплавильном производстве) и отправлять его на Барнаульский завод для последующей выплавки драгоценного металла. Барнаульский завод окончательно превращался в сереброплавильный. Готовое золотистое серебро (с содержанием золота) предписывалось отправлять в Петербург.

После указа от 1 мая последовал другой — от 12 мая 1747 года, который также касался устройства Колывано-Воскресенских заводов. К округу приписывались государственные крестьяне, вводилось финансирование заводов и рудников из государственной казны, образовалась Канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства.

С 1747 года начинается новый этап в истории Алтая и Барнаула, условно называемый «кабинетским». Управление Колывано-Воскресенскими заводами, отписанными на имя императора, было возложено на Кабинет Его Императорского Величества, находившегося в Петербурге. Барнаульский завод в 1748 году стал центром округа Колывано-Воскресенских горных заводов. Управление состояло из Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства в составе двух асессоров под начальством главного командира заводов. Эта должность часто именуется просто «начальник заводов». Первым начальником заводов стал бригадир А. Беэр. Власть начальника заводов и Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства распространялась на все население округа: мастеровых, приписных крестьян, посадских и солдат. Начальник и Канцелярия ведали вопросами организации горнометаллургической промышленности, управления населением, полицейскими и судебными делами.

Вся работа и быт были организованы по военному образцу. Для правильного выполнения работ по добыче руды и выплавке металлов на Алтай были приглашены специалисты, преимущественно немцы, достигшие признанных успехов в металлургическом производстве. Отечественные специалисты приглашались главным образом с уральских заводов (среди них был и И. И. Ползунов). Территория, ранее принадлежавшая Демидову, была значительно расширена за счет приписки государственных земель с проживающими на них крестьянами. Мастера, ранее заключавшие с Демидовым контракты на несколько лет, теперь приписывались к заводам и рудникам навечно.

«А. Н. Демидов ни разу не был не только на Барнаульском заводе, но и не видел своих алтайских владений. Всем этим управляли его приказчики».

Принадлежность заводов императорскому Кабинету привела к тому, что всего через 30 лет, к 80-м годам XVIII века, на Алтае сформировался крупнейший в стране комплекс предприятий цветной металлургии, специализировавшийся преимущественно на производстве золотистого серебра и отчасти меди и свинца.

В первую очередь изменения коснулись Барнаульского завода, который был перепрофилирован на выплавку серебра. Это решение потребовало перестройки старых производственных сооружений. План переустройства Барнаульского завода был составлен И. Христиани еще в 1746 году. Перестройка была закончена в 1752 году. Количество печей было увеличено с двух до семнадцати. К 1761 году была построена вторая плавильная фабрика, которая насчитывала двенадцать печей. Частично перестраивалась и платина завода. Рядом с фабриками были возведены подсобные помещения.

Завод укреплялся и рос, развивался и поселок вокруг него. Была построена новая крепость. Заводской посад начал приобретать городские черты. Барнаул застраивался по типу Петербурга: ровные прямые улицы расходились от площадей. Городская застройка предполагала наличие кварталов. Барнаул, как и большинство промышленных поселков, имел три связанных друг с другом района: первый — заводская территория с производственными сооружениями и складами; второй — крепость — оборонно-административный комплекс с конторой, провиантскими и военными складами, домами администрации и офицеров; третий — слобода, или посад, с домами мастеровых, мещан и купцов, базаром и лавками. Первые улицы отражали географическое название тех мест, откуда прибыли их жители: Олонская (из Олонецкого края), Тобольская (из Тобольска) и т. д.

Список улиц поселка Барнаульского завода 1757 года:

  1. Тобольская улица
  2. Иркутская улица
  3. Улица вверх пруда
  4. Улица по левую сторону от казарм
  5. Береговая улица
  6. Позади Тобольской улицы к озеру улица
  7. Улица на правой стороне от казарм
  8. Улица за базаром
  9. Улица по течению реки Барнаула по правую сторону
  10. Улица Подгорная
  11. На лугу прямо устья Барнаула реки улица
  12. Нагорная улица

На правом берегу реки Барнаулка дома мастеровых образовали Олонскую улицу.

