Змеиногорские записки (проблемы малых городов)

"Я ошибался, но я никогда не допускал ошибки, утверждая, что никогда не ошибался." Джеймс Гордон Беннетт

Змеиногорские записки (статья 1967 года)

Читая старые газеты, мы видим проблемы прошлого, которые остались в настоящем. Видим развитие и застой нашего городка. Сколько было сделано и сколько упущено. Видим знакомые предприятия и имена людей, которые работали на них. Пару абзацев этой статьи, заставили по новому взглянуть на некоторые факты. Задали новый вектор поиска. Но об этом в конце. Давайте ознакомимся с событиями в Змеиногорске на конец 1967 года.

Змеиногорские записки (проблемы малых городов), Алтайская Правда № 274 (13943) от 24 ноября 1967 г., С.2
ПРОШЛОЕ в этом городе заявляет о себе с первых минут. На подъеме к центру обращаешь внимание на фиолетовые завалы вдоль дороги. Сосед по автобусу, работник здешнего рудника, поясняет: «Еще демидовские шлаки, на балансе числятся…». — «Зачем их беречь?» — «А как же? Из них только серебро взяли, а полиметаллы остались. Придет время — переплавим…».Старина напоминает о себе названиями окружающих сопок. Караульная—господствует над местностью, на ней размещались сторожевые посты. Сторожить было что: тысячу пудов серебра и пятьдесят золота получала казна ежегодно от здешних рудников. Пригонная — у ее склона собирали коней. Не так давно в старой шахте нашли кандалы, кожаную сумку и скелет рудокопа.

Все это вам расскажет каждый змеиногорец. Особенно много сделал для изучения истории своего города директор школы № 6 Виктор Михайлович Тихомиров. Он из породы изыскателей, истинных энтузиастов. Говорит, листает альбом с фотографиями: «Это здание — дом горных офицеров. В этой мансарде была биллиардная, здесь же богатейшая библиотека: Ломоносов, специальная заграничная литература… Эти русские горные офицеры великолепно знали свое дело… А какая оригинальная постройка!».

Ребята под его командой натаскали в школу старинных монет, образцов руд, кусок рельса от первой железной дороги. Собралось столько материалов, что встал вопрос об открытии городского музея. Он и был открыт в канун юбилея Октября. Сам Виктор Михайлович по совету опытных людей засел за исторический очерк о Змеиногорске.

Остались от прошлого и романтичные легенды — о потерянном руднике, куда горнозаводчик Демидов, обиженный царицей, сбросил золотую карету, о тайных ходах под городом. В ясный день сквозь дрему тополей горным хрусталем переливается озеро, созданное (вместе с умнейшими для 70-х годов восемнадцатого столетия гидросиловыми устройствами) изобретателем из народа Козьмой Фроловым

Все громче заявляет о себе будущее города. Нынешние геологи и проходчики дописывают конец к легенде о том самом потерянной руднике. У отрогов хребтов, по степи вплоть до Рубцовска, по следам старых выработок и «закапуш» расставили они буровые вышки, рассекли шахтами рудоносные горизонты. В свое время увела сокровища хозяйка Змеиной горы, обидевшись за работных людей или на то, что так жадно и неумно растаскивали ее богатства. Вглубь увела. А вот сейчас отлегло у нее сердце, возвращает.

— Серьезные залежи, — говорит многоопытный маркшейдер (горный геометр, как сам он определил эту должность) Николай Терентьевич Волков. Еще в тридцатые годы изучал он архивные материалы по старым рудникам и верил: не истощилась рудами змеиногорская земля.

С будущим Змеиногорска — лицом к лицу — можно встретиться на Зареченской шахте. Она километрах в семи от города. Расположена в живописном распадке, у рыбной речушки. Это будущее предстает перед вами в виде крепких ребят в прорезиненных робах с шахтерскими лампами на шлемах.

