“Жертвы – перевёртыши”!?

“Жертвы – перевёртыши”!?

В мае газета “Красноярский рабочий” опубликовала мой материал, опровергающий расхожий тезис о поголовной невиновности репрессированных в СССР…

Отчего вскипятились правозащитники?

Поводом для подготовки материала послужили невесть откуда берущиеся в прессе астрономические цифры осуждённых по статье 58 УК РСФСР. Причём изложил я свои замечания предельно деликатно, нисколько не оскорбив при том авторов советоненавистнических пасквилей. Но что тут началось!

Право, не думал, что, высказавшись не в тон антисоветским риторикам, переполошу эту публику: правозащитники всех рангов, аки стая сорок, набросились на меня с обвинениями и оскорблениями! Даже спустя месяцы в газетах края продолжали выходить гневные статьи, авторы которых, упражняясь в эпитетах, раз за разом склоняли моё имя…

Однако за яростными нападками и симуляцией обиды за якобы оскорблённую память о жертвах политического террора обличители “кровавой эпохи” так и не смогли представить подтверждений необоснованности репрессий. Но что ещё более некрасиво, эти господа увильнули от главного вопроса, адресованного им в публикации: “Как случилось, что сами правозащитники, будучи “детьми репрессированных”, чуть не поголовно состояли в КПСС?”

Не сомневаюсь, что руководители правозащитных структур – образованные люди, имеющие широкие возможности доступа к информационным ресурсам, но вот стремление отстоять неправедное всеми способами – через беспардонность и крики – не делает чести пусть самому просвещённому уму.

“Парень явно не в теме!” – пишет обо мне один из “правоборцев”. Ну, во-первых, уважаемый, я вам не “парень”: хотите разговаривать со мной в подобном тоне – звоните лично, пообщаемся вне аудитории. А во-вторых, кто из нас “в теме”: тот, кто сам катал лес на гулаговских плотбищах или самопровозглашённые “эксперты”, черпающие свои знания из брошюрки Солженицына? Или вы настолько уверовали в сочинённую вами “историю СССР”, что готовы рассказывать мне про мою собственную жизнь?!

С другой стороны, отнесёмся с пониманием к тому факту, что правозащитные организации десятилетиями взращивали свои мифы о “ГУЛАГе”, сплетали байки про “красный террор”, открывали жуткие музеи “сталинских строек”, старательно стаскивая туда любой подходящий хлам.

Ставший настоящим евангелием для русофоба “сказ” о репрессиях призван питать фантазии российских правозащитников, служит основой их антибольшевистской религии. Это их и только их тема, и всякий, кто вздумает вторгнуться в неё со своим мнением или логикой, рискует познать гнев хранителей гулаговских небылиц. Каждый свидетель минувшей эпохи, каждый сиделец, познавший репрессии лично – непременно должен дуть с ними в одну дудку, иначе он обречён быть объявлен лжецом и святотатцем.

Возможно, и мне, в силу каких-то негласных табу, не дозволялось делать замечания известной журналистке Л. В. Голубь относительно нестыковок в её очерке по репрессиям. Кто я, чтобы подвергать сомнению истинность слова именитых особ? Бывший узник КузбассЛАГа, подумаешь!

В комментариях на “Дзене” читаю про себя насмешливое: “Видимо, Брежневу нагрубил…” Нет, господа, хамство и грубость более свойственны дню сегодняшнему. Мне нечего стыдиться собственного прошлого, поэтому расскажу и о нём, хотя бы потому, что о политзаключённых 60- 80-х годов крайне редко упоминается в СМИ.

А пока предлагаю читателю совершить небольшой исторический экскурс – с тем, чтоб пронаблюдать, как в означенные годы закладывались предпосылки для разрушения советского государства, и как социум брежневской поры объективно способствовал этому разрушению.

“Болезнь”, которую мы запустили

После смерти И. Сталина в руководстве СССР произошёл переворот. К власти в стране пришла группировка лиц, недовольных прежней политикой главы страны, в частности – правилом, что коммунист должен пребывать в партии не ради личных благ и на любом посту оставаться бессребреником.