В левобережной части, на небольшом возвышении, первоначально была Тобольская улица (ныне Л. Н. Толстого). Она замыкалась рубленой башней, через которую входили на завод «служивые люди». На этой улице жили мастеровые. Параллельно Тобольской улице застраивалась Петропавловская линия (ныне И. И. Ползунова). Она начиналась с Соборной площади, где стоял Петропавловский собор, который был заложен в 1748 году (автором проекта был Пимен Старцев), и закончено строительство собора было в 1751 году. Собор располагался на месте нынешнего сквера на площади Свободы. Это был центр заводского посада. На Петропавловской линии находилось здание Канцелярии и дом начальника заводов.

Первым начальником заводов был назначен Андреас Венедиктович Беэр, которого повысили в звании до генерал-майора. За время своего пребывания на посту начальника заводов (1747—1751 гг.)он решал сложные задачи перестройки горнозаводского комплекса для нужд нового хозяина, обустройства поселка Барнаульского завода, налаживания в округе новой жизни, основанной на военной дисциплине и порядке. При нем начался перевод Барнаульского медеплавильного завода на выплавку серебра. Умер А. В. Беэр 21 июля 1751 года и был похоронен близ Петропавловской соборной церкви в Барнауле.

Новым начальником заводов в сентябре 1753 года был назначен Андрей Иванович Порошин, который приехал на Алтай еще в 1748 году, и был назначен помощником А Беэра. Порошин привез план дальнейшего развития горнометаллургического производства на Алтае. По этому плану были построены два новых завода — Павловский сереброплавильный и Сузунский медеплавильный, а также расширен Барнаульский завод, открыты школы и библиотека. При Порошине был осуществлен проект И. И. Ползунова. На посту начальника заводов Порошин пробыл до 1769 года.

Преемником А. И. Порошина стал генерал-майор Андрей Авраамович Ирман. Добыча серебра при Ирмане резко возросла. В Петербург серебро отправляли не один раз, как прежде, а три раза в год. Такие успехи были достигнуты ценой нещадной эксплуатации мастеровых и приписных крестьян. Самовластие А. А. Ирмана и его стремление к единоличному правлению заводами в обход Канцелярии, привели к его отставке в 1779 году.

Строящийся Барнаул остро нуждался в стекле. Нужна была посуда для заводских лабораторий, для аптеки, госпиталя, для окон служебных помещений и жилых домов.

Доставлять стекло из Москвы и Петербурга на лошадях по плохим дорогам оказалось непросто. Вместо стекла нередко привозили лом.

Решено было построить свой стекольный завод, или как его тогда называли «стеклянный». Из Петербурга в Барнаул прислали мастеров «стеклянного» дела, на месте стали обучать учеников. На берегу Барнаулки нашли пригодный для стеклоделия песок. В 1754 году завод был построен. Располагался он в просторном здании тринадцати метровой высоты. Плавка стекла началась в январе 1755 года.

Труд на заводе был не менее тяжелым, чем у плавильных печей. На заводе работали 17 человек — два мастера и одиннадцать учеников, которые были стекловарами и стеклодувами, один ученик в качестве вспомогательного рабочего и три горных служителя. Новое дело ладилось не сразу, поначалу было много брака, для выяснения причины на завод был выслан Иван Ползунов, который пробыл там 20 дней, после чего все неполадки были устранены.

В заводских печах варилось три вида стекла: зеленое, белое и хрустальное. Из зеленого и белого стекла изготавливали оконные стекла, бутылки, чернильницы, фонари; из хрустального — бокалы с крышками, винные бутылки, стаканчики, солонки, колбы.

