Последняя надежда Рюриковичей!?

"Вы никогда не пересечете океан, если не наберетесь мужества потерять берег из виду." Христофор Колумб ©

Последняя надежда Рюриковичей!?

Эта статья о человеке, который мог продолжить род Рюриковичей и не дать династии угаснуть. Он был настоящим патриотом и героем Русского государства, но сейчас о нем практически не вспоминают. Человек, который по сути спас страну, оказался на обочине истории и предан забвению. Давайте же хотя бы в этой статье вспомним о нем.
Михаил Васильевич Скопин-Шуйский
Михаил Васильевич Скопин-Шуйский

В 1606 году, после убийства Лжедмитрия I на русский престол взошел путем хитрых интриг боярин Василий Иванович Шуйский (Василий IV). При нем воеводой был назначен молодой Михаил Васильевич Скопин- Шуйский. О нем то и пойдет речь в этой статье.

Ему было всего 20 лет, когда он принял участие в битве на реке Пахре в которой разбил войско Ивана Болотникова. В дальнейшем он участвовал в осаде Калуги и Тулы, где укрывались отступавшие от Москвы войска Болотникова. По итогам блестяще проведенной кампании по подавлению смуты Михаил Скопин-Шуйский в 22-летнем возрасте был удостоен боярского чина. Получить его в такие годы было тогда редкостью.

Михаил Васильевич Скопин-Шуйский
Михаил Васильевич Скопин-Шуйский

В это время на Москву начало двигаться войско очередного самозванца — Лжедмитрия II и нанесло поражение брату царя — Дмитрию Шуйскому. Навстречу самозванцу было отправлено новое войско уже под командованием Михаила. Но прямо перед битвой в войске вспыхнул мятеж. Тем не менее юный воевода смог его подавить, справившись с заговорщиками Иваном Катырёвым-Ростовским, Юрием Трубецким и Иваном Троекуровым. Из-за мятежа момент был упущен и Лжедмитрий II подошел к Москве и разбил лагерь в Тушино. Михаил Скопин-Шуйский вернулся и принял участие в обороне столицы. Однако войск для того, чтобы разбить самозванца на сторону которого перешло уже много людей, не хватало. Поэтому юного воеводу ждала новая миссия — ему надо было отправиться на север, собрать там войско и договориться со шведами о предоставлении ими наемного войска. Задача осложнялась тем, что многие города склонялись к тому чтобы тоже перейти на сторону Лжедмитрия II.

Скопин-Шуйский справился со своей миссией. В 1609 году вместе с предводителем шведских наёмных отрядов Делагарди он выступил к Москве.

Встреча войск Михаила Скопина-Шуйского и Делгарди
Встреча войск Михаила Скопина-Шуйского и Делгарди

Освободительный поход Скопина-Шуйского начался со взятия Старой Руссы, затем польско-литовские интервенты были разбиты под Торопцем и под Торжком. После этого русско-шведская армия под предводительством Скопина-Шуйского, насчитывающая уже 18 тысяч ратников, подошла к Твери. В битве под Тверью в результате предпринятого юным полководцем обманного манёвра был наголову разбит польский воевода Зборовский. Хорошо укреплённый город взять сходу не удалось, однако остававшийся в нём гарнизон не представлял опасности для дальнейшего похода. Тем временем в полках Делагарди вспыхнули разногласия и недовольство. Его разношёрстное наёмное воинство отказывалось продолжать поход на Москву. Делагарди тоже не готов был продолжать поход на Москву, а предпочитал ограничиться обороной Новгородской земли.

У молодого воеводы созрело убеждение, что выиграть войну при помощи ненадежного иноземного наемного войска невозможно, и он принял решение отделиться от Делагарди, взяв из его армии лишь одну тысячу надежных шведов под предводительством Кристера Сомме, согласных воевать дальше. Скопин-Шуйский двинулся на город Калязин, часть войск Делагарди покинула Русское государство, а сам он тем временем оставался в его пределах, не пропуская поляков по новгородской дороге на север. Скопина-Шуйского устраивало такое положение, пока он по шведскому образцу формировал русскую «стройную рать», способную наподобие шведам отражать натиск польских гусар в поле. В коннице у польско-литовского воеводы Сапеги всё ещё был подавляющий перевес.

Подойдя к Калязину, Скопин-Шуйский разослал гонцов по всем соседним городам, призывая прислать ему дополнительные отряды, а также денежные средства. Одновременно он попросил благословение у известного Ростовского чудотворца Иринарха Затворника. Иринарх Затворник благословил его просфорой, крестом и наказал: «Дерзай, и Бог поможет тебе!«. Это очень сильно повысило моральный дух русского войска.