С уходом Сталина произошли изменения в уставе КПСС, послабления в партийной дисциплине, вследствие чего при Н. Хрущёве в высшем эшелоне власти СССР стал формироваться новый, чуждый советскому обществу класс – партийная буржуазия. Члены партаппарата страны, вынужденные при Иосифе Виссарионовиче вести полуаскетический образ жизни, начали присваивать себе привилегии и позволять “излишества”.

Отныне у партийных иерархов появились собственные особняки, вдали от глаз рядового народа возводились роскошные обкомовские дачи, для партработников открывались особые столовые и спецраспределители с товарами “не для всех”.

К середине 60-х партийные вожди скомпрометировали себя настолько, что незначительный, но всегда присутствовавший в СССР слой граждан, отвергавших правила социалистического общежития, теперь получил основания для заявлений о несостоятельности советской общественной системы и несоблюдении основополагающего её принципа – равенства граждан.

Подобные разоблачения всегда приветствовались Западом. Кроме того, появление в “обществе равных” привилегированного класса давало советским гражданам повод усомниться в безупречности коммунистической морали. Так в брежневский период правления сформировалась благоприятная среда для возникновения гражданской оппозиции, диссидентов и диссидентских организаций, коих только за 1967-1971 годы было выявлено более трёх тысяч.

Последние, хоть и призывали к свержению государственного строя, не представляли реальной опасности для сытых партийных буржуа. Диссиденты устраивали митинги, декламировали произведения “опальных” авторов, пели антисоветские песни, представляя собой организационно неоформленные, разночинные движения, не объединённые меж собою ничем, кроме вожделенной мечты о падении власти большевиков.

Деятельность движений в основном сводилась к критике государственной системы, но была лишена конструктивного начала. То был некий “культ” отрицания государственной политики – протест ограниченной группы лиц, замкнутый в кругу журналистов, писателей, артистов, церковников, защищавших свои профессиональные и узкокорпоративные интересы, при этом дистанцировавшихся от рядовых трудящихся и, как следствие, не находивших сочувствия у трудового большинства.

Правда, за границей советских диссидентов знали поимённо, ибо там на них по праву рассчитывали. Более того, после 1975 года, когда СССР подписал хельсинский заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, советские диссидентские движения оказались под защитой международных норм.

С 1976 года специально созданная в Союзе общественная группа “содействия выполнению Хельсинских соглашений” предоставляла правительствам стран-участниц Совещания отчёты о нарушении прав человека в СССР. Теперь Советскому Союзу уже на официальном уровне предъявлялись обвинения в несоблюдении договорённостей в части уважения политических прав и свобод советских граждан. Соответственно, диссиденты, ощутив поддержку из-за кордона, впредь вели себя куда самоуверенней.

Таким образом, к середине 70-х далеко не вся советская интеллигенция одобряла идеи социализма – часть её относилась к ним индифферентно либо отвергала вовсе. “Сверху” эти идеи выхолащивала развращённая сословным статусом клика партаппаратчиков. Чиновники среднего звена осваивали открывавшиеся возможности личного обогащения, ну а народ помалу терял веру в “светлое будущее”, всё чаще посматривая в сторону Запада.

Рано или поздно это должно было привести к закономерному кризису советской идеологической системы и, как следствие, разрушению великой державы. Разумеется, звучали голоса, предрекавшие таковой исход. Существовало и подполье, члены которого – уцелевшие после хрущёвских посадок старые большевики – остерегали новоявленных партийцев от гибельного пути.

Но никто не внимал предупреждениям: “верха” жили сыто и не помышляли менять беспардонного бытия, подавляющая же масса обычных советских граждан продолжала надеяться на мудрость обитателей Кремля и всецело одобряла гонения на “несогласных”, коих искренне считала “агентами иностранных разведок”.

Как расправлялись с “несогласными”

Отвечая на вопрос многоуважаемых оппонентов о том, как сам в оные годы оказался в поле зрения органов госбезопасности, сообщаю, что никогда не был диссидентом, равно не принадлежал и к оппозиции власти Советов – то бишь не ратовал за смену общественно-политического строя и не ходил по улицам с плакатом: “Похороним тело Ленина!”