Неподалеку от завода в Стеклянном логу открыли лавку, в которой изделия продавались на вес. Фунт изделия из зеленого стекла стоил 5 копеек, а кварцевого —  12. Затем цены повысились до уровня цен на изделия столичных стеклозаводов.

Стекольный завод просуществовал в нашем городе до 50-х годов XIX века. Его вытеснили частные иркутские, томские, омские заводы, успевшие внедрить более передовую технологию и тем самым удешевить продукцию.

Завод проработал 100 лет и сыграл свою положительную роль в развитии города. В отличие от многих окрестных городов и сел, в Барнауле и вокруг него еще во второй половине VIII века появилась стеклянная посуда, в окнах городских домов и крестьянских изб сверкало стекло, в квартирах горных офицеров и чиновников был распространен местный хрусталь и даже одно время выпускавшийся заводом фарфор.

Гений, опередивший свое время —  И. И. Ползунов

С Барнаулом неразрывно связана судьба русского изобретателя, горного офицера — Ивана Ивановича Ползунова. Славу Алтаю и нашему городу принесло его главное изобретение — «паровая машина», помимо этого, И. И. Ползунов является автором нескольких десятков разработок и изобретений в области металлургии и горнодобывающего производства. Барнаульский период его жизни начался с января 1748 года, когда восемнадцатилетний гиттеншрейбер (плавильный писарь, ведал на заводе учетом руд, угля и их расходом) прибыл на Барнаульский завод.

И.И. Ползунов
И.И. Ползунов

Родился Иван Иванович Ползунов в 1729 году в семье солдата в Екатеринбургском заводе. До приезда на Алтай Ползунов работал на Урале.

Благодаря своим способностям солдатский сын Иван Ползунов в 1759 году получил первый офицерский чин — шихтмейстера (чиновник, который осматривал рудники, распределял людей на работы, следил за инструментами и припасами, вел учет добытой руды, а также приход и расход денежных средств; до 1834 года чин соответствовал армейскому подпоручику). В апреле 1763 года он подал проект и описание «огнедействующей машины» начальнику заводов А. И. Порошину. Последний сообщил об этом в Кабинет Его Императорского Величества, выразив свою поддержку проекту. В 1764 году из Кабинета пришла резолюция, в которой проект И. И. Ползунова одобрялся, ему присваивался чин механикуса, и определялась денежная награда за изобретение в размере 400 рублей. Канцелярия, в свою очередь, приняла решение о начале строительства машины. Ползунова освободили от иных должностных обязанностей и дали в помощь четверых учеников, 22 работника и 50 человек на строительство здания для машины.

Прошпект деревянного строения дому в котором собрано огнем дышащая машина. Общий вид здания, в котором И. И. Ползунов установил изобретенную и построенную им первую паровую машину для заводских нужд. - Центральный Государственный исторический архив в Ленинграде
“Прошпект деревянного строения дому в котором собрано огнем дышащая машина”. Общий вид здания, в котором И. И. Ползунов установил изобретенную и построенную им первую паровую машину для заводских нужд. – Центральный Государственный исторический архив в Ленинграде

Осенью 1765 года строительство ангара и сборка машины были закончены (машина располагалась в здании на правом берегу реки Барнаулка в районе современного дрожжевого завода). Однако в конце 1765 года в машине были обнаружены недостатки, и с января по март 1766 года И. И. Ползунов занимался доработкой и довозкой узлов и агрегатов. Наконец 12 марта машина была полностью собрана и готова к запуску. К этому времени Ползунов был уже тяжело болен и в апреле подал рапорт на имя Екатерины II, в котором просил освободить его от руководства работами в связи с болезнью. Иван Иванович Ползунов не дожил неделю до пуска машины. Он умер 16 мая 1766 года и был похоронен на кладбище Петропавловского собора.

