ЗЫРЯНОВСКАЯ ГОРНО-ЗАВОДСКАЯ ВОЛОСТЬ  


ЗЫРЯНОВСКАЯ ГОРНО-ЗАВОДСКАЯ ВОЛОСТЬ

В Зыряновском филиале областного архива имеется любопытный документ, называющийся «Хозяйственно-статистическое описание крестьянских волостей Алтайского округа за 1882 год» (автор Н. Ваганов), из которого можно узнать, как была организована жизнь сельского населения. Как и всюду, в царской России после отмены крепостного права в 1861 году крестьянство жило общинами и пользовалось самоуправлением.
Зыряновск, хотя и был заводским поселком, по уст¬ройству общественной жизни не отличался от других сель¬ских районов. Во второй половине XIX века он был центром так называемой Горно-Заводской волости Змеиногорского уезда Алтайского (Бийского) округа Томской губернии.
Волость была составлена из четырех горнозаводских селений: Зыряновск, Путинцево, Бухтарма и Пихтовка. Она образовалась после освобождения от обязательной трудовой повинности в 1861 году. Мужское население волости (тогда вся статистика основывалась на учете душ только мужского пола) на 1 июля 1882 года составляло 1308 душ, в том числе в Зыряновске 1101 душа, и состояло из бывших горнозаводских мастеровых (бергалов) и урочников, отбывавших обязательную трудовую повинность по обслуживанию рудников. Богатырево, Снегирево, Крестовка, Тургусун, Бородинская  и  другие входили  Бухтарминскую волость с центром в с. Снегирево.
Основное население Зыряновска (тогда все назывались обывателями) занималось горными работами в шахте. От этого промысла они получали заработок, дающий им возможность кормиться, содержать семью и нести денежные повинности (налоги).
При сдельной работе бурщики получали в среднем 100 рублей за извлечение одной кубической сажени (примерно десять кубометров) горной породы (руды), причем уборка оплачивалась особо. В забое работали артели по четыре человека, получая динамит от  управления. Каждая смена работала по 6 часов, и заработок рабочего за день в среднем составлял 75 копеек.
Откатчики внутри рудника на поверхности получали по 88 копеек за 100 пудов. Заработок в день одного рабочего составлял 60 копеек. При разбивке  и сортировке руды использовались мальчики с оплатой 20 копеек в день.
Подъем руды из шахт совершался в железных ящиках емкостью от 10 до 15 пудов, двигавшихся по деревянным направляющим с помощью конного ворота. Число ящиков отмечалось, и по их количеству определялся вес руды или породы и, следовательно, размер оплаты.
Из убогих руд и кварцевых кусков извлекалось золото в особой золотопромывальной фабрике с поденной оплатой 50 копеек на рабочего. Промывальщики на лотках получали особую плату — в среднем 55 копеек в день. Несколько обывателей с Зыряновского и посельников Бухтармы занимались перевозкой руды на пристань, а также скидкой (перегонкой) дегтя и выжиганием угля.
Общий размер крестьянского заработка от горного промысла составлял примерно 60 тысяч рублей в год.
Земледелие, т.е. крестьян¬ский труд, считалось предпочтительнее, нежели горные работы на руднике. Им занимались более зажиточные (хозяева), получившие возможность обзавестись хозяйственным инвентарем, скотом, тягловой силой. В основном это были большие семьи, имеющие много рабочих рук и часто использующие наемных рабочих.
Все общественные дела решались на сельских сходах голосованием или в судах. На сходах же из своей среды избиралось управление. В волости оно состояло из волостного старшины и его помощников, называемых заседателями, один из которых (грамотный) назначался писарем, другой — казначеем. Были еще судьи, избираемые от каждой деревни, поч-тарь и оспопрививатель (оспенник). В каждой деревне была своя община во главе с избираемым старостой, писарем, судь¬ей и казначеем.
