Жизнь после людей!

"Я не провалил тест. Я просто нашел сто способов написать его неправильно." Бенджамин Франклин

"Дорога, ведущая к успеху, вечно обновляется. Успех — это поступательное движение, а не точка, которую можно достичь. Энтони Роббинс"


Жизнь после людей! Какой теперь стала тайга Кузнецкого Алатау за 30 лет без активного присутствия человека!

Мы нередко задаемся вопросом, что будет с планетой, если человечество, вдруг, исчезнет. Существует множество фантазий и предположений на эту тему. Но есть на Земле места, где всё это можно наблюдать в режиме реального времени. Как в Кузнецком Белогорье, или, как говорят местные тюркские народы, Алатау.
  • Кузнецкий Алатау – горная система, в Кемеровской области, протянувшаяся между Абаканским хребтом и линией Сибирской железной дороги. Её площадь – более четырёх тысяч квадратных километров.

Кузнецкое Белогорье получило имя из-за шапок вечного снега. Они расположены здесь на необычно низких высотах. Так прозвали эти места русские казаки, а затем и переселившиеся сюда старообрядцы. Алатау, в переводе с тюркского, значит пёстрые горы. И это тоже правда. Горы здесь пестры и словно состоят из цветастых заплат, разного оттенка. Часть из этих ярких пятен, следы былых вырубок, которые планомерно велись почти полвека. Сейчас они исчезают – медленно, но верно.

Здесь близко соседствуют разные природные сообщества: от снежников, горной тундры и южной тайги, до бурных рек и карстовых озёр. У каждого природного сообщества – свой оттенок. От того и здешние горы, такие разноцветные.

Для сохранения этого удивительного соседства, в 1989 году, здесь учредили природный резерват, по самым строгим нормам Международного союза охраны природы. И с этого момента, четыреста тысяч гектаров кузнецкой тайги вернули в исходное состояние. Всякая человеческая деятельность была прекращена.

Несколько живописных кордонов. Это все, что напоминает здесь о существовании человека.
Несколько живописных кордонов. Это все, что напоминает здесь о существовании человека.

Сибирь заповедная здесь напрямую граничит с Сибирью промышленной. По правую сторону железки добывают алюминиевую руду из огромных карьеров…

… а по левую раскинулось безбрежное таежное пространство. В него ведет, со стороны станции Кия-Шалтырь, единственная дорога. Она разбита карьерными самосвалами, но стоит свернуть с неё влево, сразу же исчезают всякие признаки цивилизации, кроме самой колеи.

Таёжная кромка подступает к самой дороге, и в сплетениях кустарника, травы, зарослей – нет проходов.

Текущий у дороги ручей запрудили бобры, и вода свободно сбегает прямо по наезженным бороздам. Теперь это тоже, речное русло. Для катания здесь годится только “шишига”. ГАЗ-66 умеет бодро карабкаться по такому раскисшему склону.

Из-за деревьев не видно даже гор. Ёлки и лиственницы стоят сплошным частоколом. На местах, где раньше заготавливали древесину – нынче, особенно густой молодняк. Лес словно стягивает былые раны. И уже невозможно даже представить, что ещё пару десятков лет назад, здесь кругом были пеньки и огромные оголенные участки. Пройдёт ещё совсем немного времени, и от этих, некогда зияющих проплешин, не останется и следа.

Сохраненная старая тайга приобрела диковинный вид. На ветках развешаны клоки висячих лишайников, да и ступаешь по переплетению мха, необыкновенно длинной травы и ягодников, проваливаясь в них всей ступней.

Если и есть в ней какое-то подобие тропы, то она, можно быть уверенным, натоптана крупным зверем.

Медведь, сразу после ухода людей, показал, кто в тайге хозяин. Это его родная стихия. Множество рыбы, в быстрой и чистой реке…

…кругом кусты с ягодами. Не жизнь – а малина. Но это не мешает косолапому, время от времени, наведываться к кордонам, интересуясь, что там на обед у людей. Увидеть медведя здесь – проще простого. А вот спугнуть? Тут уж как повезет. Но хитрый зверь, несмотря на охранный статус, всё равно старается на рожон не лезть. Мы его только слышали.

Вглубь лесного массива можно только прорубиться, чего в заповеднике никто делать не даст. Горная тайга зарастает, как самые густые джунгли. Мы даже представить себе не можем, насколько обычный лес, с нашими берёзами, пихтами и елями, может быть непроходимым. Здесь не так много видов, как в экваториальных лесах, но зато те, что есть, борются за свое существование отчаянно. Как оказалось, земля довольно быстро умеет залечивать раны, нанесенные человеком. Пару поколений и всё. Словно никого и не было.

Источник

 



"Нужно научиться принимать боль и использовать ее как топливо в нашем странствии. Кэндзи Миядзава"

Related posts