Фрагмент паровой машины - котел и цилиндры
Фрагмент паровой машины – котел и цилиндры

23 мая учениками Ползунова Д. Левзиным, И. Черницыным, К. Фроловым было произведено первое успешное испытание машины. После некоторых подработок, 4 июля состоялся пробный пуск машины, а 7 августа машина начала работать: обеспечивать дутьем 3 плавильные печи, построенные рядом с ней. 10 ноября 1766 года из-за прогорания котла машина была остановлена, проработав в общем 1057 часов. За это время было получено более 14 пудов серебра, 14 фунтов золота на сумму 18471 руб. 62 коп. Чистый доход составил 11016 рублей. После аварии машину не стали восстанавливать, она была заброшена, а 20 марта 1782 года разобрана.

Машина И. И. Ползунова должна была в корне изменить производственный процесс: заменить водяное колесо на более мощную энергию пара. К сожалению, судьба распорядилась иначе — изобретатель не дожил нескольких дней до первого испытания машины, некоторые недоработки не были устранены, администрация не испытывала серьезной заинтересованности во внедрении парового двигателя. Это и другие обстоятельства привели к тому, что гениальное изобретение было забыто, и его огромные возможности не были реализованы.

Макет паровой машины И.И. Ползунова - Краведческий музей Барнаула
Макет паровой машины И.И. Ползунова – Краведческий музей Барнаула

Сегодня, по прошествии веков, истинный подвиг И. И. Ползунова оценен современниками по достоинству. Из поколения в поколение передаются легенды об этом необыкновенном человеке. В Барнауле именем Ползунова назван Алтайский политехнический университет, возле которого поставлен памятник Ползунову (скульптура Бродского), его именем названа одна из старейших улиц города (бывшая Петропавловская). На площади Свободы, где в 1766 году был похоронен великий теплотехник, установлен обелиск.

Памятник И. И. Ползунову напротив Алтайского государственного технического университета его имени, Барнаул
Памятник И. И. Ползунову напротив Алтайского государственного технического университета его имени

Барнаул — горный город

В 1770-х годах Барнаул получил статус горного города. В Российской империи было всего три таких города — Екатеринбург, Лори и Барнаул. От остальных городов они отличались тем, что они являлись центрами горнозаводских районов. Их задачей было обеспечение государства металлами. Поскольку труд в них основывался на принуждении, то администрация городов должна была иметь полномочия самостоятельно решать проблемы, связанные с производством и управлением населением. Все эти полномочия и давал статус горного города. В 1867 году, после отмены обязательного труда на заводах и рудниках Барнаул лишился этого статуса.

Конец XVIII — начало XIX вв. для Барнаула были временем дальнейшего роста и развития города, металлургического производства и превращения центра Колывано-Воскресенского округа в «Сибирские Афины».

Барнаульский сереброплавильный завод к 90-м годам XVIII века уже имел 30 плавильных печей. Территория завода составляла более 10 гектаров.

Препятствием на пути расширения производства было то, что корпусы быстро ветшали и приходили в негодность, поскольку были построены из дерева, подверженного вредному воздействию газов и влаги.

Ряд объективных причин, таких, как наводнение 1793 года, пожар 1808 года, а также расширение металлургического производства, побудили администрацию приступить к строительству заводских строений из кирпича. Это в первую очередь касалось плавильных фабрик.

К постройке кирпичных корпусов приступили в 1809 году и закончили строительство фабрики в 1811 году. Через несколько лет обнаружились недостатки в закладке фундамента, который оказался слишком слабым. В 1838—1839 гг. стены фабрики были реконструированы.

После постройки каменных зданий обеих плавильных фабрик, была перестроена и заводская плотина. Размеры перестроенной плотины были следующими: длина 500 метров, высота —  8, ширина по верху —  26. Для своего времени это было грандиозное гидротехническое сооружение. Помимо повышения ее прочности, плотине пытались придать привлекательный архитектурный облик. По ее гребню были высажены деревья, образующие бульвар между прудом и заводской территорией, а главное — водоливной ларь был огорожен декоративной решеткой.