С 1 января 1882 года в должности волостного старшины сос¬тоял грамотный обыватель с. Зыряновское Потап Андреевич Иванов, не получающий жалования, но избавленный вместе с кандидатом своим и заседателем-казначеем от податей и повинностей. Волостным писарем с ноября 1881 года служил обыватель с. Зыряновское Григорий Кондратьевич Усов. Прежде занимался при рудничном управлении. Жалование получал 950 рублей в год, с обязанностью отапливать и освещать волостное правление и содержать канце-лярию за свой счет.
Мирское начальство и свои «чиновники», как и местный  бюджет, содержались за счет общины. Зарплата и ее величина — все это назначалось на сходах. Сельские старосты, судьи и некоторые другие жалование не получали, но освобождались от налогов в виде денежной и натуральной повинностей.
В бюджет волости входило уже отмеченное жалование писарю, почтарю 20 рублей, оспенному — 50 рублей, заседателю-казначею — 18 рублей, а также затраты на ремонт волостного дома.
Кроме того, сюда же входили расходы на содержание перевоза через Бухтарму (в районе Лесной Пристани) — 5 рублей, отопление церкви (была одна в Зыряновске) — 70 рублей, закупку книг, бланков, журналов и газет — 65 рублей, страхование общественных зданий и прочее — 470 рублей. Всего 1630 рублей.
Зыряновская волость обязана была содержать 5 пар лошадей с повозками для перевозки  казенных пассажиров, а также нести расходы на поддержание (ремонт, строительство) дорог до села Соловьево -16 верст, Богатырево — 16 верст, Путинцево — 5 верст, Быково — 14 верст и между Бухтармой и Кон-дратьево — 10 верст. В денежном выражении это обходилось мирскому населению в 2412 рублей, но выполнялось в основном натурой, т. е. работой.
Кроме натуральной повинности существовал земельный  оброк Кабинету Его Императорского Величества, т. е. царю, владеющему землями Колывано-Воскресенских заводов с центром в г. Барнауле, и в том числе Зыряновского рудника, — по 21,75 копеек за десятину (1,1 га) пахотных или сенокосных уго-дий. Налоги состояли из подушных сборов: на губернские повинности, на со-держание училищ, на межевой капитал. Общий сбор всех повинностей (нало-гов) составлял 7081 рублей на волость, что ложилось на каждую окладную душу по 5 руб. 60 коп. и по 7 руб. 58 коп. на наличного работника.
На каждое домохозяйство (двор) бесплатно отпускался лес в количестве 50 бревен и 5 кубических саженей дров. Все это надо было самим хозяевам вывозить из леса.
Пашней пользовались кто сколько захватил, а земельный сбор платили всем миром поровну. Так повелось издавна, и такой ненормальный порядок  не вызывал недовольства. Покосы ежегодно делились между общинниками каждой деревни; в некоторых селениях на платежной тяге, в других поровну, сообразно числу душ.
Весной по нови выжигали траву, земли поднимали исключительно плугом, бороновали деревянной бороной с железными зубьями и засевали пшеницей-белотуркой. Удобрений не употребляли. Сеяли хлеб на хлеб, доколе земля не зарастет вследствие дурной  обработки сорными травами, после чего оставляли эту землю на 8-10 лет.
Средний урожай пшеницы 100-120 пудов с десятины (1,1 га), проса — 15-20. Рыночная цена пшеницы в соседней Бобровской волости составляла 70 коп за пуд, ржи — 40 коп. Наемный работник в хозяйстве на всем готовом получал жалование 75 рублей в год.
В волости насчитывалось 3 тысячи ульев. В 1881 году соб¬рано меду 600 пудов, воску 140 пудов. Мед продавали на месте по 6 руб. пуд, а воск — по 17 руб. Всего от пчеловодства выручено  6 тысяч рублей.
В Зыряновской волости было одно училище в селе Зыряновском, и содержалось оно на средства Кабинета. В 1882 году в нем обучалось 25 учеников, но учительское место было вакантным.
Кроме рудника, в Зыряновске не было значительных промышленных заведений. Был один кожевенный завод, два мыловаренных, шесть водяных мельниц, одна воскобойня и одна маслобойня. Имелось 18 молочных лавок.