Для большинства из них знакомство с мужественной профессией началось совсем недавно. Только несколько человек во главе с начальником шахты Юрием Столбовым имели настоящую горнопроходческую выучку. В деревянной, барачного типа конторке сходились тесной группой. Решали проблемы оборудования, которого не хватает, капиталовложений, на которые пока скупятся…

Они — преемники доброй славы старых горных мастеров. Конечно, рано еще говорить об истинной славе, но вот за два месяца прошли они почти сто сорок метров шахты вместо ста. Уже начали отсчет первых тысяч тонн руды, а к следующей весне начнут считать на десятки тысяч…

О Зареченской шахте — через полгода-то! — говорят в правлении рудника, как о «кузнице кадров». Отсюда — на укрепление других участков — забирают бригадиров, проходчиков, мастеров, стволовых, взрывников, машинистов, откатчиков…

Геологи, как стратеги, метят на карте точки, сужают кольцо окружения. Шлют на поиск подвижные буровые установки. В Таловке разместился штаб одной из партий — Степной. За несколько лет пребывания здесь разведчики немало помогли жителям в подъеме культуры села. Провели водопровод, построили школу. Делают будничную и нелегкую работу.

Когда начальник партии Георгий Павлович Гейман, не отрывая рук от руля, а глаз от дороги, бросает: «Пришельцы из прошлого…» и вы видите за окном юркого автобусика позеленевшие, хмурые надолбы гранита, порвавшие почву, становится ясно, о чем он думает. И о чем думает участковый геолог Валентина Капустина, когда перебирает в руках, рассматривает и не хочет расстаться с отполированными образчиками породы, тоже ясно. Впрочем, она не скрывает этого. Говорит об этом вслух: «В последних пробах появилась металлизация… Так хочется открыть свое месторождение»…

Эти люди подводят основание под будущее рудного Змеиногорска, верим — большое будущее. И в значительной степени уже подвели. На основании их заключений поставлен вопрос о строительстве в Змеиногорске мощного горнообогатительного комбината.

А что же нынешний день города? Ответ на этот вопрос можно было бы ограничить небольшими сопоставлениями.

Согласно данных Малой Сибирской Энциклопедии, в 1929 году в Змеиногорске проживало около одиннадцати тысяч человек, имелось двадцать девять торговых заведений, спиртовой, силикатный, овчинно-шубный заводы, кустарные промыслы. В сегодняшнем городе живет двенадцать тысяч — прирост, согласитесь, не велик. Исчезли силикатное и овчинно-шубное производства. Исчезла и обогатительная фабрика (здание цело, но оборудования нет), хотя, по мнению старожилов-специалистов, ее можно было бы реконструировать.

Змеиногорск по положению своему является стольный градом нескольких богатейших сельскохозяйственных районов, но что найдет здесь деревенский житель? Гостиница на двадцать человек — с печным отоплением, несколькими общими (по семь душ) номерами, которая чаще всего переполнена. При этом число приезжих, особенно последнее время, растет. Но ж такая гостиница появилась недавно. Дом культуры и спортзал размещены в старом купеческом лабазе. В запустении детский парк в центре города. Три четверти городского жилого фонда составляют деревянные частные дома. В таких домах или домиках размещены кстати, библиотека, больница, многие учреждения…

Как же получилось, что в то время, как села и города края растут и хорошеют год от года. Змеиногорск оказался в стороне? Между тем в нем имеется незанятое население, в округе — обилие сельскохозяйственного сырья, на базе которого могут действовать перерабатывающие предприятия, скажем, пивзавод, сапого-валяльный, завод стройматериалов.

У города нет своей строительной организации. Маломощный комбинат коммунальных предприятий и благоустройства «разрывается на части», берется за строительные, ремонтные работы, занят на двадцати двух объектах не своего назначения. Из-за вынужденной распыленности он ведет строительство с плохим качеством. Сейчас комбинат остро нуждается в механизмах — тяжелом бульдозере, автокране, грейдере, мотокатке, бетономешалке… Без них какое строительство и благоустройство?!