На территории современной спичечной фабрики есть здание, которое практически сохранило свой первоначальный облик. Это здание важни (строение, где помещались большие весы для взвешивания руды), построенное в последней четверти XVIII века. Это было одно из первых кирпичных зданий в Барнауле. Важня находилась на заводской территории на правом берегу реки Барнаулка.

В целом, производственные здания Барнаульского сереброплавильного завода отличались четкостью внутреннего членения, простотой и строгостью конфигурации, надежностью исполнения. С начала XIXвека заводской комплекс строился в соответствии с принципами классицизма в архитектуре, что проявилось в первую очередь в исполнении фасадов зданий и сформировании заводских построек в единый городской ансамбль.

В 1785 году произошло важное событие, которое на долгие годы предопределило внешний облик города. В этом году был составлен генеральный план застройки Барнаула. Он подтвердил необходимость застройки города по строгим линиям с образованием кварталов. Улицы располагались строго параллельно Барнаулке, переулки — перпендикулярно реке и улицам. Подобный принцип застройки был сохранен на долгое время, и сегодня планировка старого Барнаула полностью ему соответствует.

С 90-х годов XVIII века началось активное формирование ансамбля Петропавловской линии. В середине века застройка главной улицы города была исключительно деревянной и одноэтажной. Среди этих построек выделялся дом начальника заводов, располагавшийся на месте Демидовской площади, у северного конца плотины.

Сильное наводнение 1793 года разрушило много зданий, в том числе и дом начальника, ускорив тем самым каменное строительство на Петропавловской линии.

Застройка Петропавловской линии каменными зданиями непосредственно связана с именем Андрея Ивановича Молчанова, ставшего в 1806 году главным архитектором Колывано-Воскресенских заводов. За годы работы в Барнауле, с 1791 по 1823 годы, по его проектам были построены здания горной аптеки, Канцелярии заводов, инструментального магазина, гауптвахты. Он принимал участие в создании архитектурного ансамбля Демидовской площади.

В первой половине XIX века застройка Барнаула шла в соответствии с канонами классицизма. Именно в это время был создан архитектурный ансамбль Демидовской площади, названный впоследствии «уголком Петербурга».

Петр Козьмич Фролов (1775—1839 гг.) — горный инженер, гидротехник, технолог плавильного процесса, талантливый изобретатель, автор новой конструкции судов, создатель первой в России конно-чугунно-рельсовой дороги, которая была построена в Змеиногорске. Общая длина ее составляла около 1,8 километра. Он также является организатором горнозаводского производства на Алтае. На посту начальника Колывано-Воскресенских заводов, П. К. Фролов сделал очень много для развития просвещения, науки и культуры на Алтае и в Барнауле.

Начало создания этого архитектурного комплекса было положено на заседании Горного совета 20 февраля 1818 года, где было принято предложение начальника Колывано-Воскресенских заводов П. К. Фролова о строительстве в Барнауле госпиталя, училища с сиротским приютом и богадельни с церковью, а также памятника в честь 100-летия горнозаводского дела на Алтае.

С 1827 по 1851 годы были построены горный госпиталь, обелиск, богадельня и оказалось неоконченным лишь строительство горного училища.

Будущий ансамбль решено было строить на пустыре, у северного конца плотины. Это место было свободно от постройки еще со времен наводнения 1793 года. Самой первой постройкой на площади являлось здание заводского госпиталя, сооруженного по проекту А. И. Молчанова. В первоначальном плане оно было одноэтажным, однако, в 1819 году П. К. Фролов распорядился о создании проекта двухэтажного лазарета на 130 мест. Строительство здания было завершено в 1845 году, на его сооружение ушло 26 лет. Бывший заводской госпиталь сохранился до наших дней в своем первоначальном виде и является одним из характерных памятников архитектуры классицизма в Барнауле.