По моему глубокому убеждению, советским людям не следовало отказываться от социалистического пути развития страны ни в 60-е, ни в 1991-м, а вот порядок в Кремле навести было надобно – и не в последний, гибельный для советского государства, 1993 год, а много-много раньше. Тогда не произошло бы уничтожения СССР, и не случились бы со страной все те беды, что уже случились.

В 1975-1976 годах, проходя обучение в столице, я контактировал с участниками одной из студенческих организаций под названием “Кармин”, ратовавшей за исправление существующей социалистической системы.

Не стану утяжелять рассказ перечислением форм деятельности и уставных целей организации, скажу лишь, что единственным способом достижения кардинальных преобразований в стране её члены считали смену руководства партии с показательными судами над изменниками в высшем эшелоне власти.

Делать это предполагалось силами сочувствующих лиц в армии, в системе МВД, органах ГБ, при поддержке трудовой общественности и творческой интеллигенции. Оглашать подобное посредством каких-то несанкционированных митингов на тот момент было бы весьма неумно, потому работа велась методами, позволяющими не привлекать к себе ненужного внимания.

В 1976-м по Москве прошли облавы на членов студенческих формирований, проявлявших нелояльность партийным органам страны. В сентябре я был арестован с ещё несколькими участниками “Кармин” и заключён в СИЗО Лефортово.

Задача Пятого управления Главка на те годы мало чем отличалась от задач нынешнего ФСБ – как и сейчас, наши доблестные разведчики обеспечивали безопасность правящей верхушки, предупреждая проявления массовых недовольств.

Следствие продолжалось полгода, после чего по подложным обвинениям активисты “Кармин” были осуждены на различные сроки лишения свободы.

Международные правозащитные организации, как и активно действовавшая в 1976-м “Хельсинская группа” Юрия Орлова, на тот момент, безусловно, располагали информацией о расправе над членами “Кармин”, о бездоказательности обвинений к её участникам, применении к ним пыток и медикаментозных методов допроса.

Но “Кармин” имела ограниченные контакты с представителями оппозиции и диссидентства. Защищать малоизвестную в диссидентских кругах организацию правозащитники не сочли целесообразным. К тому же, в отличие от легализовавшихся в 70-е диссидентских движений, занимавшихся большей частью констатацией фактов гонений и несвобод в СССР, “Кармин” склонялась к радикальным методам достижения реформ, что портило имидж советской оппозиции в глазах демократической общественности Запада.

Впрочем, мы никогда не полагались на помощь правозащитников: что заморские, что наши, доморощенные,- эти господа всегда отличались осторожностью в подборе объекта защиты и не пошевелят ради вас пальцем, если процесс не сулит пропагандистских выгод.

За 1976-1986 годы в нашей стране гонениям по политическим мотивам подверглось в разы больше народа, нежели происходит из официальных документов. Настоящий перекос в статистике обусловлен всё теми же “хельсинскими обязательствами”: дабы скрыть от международных правозащитных организаций истинные масштабы репрессий в СССР, по установившейся при Брежневе практике “инакомыслящим” вменялись уголовные преступления либо их помещали в закрытые лечебные учреждения, где подвергали насильственной “терапии”.

Моя история, слава богу, завершилась лесоповалом. Правда, спустя годы неугомонные спецслужбы ещё не раз напоминали о себе вторжениями в моё жильё, обысками и погромами.

Парадоксальность ситуации заключалась в том, что власти умудрялись бороться с теми, кто, по сути, препятствовал развалу советской государственной системы! Те же, кто поливал помоями советский строй и вёл на территории СССР антисоветскую пропаганду, к концу 80-х не только легализовали свою деятельность, но были объявлены героями и борцами за наши с вами права.

Только откуда в СССР 80-х взялись субъекты, имевшие профессиональную подготовку для осуществления идеологических диверсий против собственной страны? Как сумели они объединиться в “фонды”, “союзы”, “ассоциации”, “комитеты” – те самые, о которых шла речь в начале нашего повествования?