Змеиногорск фактически остановился в своем развитии. Надо всем, как видно, довлело мнение о бесперспективности его горнодобывающей промышленности. Обоснования проектного института, исходя из тех же соображений, не рекомендовали строительство каких-либо промышленных (перерабатывающих) предприятий на ближайшее пятилетие. Единственно для чего было сделано исключение — сооружение консервного завода на базе созданного плодово-ягодного совхоза «Янтарный». Ввод его предусмотрен к семидесятому году, однако до сих пор не получена документация на нулевой цикл.

Эта кажущаяся бесперспективность сказалась, вероятно, и на действиях городских организаций. Последние годы их руководители недостаточно энергично и обоснованно отстаивают интересы города — его развития, застройки — перед соответствующими организациями, слабо использую свои резервы в благоустройстве. Не так сложно, например, оборудовать приличный рынок. Он сохранился здесь нетронутым с двадцатых годов, и даже лозунг на одном из ларьков провозглашает: «Ни гроша частному предпринимателю!».

Кстати, в таком же домике-ларьке расположен одни из «цехов» комбината. Три девушки вяжут кофты, производительность каждой — три штуки в месяц. По совместительству принимают вещи в химчистку. Затем их везут в Рубцовск за сто верст…

Пришла пора взглянуть на настоящее Змеиногорска с позиций и в интересах будущего, которое торопит, по-новому взглянуть на планы строительства предприятий, бытовых и культурно-массовых учреждений. Нужен более ответственный подход к сегодняшнему дню города. К великолепной природе, которая его окружает и которую губят всякого рода браконьеры. К характеру застроек, сохранению той самой старины…

Конечно, к производственным задачам. Вот факт. Коллектив Змеиногорского рудника, имея возможность (с помощью нового Крючковского карьера) выполнять годовые задания, снова оказывается в долгу у государства…

В. БАРУЛИН
г. Змеиногорск

Комментарий Змеиногорского Кунстштата

Меня удивило три абзаца про городской краеведческий музей открытого в канун юбилея Октября!!! Вы не поверите, я многократно видел дату открытия городского музея, но не видел очевидного! К чему было приравнено открытие музея созданного Тихомировым с учениками школ. К 45-ти летию Великой Октябрьской Социалистической Революции!

Первый раз я встретил дату открытия музея в статье Ворониной Марии Яковлевны, учительницы школы № 6, руководителя «Шестаковского движения», краеведа города Змеиногорска, «Юные «Шестаковцы»». Опубликованной в журнале «Военно-патриотическое воспитание в школе», 1968г., Барнаул., стр.39

… Коллектив Змеиногорской школы № 6 под руководством директора школы В.М.Тихомирова начал краеведческую работу по военно-патриотическому воспитанию с 1959 года.

В результате в ноябре 1962 года был открыт историко-краеведческий музей. Его материалы теперь широко используются на уроках и во внеклассной работе большинством учителей города. За четыре года в музее побывало 4000 делегаций и посетителей, около его стендов и экспонатов проведено 120 бесед по истории города Змеиногорска и полиметаллического рудника, о героях гражданской и Отечественной войн. …

В ноябре 1962 года! Мы ни как не связывали эту дату. Благодаря статье в газете “Краеведческий музей в школе” автора А.Будянского, в 1975 году. Мы узнали, что 5 ноября 1975 года, краеведческий музей распахнул свои двери в новой школе № 1, переехав из школы № 6. Даже паспорт музея, работающего на общественных началах, составленного 27 ноября 1978 года. Четко говорил, что дата основания музея 1962 год, 5 ноября, согласно решению горисполкома от 4 ноября 1962 года. И мы ни как не сопоставили эти даты.

Паспорт Змеиногорского Историко-Краеведческого музея, 1978 год.

