Жизнь и смерть… Черной Венеры!

"Вы никогда не пересечете океан, если не наберетесь мужества потерять берег из виду." Христофор Колумб ©

Жизнь и смерть… Черной Венеры!

Она была первым экспонатом «человеческого зоопарка» — даже после смерти ее останки выставляли в музее. Постыдная страница в истории Европы.

В августе 2002 года — через 187 лет после смерти — многострадальное тело Саарти Баартман, более известной как Черная Венера, было наконец перевезено на родину, на юг Африканского континента и похоронено на уединенном холме рядом с городом Хэнки.

Саарти прожила всего четверть века и умерла совсем молодой после пяти лет унижений в столицах просвещенной Европы. Ее истории посвящен грубый в своей натуралистичности и одновременно сентиментальный фильм «Черная Венера» (режиссер А. Кешиш, 2010 год, Франция).

«Счастливое» рабство

Жизнь и смерть Черной Венеры

Никто не знает точной даты рождения и имени маленькой девочки, родители которой были убиты бурами (нидерландские колонисты) во время захвата очередного поселения капских готтентотов на Востоке современной ЮАР. Зато известно, что к началу XIX века в ходе «освоения» этих территорий практически все племена капских готтентотов были истреблены или обращены в рабство.

Девочке, которая, как принято считать, родилась в 1789–1790 годах, повезло — ее не убили. Она стала рабыней в семье богатых бурских фермеров, живших в районе Кейптауна. Ей дали новое имя Сара, но называли Саарти. На языке африкаанс, которым пользовались ее хозяева, это была ласкательно-презрительная модификация от Сары.

Благодаря музыкальному слуху она быстро освоила язык хозяев и вполне могла прожить заурядную и по-своему благополучную жизнь горничной-рабыни в богатом доме, иметь семью и детей.

Развилка судьбы

Однако заехавший на ферму английский хирург Уильям Данлоп обратил внимание на особенности ее фигуры (большие выпирающие ягодицы и ярко выраженные половые органы) и предложил брату хозяина Саарти Хендрику Цезарю подзаработать, отвезя столь необычный экземпляр в Лондон.

Жизнь и смерть Черной Венеры

В племенах готтентотов в Южной Африке женщины имеют удивительную особенность: гипертрофию ягодиц — до 2 м в обхвате. Эта аномалия известна сегодня как стеатопигия

Это происходило в 1809 году, через два года после того, как в Англии был принят закон, запрещающий работорговлю, то есть для поездки в Лондон нужно было не только формальное разрешение губернатора Капской колонии лорда Каледона, о чем тот впоследствии пожалел, но и согласие самой Саарти.

Девушку, которой было тогда чуть меньше 20 лет, заверили, что в Лондоне она сможет разбогатеть, и Саарти согласилась, что и определило ее дальнейшую судьбу.

«Человеческие зоопарки»

В 1810 году Саарти привезли в Лондон и стали показывать за деньги в обнаженном виде всем, кто хотел ознакомиться с особенностями ее тела.

Диковинных аборигенов привозили из колоний и раньше, но их не было принято демонстрировать за деньги всем желающим, и именно с этих показов «готтентотской Венеры» (так Саарти называли в рекламных афишах) началась в Европе позорная практика создания «человеческих зоопарков», просуществовавшая до начала ХХ века.

Жизнь и смерть Черной Венеры

Последний «человеческий зоопарк» был организован в 1958 году в Брюсселе на выставке «Экспо», где бельгийцы представили конголезскую деревню вместе с ее жителями

О том, что это унижает человеческое достоинство, никто не вспоминал, потому что такие категории, как гуманизм, гражданские права и свободы, в просвещенной Европе не рассматривались применительно к дикарям, каковыми считались африканцы и аборигены других колоний.

Лондонский «контракт» с доктором Данлопом

Жизнь и смерть Черной Венеры

Узнав об унизительном и подневольном положении Саарти Баартман, представители аболиционистской организации «Африканская ассоциация» попытались добиться ее освобождения. Для этого нужно было доказать, что она находится в Лондоне на положении рабыни.

Но все свидетельства, которые были предоставлены суду, носили косвенный характер, а сама Баартман на вопрос судьи, «выставлялась ли она на публику с ее собственного согласия», ответила, что выставлялась без какого-либо принуждения в обмен на получение части прибыли от показов. С формальной точки зрения это было правдой: она добровольно поехала Лондон, согласилась демонстрировать себя публике и действительно получала за показы какие-то совсем небольшие деньги.

В результате суд квалифицировал ее отношения с господином Данлопом как «контракт» и вопрос был закрыт.

Через четыре года, когда лондонская публика утратила интерес к особенностям тела Саарти, ее продали некоему французу по имени Рео, занимавшемуся дрессировкой животных.

Увидеть Париж и умереть

Последние 15 месяцев своей жизни Саарти провела в Париже, где ее точно так же, как в Лондоне, выставляли на потеху публике. Только условия жизни были хуже, а хозяин — грубее.

Зато во Франции она привлекла внимание научных мужей. Они изучали строение ее тела, приглашали ее для участия в «научных картинках» в парижском Ботаническом саду. Особенно много внимания уделял Саарти директор Национального музея естественной истории Жорж Кювье. Его интересовали не только физические, но и интеллектуальные особенности Черной Венеры, о чем был составлен специальный отчет, где, в частности, говорится о ее прекрасной памяти и свободном владении голландским языком.

Где-то через год Саарти надоела парижской публике и стала объектом откровенных насмешек, карикатур и комедийных скетчей. Она пристрастилась к алкоголю, стала зарабатывать проституцией и в декабре 1815 года умерла то ли от оспы, то ли от сифилиса, то ли от пневмонии.

Жизнь после смерти

Жизнь и смерть Черной Венеры

Останки Саарти не были похоронены по христианскому обряду, несмотря на то что в декабре 1811 года ее крестили в соборе Манчестера. Ее тело препарировали, расчленяли, изучали и демонстрировали во время лекций по антропологии в качестве «доказательства» того, насколько негры близки к обезьянам. Скелет, мозг и другие фрагменты были заспиртованы и до 1974 года выставлялись в парижском Музее человека.

Все требования о необходимости прекратить надругательства над телом Баартман и захоронить его на родине, звучавшие с 40-х годов ХХ века, игнорировались.

Только после того, как вышедший из тюрьмы Нельсон Мандела был избран президентом ЮАР и в этом качестве в 1994 году официально попросил французское правительство вернуть останки Саарти на родину, во Франции начали обсуждать эту тему. И делали это в течение восьми долгих лет.


Related posts

Leave a Comment

17 − шестнадцать =