Иринарх Затворник благословляет народное ополчение Михаила Скопина-Шуйского
Иринарх Затворник благословляет народное ополчение Михаила Скопина-Шуйского

В лагерь Скопина-Шуйского пришли полки из городов Костромы и Ярославля, а из окрестных земель начало стекаться крестьянское ополчение. Кристер Сомме активно обучал их ратному ремеслу и строевым порядкам западного образца. К августу у Скопина-Шуйского было уже 20 тысяч воинов. Забеспокоившиеся интервенты срочно начали стягивать войска для противостояния дальнейшему продвижению войска Скопина-Шуйского. 12-тысячный отряд Яна Сапеги оставил осаду Троице-Сергиевой лавры и пошёл на соединение со Зборовским, выступившим из Тушина с запорожскими и донскими казаками. Численность этого объединённого войска не уступала тому, которое собрал Скопин-Шуйский, но при этом на стороне польско-литовских интервентов были подготовленные войска, а у русских — в основном ополчение. В середине августа интервенты подошли к Калязину, где Скопину-Шуйскому удалось компенсировать нехватку конных войск заранее подготовленными укреплениями и правильно выбранной оборонительной тактикой. Вблизи Троицкого Макарьева монастыря началась Калязинская битва. Атака польско-литовских и казацких войск остановилась при столкновении с русскими полевыми укреплениями, попав под плотный огонь из пищалей они вынуждены были обратиться в бегство. Попытка сменить тактику и прорваться в лагерь Скопина-Шуйского в результате неожиданного ночного удара пехоты со стороны реки Жабни была предвидена Скопиным-Шуйским. Русские отряды встретили нападающих и в результате семичасовой сечи частично уничтожили, а оставшихся обратили в бегство. Сапега в панике отступил от Калязина к Москве. Так подготовленная и организованная Скопиным-Шуйским по западному образцу русская армия самостоятельно одержала решающую победу над польско-литовскими интервентами.

Памятник Скопину-Шуйскому в г. Калязин
Памятник Скопину-Шуйскому в г. Калязин

Таким же способом, умело используя полевые укрепления Скопин-Шуйский разбил войска Сапеги под Александровым. А потом получив еще подкрепления и под Дмитровым. В лагере интервентов в Тушино началась паника и раздоры и в итоге они бежали из уже почти окруженного лагеря к осадившему тем временем Смоленск польскому королю Сигизмунду III.

Победы Скопина-Шуйского вызвала ликование в Москве и ещё выше подняла его авторитет. Многие начали открыто называть молодого полководца царём, а рязанский воевода Прокопий Ляпунов прислал к Скопину-Шуйскому посольство с грамотой, в которой просил его взойти на престол вместо ненавистного Василия Шуйского. Скопин-Шуйский не стал изменять законному царю и демонстративно разорвал грамоту, сохранив однако молчание об этом инциденте.

Скопин-Шуйский разрывает грамоту Ляпунова. Гравюра XIX век.
Скопин-Шуйский разрывает грамоту Ляпунова. Гравюра XIX век.

12 (22) марта 1610 года полки Скопина-Шуйского торжественно вступили в разблокированную Москву. Как сказано в летописях:

«И была в Москве радость великая, и начали во всех церквах в колокола звонить и молитвы Богу воссылать, и все радости великой преисполнились. Люди же города Москвы все хвалили мудрый добрый разум, и благодеяния, и храбрость Михайла Васильевича Скопина-Шуйского».

Царь Василий Шуйский принял своего племянника и других воевод с большими почестями и одарил ценными подарками. Однако ему скорее всего уже донесли о грамоте Ляпунова.

Через месяц после вступления в Москву, когда Скопин-Шуйский пировал на крестинах сына князя Ивана Воротынского жена Дмитрия Шуйского Екатерина (дочь Малюты Скуратова) поднесла ему чашу с вином, выпив которую Скопин-Шуйский почувствовал себя плохо. Через две недели он умер. Все в Москве подозревали Шуйских в отравлении полководца, которые могли бояться его растущей популярности.

Отравление Михаила Васильевича Скопина-Шуйского на пиру у князя Воротынского
Отравление Михаила Васильевича Скопина-Шуйского на пиру у князя Воротынского

Не популярному царю Василию Шуйскому это тем не менее не помогло. В том же 1610 году он был свергнут, низложен и выдан полякам.

Несомненно, если бы Михаил Скопин-Шуйский стал царем, благодаря его популярности в народе последствия Великой Смуты, которая завершилась бы еще в 1610 году были бы минимизированы, а интервентам удалось бы дать решительный отпор. Наверняка он бы стал достойным монархом и в нем продолжился бы род Рюриковичей (Шуйские происходили по прямой линии от суздальских Рюриковичей). Но из-за коварства и интриг этого не случилось и к власти в итоге пришла династия Романовых.

Илья Duke


Related posts

Leave a Comment

один + семнадцать =