И вот в статье Алтайской Правды мы увидели короткую фразу “… Собралось столько материалов, что встал вопрос об открытии городского музея. Он и был открыт в канун юбилея Октября. …

5 ноября 1962 года, к 45-ти летию Великой Октябрьской Социалистической Революции! 5 ноября 1975 года, музей из школы № 6 (а точнее в промежутке он был в старом здании старой первой школы), торжественно переезжает и открывает свои двери в новой школе № 1. 5 декабря 1978 года, принимается решение № 225 Змеиногорского городского Совета народных депутатов Исполнительного комитета, о реконструкции здания узла связи под краеведческий музей. Первым пунктом: Передать здание узла связи под краеведческий музей. 10 июля 1979 года, в Решении о создании городского историко-краеведческого музея. Утверждается Совет музея, и Виктор Михайлович Тихомиров – директор музея, секретарь Совета! 26 июня 1979 года, Распоряжением № 90, Создается краеведческий музей в городе, и создается комиссия по передаче и приеме помещения. В конце 1980 года, директором музея становится Смыков Николай Никитич. 10 июля 1981 года, решением № 111, принимается решение об открытии в городе Змеиногорске филиала краевого краеведческого музея, на базе городского краеведческого музея. В 1982 году, директором музея была Галина Николаевна Тарутина. Дальше мы насчитали еще двух директоров. И 27 апреля 1985 года открывается филиал Алтайского краевого краеведческого музея – Музей истории развития горного производства, под руководством Смирновой Валентиной Христиановной на базе музея 1962 года, имеющего в фондах 2200 экспонатов.

В статье мы увидели еще один интересный вопрос!
… Сам Виктор Михайлович по совету опытных людей засел за исторический очерк о Змеиногорске. …

Как интересно найти этот очерк! Мы знаем огромное количество публикаций Виктора Михайловича в районных и краевых газетах, имеем на руках огромное количество рукописного текста Виктора Михайловича. Хотелось бы узнать, закончил ли Виктор Михайлович этот труд. Опубликовать его для потомков. Есть серия статей Виктора Михайловича о истории и памятниках Змеиногорска. Возможно, это и был очерк. Большая его часть была опубликована в местной газете на 60-ти летие Октября в 1977 году. Благодаря дочери Виктора Михайловича Ольге Викторовне Ананьиной (Тихомировой), а так-же Змеиногорской школе № 1, у нас есть оцифрованные рукописи этих статей.

Следующий абзац газеты убил наглухо!!!

… Ребята под его командой натаскали в школу старинных монет, образцов руд, кусок рельса от первой железной дороги. …

??????? кусок рельса ????????

Изучив полностью фонд современного музея, найдя большое количество экспонатов из “Тихомировского” музея, на базе которого и был открыт филиал краевого краеведческого музея, мы и представить не могли, что одна из рельс хранящихся в нашем музее, может быть той самой. Осмотрев ее, мы понимаем, это очень похоже на правду! На ней есть метка, как на всех экспонатах из музея Тихомирова Виктора Михайловича. Это самый уникальный экспонат. Мы напишем отдельную статью, о всех сохранившихся рельсах чугунно рельсовой дороги на конной тяге Петра Козьмича Фролова. Мы знаем историю про восемь рельс. В живую мы видели только четыре. У четырех пересекается история, и нам еще предстоит найти правду, как на самом деле они попали в музей и что за этим стоит.

В день памяти Виктора Михайловича Тихомирова (27.09.1916-06.02.1989), 6 февраля, мы опубликуем интересное интервью с ним. Его обнаружил Станислав Семенцов, изучая старые подписки местной газеты. Оно пролило свет на многие интересные моменты из жизни Змеиногорского музея и о самом Викторе Михайловиче.

Подписывайтесь на нас в наших аккаунтах и группах, что бы быть в курсе новых статей. Все статьи в первую очередь размещаются в группе социальной сети “Одноклассники”.

Аккаунты в социальных сетях
Одноклассники” – Змеиногорский Кунстштат – @zmeimuseum https://ok.ru/zmeimuseum
ВКонтакте” – Змеиногорский Кунстштат – @zmei.museum
https://vk.com/zmei.museum

Группы в социальных сетях
Одноклассники” – Змеиногорский Кунстштат, История Змеиногорска – @kunststadt https://ok.ru/kunststadt
ВКонтакте” – Змеиногорский Кунстштат | История Змеиногорска – @kunststadt https://vk.com/kunststadt



"Существует право, по которому мы можем отнять у человека жизнь, но нет права, по которому мы могли бы отнять у него смерть. Фридрих Ницше"

Related posts