Напротив здания городского госпиталя была построена заводская богадельня. Ее строительство началось в 1830 году. Через три года во дворе инвалидного дома по проекту Я. Н. Попова была заложена церковь Димитрия Ростовского, и строительство всего комплекса было завершено в 1840 году. Позднее, в этом здании размещалось главное управление Алтайского округа.

Храм Димитрия Ростовского, не имевший деревянных предшественников, был построен как домовая церковь-богадельня Барнаульского завода и являлся элементом ансамбля исторического центра горного округа. Современники считали храм Димитрия Ростовского самым красивым в Барнауле.

Ведущее положение в архитектурном ансамбле площади занимало здание горного училища, строительство которого было завершено в конце 1860 года.

Завершающим элементом композиции площади явился обелиск в честь 100-летия горного производства на Алтае. Памятник состоял из 12 блоков серого гранита. Блоки высекали и обрабатывали в деревне Беловская Колыванской волости и на плотах сплавляли по Чарышу и Оби до Барнаула, некоторые из них везли по Змеиногорскому тракту около 300 км. Общая высота памятника составляет около 14 метров.

Создание архитектурного ансамбля Демидовской площади продолжалось почти полвека. Следует отметить, что в застройке городов Сибири первой половины XIX века это единственный цельный градостроительный ансамбль.

Благодаря застройке общественными сооружениями, Петропавловская линия становится главной улицей Барнаула. С созданием Демидовской площади ее роль еще более возросла.

Вокруг нее складывается центр города, в котором сформировалась общественно-административная зона с двумя площадями — Демидовской и Соборной. Ансамбль Петропавловской линии (часть современной улицы Ползунова от площади Свободы до проспекта Красноармейского) являлся редкостью для сибирской архитектуры. Здания, имеющие классический облик, связали воедино Демидовскую, Соборную площади и сереброплавильный завод.

Проект здания горной лаборатории (в котором сейчас размещается Алтайский краеведческий музей), был разработан в 1844 году в Петербурге. Оно предназначалось для Главной химической лаборатории Колывано-Воскресенских заводов. Лаборатория существовала при Барнаульском заводе с середины XVIII века, но ее здание было деревянным и к 40-м годам XIX века пришло в негодность. К тому же оно уже не отвечало той роли, которую стала играть лаборатория, превратившись в научно-исследовательское учреждение всех алтайских заводов и рудников. Ее строительство на Петропавловской улице было завершено в 1851 году.

На тот период в Барнауле было 5 православных церквей — Петропавловский собор, Одигитриевская, Знаменская, Дмитриевская и Нагорная (Иоанно-Предтеченская), а также 1 лютеранская.

Со второй половины XIX века на Алтае начинают возводить кирпичные храмы в русско-византийском стиле. В 1853 году на Сенной площади началось строительство каменной Знаменской церкви, которое проводилось на частные пожертвования, и было завершено в 1856 году. Нагорная церковь была построена на месте ее деревянной предшественницы. Она была заложена в 1850 году на средства, пожертвованные горными чиновниками, и освящена в 1857 году.

 

 

Источник

Поделиться ссылкой:


Разместить объявление бесплатно! [Добавить на Сайт!]


Рассылка с сайта:

Мысль на память: Заработайте репутацию, и она будет работать на вас.
Скрытый текст
Если хотите просто помочь мне делать, то что я делаю – лишние слова не нужны 🙂 Ваш благородный поступок мецената оставит неизгладимый след в моей душе, и при желании, Ваш творческий псевдоним будет увековечен на {эксклюзивной странице Почетных Спонсоров сайта} Если вы сумели дочитать до этого места, не поленитесь, пожалуйста, нажать на рекламу – это стимул дальше работать над сайтом!


Добавить свою информацию на сайт [бесплатно]!
Пожалуйста, заполните необходимые поля.

Zmeinogorsk.RU

Zmeinogorsk.RU$: ^Град ОбречЁнный^ -Информация- Земля Неизвестная!??

Related posts

Leave a Comment

девятнадцать − одиннадцать =