В досье этих организаций явно не хватает страниц, и коль их руководители упорно не хотят вспоминать о собственном прошлом, возьму на себя труд сделать это за них.

В прошлом – прилежные партийцы…

Итак, в 60-80-е годы политические репрессии в СССР вершились не Сталиным, не Берией, не инопланетянами, а руками лиц, которые по настоящее время преспокойно живут среди нас и находятся в добром здравии. Мало того, они занимают в РФ ответственные должности и государственные посты.

Вообще-то нелюди, истязавшие невинных людей, выносившие неправосудные приговоры, поломавшие судьбы десяткам тысяч граждан – есть государственные преступники и по законам любой цивилизованной страны должны предстать перед судом. Но как объявлять таковыми видных сотрудников МВД, ФСБ, прокуратуры – ныне благодушных седых генералов, обогретых личной заботой и вниманием президента РФ? Потянутся ниточки в Кремль, к высочайшему престолу…

Это и есть причина, почему тема брежневских репрессий не получает должного освещения. Но далее я хотел бы поговорить не об улыбчивых ветеранах карательных структур, а о тех, кто на собраниях и съездах одобрял наказание “неугодных”, кто клеймил позором “несогласных с линией партии”, придавая беззаконным судилищам благопристойный вид.

Возраст сегодняшних потомков репрессированных, возглавляющих разного рода “центры”, “союзы реабилитированных”, “организации жертв политических репрессий”, как правило, составляет от 65 до 80 и более лет. То есть в хрущёвско-брежневский период эти граждане пребывали в дееспособном возрасте – соответственно, были зрячи и могли давать оценку правомерности деяний верховной власти.

Вынужденные носить унизительное клеймо “детей врагов народа”, остро переживающие трагедии собственных семей, они не могли не замечать окрест себя ущемления прав и свобод прочих граждан и вроде по совести и по-человечески должны были бы проявлять участие к судьбам “униженных и оскорблённых”.

И, уж конечно, не могли они презреть память невинно осуждённых, приняв идеологию государства, остававшуюся репрессивной по отношению к инакомыслящим, либо хуже того – продать бесценную душу за билет члена КПСС! Ну, примерно так мыслит неискушённый обыватель.

Ан нет, друзья. Читаем в анкетах руководящих работников правозащитных организаций в Красноярске и районах края: окончил(а) высшую школу КПСС, занимал(а) руководящую должность в парткоме (райкоме, крайкоме), почётный член Союза журналистов СССР, работал на советском ТВ, партийный активист, парторганизатор, активный пропагандист идей коммунизма… И так далее и тому подобное.

То есть, почтеннейшие “жертвы политического террора”, вы не просто состояли на довольствии у “кровавого режима” – вы в полной мере служили ему! Вспомните, как давали торжественные обещания, будучи членами ВЛКСМ, потом клялись в преданности КПСС, в благоговейном экстазе преклоняли колена, пели здравицы, знамя целовали!

Но позвольте, присягая на верность партии большевиков – той самой, “виновной” в страданиях ваших отцов и дедов – разве не предали вы этим своих репрессированных родственников?! По сути, вы собственноручно отдали их кости на глумление супостату ради продвижения по служебной стезе, ради обретения благ и привилегий, каковые на тот момент приносило членство в компартии! А потом, когда слово “коммунист” стало ругательным, вы предали и саму партию, отпихнув её ногой за ненадобностью…

И вот сейчас, имея солидные надбавки к пенсии, получая соответствующие компенсации, субсидии, льготы, не брезгуя ни президентскими, ни иностранными грантами, вы – бывшие подручные авторитарных структур – смеете обвинять кого-то в лицемерии и бесчестии, распекая на все лады давно почившую коммунистическую систему?!

Отчего ж вы не разоблачали её “преступную суть”, пока сами входили в состав КПСС? Судя по вашему карьерному росту, вы были рьяны и исполнительны. Верно, преуспели в выявлении “внутренних врагов” и “чуждых элементов”? Ай, как скверно, господа!