Сельские суды еженедельно по воскресеньям заседали для разбора гражданских дел, иногда с выездом на место. В заседание прибывали все, но по принятому обычаю устранялся судья, имеющий друзей или родственников  с одной из тяжущихся сторон. В 1881 году состоялись 78 решений суда. Приговоров с телесными наказаниями не было, но в соседней Бобровской волости телесному наказанию подверглись 11 лиц за денежную азартную игру и пьянство. Надо полагать, секли розгами, и можно догадываться, как это было позорно и стыдно для наказуемых.
Приговоры суда приводились в исполнение сельскими старостами, на кото-рых лежала также и обязанность производить денежные сборы. Сот-ских и сторожей к арестантским избиралось 32 человека. Служили по очереди через неделю  в течение полугода. Ни жалования, ни льгот не получали. Были нередки случаи закрытия питейных заведений (кабаков) по решению суда. Современными словами можно сказать, что сама общественность следила за поведением своих граждан и занималась их воспитанием.
Не забыто было и больничное дело. Вопреки распространенному мнению, медицина существовала и тогда, хотя и в убогом виде, как и вся жизнь того времени. Правительство нанимало и присылало в далекий Алтайский округ врачей (тогда их называли лекарями) из Моск¬вы, Петербурга и даже замор-ских.  Вспомним того же немца Ф. Геблера, приехавшего из Германии, прослужившего в Барнауле с 1810 по 1850 гг. (в Зыряновск он, будучи одно время медицинским инспектором, приезжал не один раз) и ставшего известным ученым.
В историко-статистическом сборнике «Алтай» (г. Томск, 1890 г.) описана Зыряновская больница:
«Зыряновская больница обслуживается одним врачом и тремя фельдшерами. Она расположена в ста саженях от жилых помещений, что  является защитой от проникновения эпидемий. Баня находится в самом здании, и там же при необходимости могут быть поставлены ванны.
Горнослужащие и горнорабочие, так же как и их семьи, имеют право ле-читься бесплатно. Остальные принимаются за плату, которая в 1881 г. доходила до 41 коп. в сутки. Кроме того,  взимается плата с каждого по 3 коп. за медикаменты.
В 1889 г. в Зыряновской больнице лечилось 144 человека и, кроме того, амбулаторно — 2182. Преобладали болезни: пневмония, гастрит, ревматизм и запои.»
Сохранилась ведомость расходов и штатное расписание Зыряновской больницы (госпиталя) на 1859 год, когда цены были намного ниже, а деньги дороже. В нем числится один лекарь с жалованием 350 руб. в год, три фельдшера с окладом 48 и 36 руб., два ученика лекаря с общим заработком 64 рубля, госпитальные служащие (6 человек) с общим заработком 45 рублей  и 20 сторожей с общим жалованием 120 руб.
На выдачу больным половинного содержания (надо полагать, по больничному листу) во время нахождения в госпитале отпущено 375 рублей (видимо, из бюджета Колывано-Воскресенских заводов). На содержание больных в количестве ста человек выделено 2800 рублей.
Сейчас много говорят и пишут о современном устройстве  и проблемах местного сельского управления. Наши прадеды нашли его в самоуправлении. Большинство своих житейских дел они решали сами при минимальном вмешательстве государства. Можно долго рассуждать, хорошо это было или плохо, но ясно одно: во все времена человек добывал себе хлеб в поте лица своего. И вряд ли стоит идеализировать жизнь старины глубокой, когда отсутствовала любая механизация труда, когда шахтер, образно говоря, отбивал руду кайлом, а у крестьянина единственным помощником была лошадка, когда ткань на одежду приходилось прясть самим, когда не было ни электричества, ни автомобилей, ни тракторов.
Единственное развлечение — гулянка, а молодежи — посиделки. Да и когда отдыхать, если все лето страдная пора с работой от зари до зари, а зимой надо одежду ткать, инвентарь ремонтировать: в каждой избе по пять-десять ребятишек.

 

Александр Лухтанов

мысли на память:

"Какая разница, кто сильнее, кто умнее, кто красивее, кто богаче? Ведь, в конечном итоге, имеет значение только то, счастливый ли ты человек или нет. Ошо"


"Что бы ни случилось, нужно помнить - это всего лишь жизнь, и мы прорвемся!" Дин Кунц

Related posts