К счастью, не все правозащитные организации России видят своё назначение в дискредитации советского периода России. Есть среди них и те, что трудятся над восстановлением исторической правды по событиям октября 1993-го, чеченским войнам, “Норд-оста”, Беслана, защищают права обманутых государством инвалидов и пенсионеров, помогают бедным семьям, беженцам, бездомным. Что тут скажешь – честь и хвала!

И действительно, неужели сегодня некого защищать? Ведь в настоящий день в РФ массово нарушаются права человека: миллионы наших соотечественников прозябают в нищете, люди голодают, мёрзнут в убогих лачугах, не имеют возможности заботиться о собственном здоровье. Приметой времени стала дискриминация людей труда, бесчинство судей и прокуроров, беспредел полиции, Росгвардии.

Никуда не исчезли и политические репрессии, причём гонения на “несогласных” сопровождаются полным списком преступлений против прав и свобод граждан, что свершались в худшие годы советского периода. С тех пор борьба с инакомыслием не прекращалась, просто методы её стали изощрённее, подлее.

Вместе с тем верхушка российских правозащитных организаций благополучно “спелась” с правящим режимом, отчего бравая армия правдолюбцев вместо противодействия государственному произволу перемещает акцент вины с коррупционеров и бандитов во власти куда-то в недосягаемое прошлое, к 30-50-м годам. С самой “перестройки”, три десятилетия подряд, вся эта братия продолжает трусливо пинать мёртвого льва…

Будущее России – её молодёжь. Она ждёт от нас правдивого рассказа о прошлом Отечества. Долг каждого зрелого человека – очевидца минувшей эпохи – не допускать лжетрактовок летописи страны и, отбросив конъюнктурные интересы, крайне бережно и предельно честно доносить слово о пережитом до молодых умов.

Тем более недопустимо приторговывать фальшивками о “миллионах расстрелянных” или, как делают иные правозащитники, строить бизнес на спекуляциях людским неведением, на чужой скорби и трагедиях, на прахе безвестных каторжан.

Обращаясь к шумной галёрке “обличителей тоталитаризма”, должен в очередной раз остеречь таковую от соблазна – толковать хронику былых событий в угоду политическим пристрастиям.

Ну не трогайте вы эпоху СССР нечистыми руками! Не мешайте с грязью биографии целых поколений, беззаветно служивших Отчизне, отстоявших её в огне сражений, поднявших страну из руин! Не забирайте у российской молодёжи ИХ историю!

Что ж вы ополчаете русских против русских, зачем играете на руку врагу? Это грех не менее тяжкий, чем изветы или бессудные казни.

Сергей АНОСОВ. п. Бор, Туруханский район Красноярского края.

Красноярский рабочий

Постоянная ссылка:

«Жертвы — перевёртыши»!?






Поделиться ссылкой:

admin

Recent Posts

Почему в России живут хуже, чем на Западе?

Почему в России живут хуже, чем на Западе? Ведь наша страна отнюдь не обижена природными…

3 часа ago

Это вам не Сталин!

Это вам не Сталин! Как четырежды Герой Хрущев маршалом пытался стать... На похоронах Сталина рыдал…

3 часа ago

Почему СССР победил нацистскую Германию? Отрезвляем «можемповторителй».

Почему СССР победил нацистскую Германию? Отрезвляем «можемповторителй». Сначала маленькое сравнение. Представьте себе, что современный Майк…

5 часов ago

Экспедиция на Алтай!

Экспедиция на Алтай! Алексеевич организовал экспедицию на Алтай с целью изучения уцелевшей с древних времен пирамиды.…

5 часов ago

Неделями не меняли бельё, а вместо мыла натирались золой?

Неделями не меняли бельё, а вместо мыла натирались золой. Как пытаются нам представить быт в…

6 часов ago

Размышления о вожде народов и росте населения СССР…

Размышления о вожде народов и росте населения СССР... «Напрасный труд — нет, их не вразумишь,…

6 часов ago