Загадочная Мангазея!

"Чтобы жить счастливо, я должен быть в согласии с миром. А это ведь и значит «быть счастливым»." Людвиг Витгенштейн ZM
Добавить информацию в закладки (Bookmark)(0)

Загадочная Мангазея!

Первый русский форпост в Сибирском Заполярье

Этот небольшой городок, основанный в начале XVII века, в удаленных и загадочных даже для современников областях, на самом северо-востоке Западной Сибири, заполучил массу громких эпитетов, включая звучное пушкинское «Лукоморье». «Златокипящая вотчина государева» – Мангазея, своим необычным названием обязан энецкому роду Монгкаси, обитавшему в низовьях Таза, у Северного Моря Акиана, на Земле Самоетской.

Еще в конце XV века «мангазейская самоядь» встречается на страницах русских документов. В начале XVII века, в период своего наивысшего расцвета, на месте небольшого Мангазейского острога возникли значительные крепостные укрепления, а к северу от них раскинулся посад. Еще в 1607 году, при воеводах Давыде Жеребцове и Курдюке Давыдове, началось строительство городских оборонительных сооружений, состоящих из сплошных городен-клетей. К этому времени относится и строительство пяти башен кремля, в которых несли службу стрельцы, наблюдавшие за Мангазейской округой. Этот факт, обусловленный к тому же отсутствием качественного строевого леса в окрестностях Мангазеи, много говорит о важности вопроса для московского правительства закрепления России в этом регионе.

«Росписной список города Мангазеи» (1626-1627 гг.) доносит до нас следующую информацию: «Город деревянной рубленный, а у него пять башен, стоит над Тазом рекою. С приезду в стене башня Спаская проезжая четвероугольная, а под нею двои ворота. Одни с приезду, другие изнутри города брусчатые…» [Обдорский край…, № 41]. Далее описываются размеры Спасской и еще четырех угловых башен: Успенской, Ратиловской, Давыдовской и Зубцовской.

Древние остроги Арктики. Мангазея, начало 17 века
Древние остроги Арктики. Мангазея, начало 17 века

Башни снаряжались пушечными нарядами, затинными пищалями и бойницами. Реконструируемые размеры некоторых башен:

Давыдовская: 6,4×6,4 м, высота 9,3 м.

Ратиловская: 4,3х4,3м, высота до 6 м.

Спасская (проезжая): высота 11,4 м.

За стенами кремля, общая протяженность которых составила более 280 м, находились приказная изба – администрация воеводы, стрелецкие сторожки, воеводские усадьбы. Здесь же разместилось одно из самых значительных культовых сооружений города – пятиглавая Троицкая церковь. Посад с проживающими в нем ремесленниками и охочими людьми от крепости отделяла 40-метровая незастроенная зона.

Являясь самой северной точкой русского освоения Сибири, Мангазея остро нуждалась в постоянном снабжении из вне. Очевидно, в летний период снабжение города товарами мог обеспечить только морской транспорт. Им же пользовались и промысловики, которые съезжались в Мангазею к осени. По подсчетам исследователей, в XVII в. ежегодно в морские плавания по северным маршрутам выходило до 65 кочей, без учета тех судов, что крейсировали в устье Печоры и Мезени, отправлялись на Новую Землю и в Карское море. На протяжении всего периода своего расцвета Мангазея принимала до 30 государственных и частных кочей в год, однако были года, когда по различным причинам в город не приходило ни одного судна, как, например, в 1642 г. Мангазея была полностью лишена поставок хлеба. Параллельно с истощением пушных богатств Мангазейской округи рискованное и дорогостоящее плавание по Обской губе становилось все более нерентабельно.

Море Мангазейское. Земля Самоетская. Устье Таза и Оби. Прорисовка с листа Хорографической чертежной книги С.Ремезова.
Море Мангазейское. Земля Самоетская. Устье Таза и Оби. Прорисовка с листа Хорографической чертежной книги С.Ремезова.

Но все же основная дорога в Мангазею проходила не вдоль побережья Ледовитого Океана и через полуостров Ямал, а из Тобольска, по обско-иртышской речной системе смыкаясь с поморской дорогой у Русского Заворота в Обской Губе.

Уже в первые десятилетия существования остро встал вопрос о попытках контроля над так называемым Северным морским (или Мангазейским) ходом – маршрутом, используемым поморами Архангельска и позволяющим проникнуть в Обскую губу из Карского моря посредством волока через ямальские реки Мутная и Зеленая. Правительство старалось всеми силами предотвратить контрабанду драгоценной пушнины и заповедных товаров, кроме того, по свидетельствам очевидцев, этим путем в Западную Сибирь начали пользоваться иностранные агенты. Разбирательство по этому вопросу проходило с 1616 г., и, наконец, в 1619 г. использование Ямальского волока было официально запрещено. В 1620 г. из Москвы тобольским воеводам поступила грамота об учреждении таможенных застав на р. Собь, а также на Ямальском волоке, которые контролировали бы движение по этим коммуникациям. Первая из них была воздвигнута, а вот от идеи постройки заставы на Ямале, из-за отсутствия на указанной местности строительного леса, пришлось отказаться.

Находки 17-го века. Гребень. Кость. Из фондовых собраний музея им. И.С. Шемановского, г. Салехард
Находки 17-го века. Гребень. Кость. Из фондовых собраний музея им. И.С. Шемановского, г. Салехард

Но и движение по Оби в то время было небезопасным. Показателен случай с дьяком Теряевым. 13 июля 1643 года его торговый караван вышел из Тобольска, направляя хлебную казну в Мангазею. Караван прошел мимо Березова, Собской заставы и Обдорска и направлялся к р. Подсопошной где-то в районе совр. Бухты Находка. Повернув оттуда, хлебный запас добрался к мысу Круглому только к сентябрю, где был застигнут сильными ветрами и разбит на мелях, после чего дьяк Г. Теряев отправил двух служилых людей с новостями о крушении обратно в Тобольск, а сам собрал остатки отряда (всего 70 человек) и выдвинулся далее к Мангазеи на одном коче. Однако уже на следующий день последний из уцелевших кочей был разбит у «Черной косы». После этого оставшиеся служилые люди отправились до Мангазеи «нартенным ходом», т.е. по суше. Расстояние от места крушения до устья Таза русским отрядом было преодолено за 8 недель, при этом он стал объектом постоянных нападений со стороны самоедов, самое ожесточенное из которых произошло у Япанчина Шара (залив Ямбург), после чего преследование продолжалось до Пуровского острова. Вероятно, именно там русскому отряду пришлось перейти через уже замерший Таз. По воеводским отпискам известно, что до Мангазеи живых добралось 20 человек, основная часть отряда, включая дьяка Григория Теряева погибла. Место гибели основной части отряда С.У. Ремезов локализует при реке Кровавой. Часть людей, в том числе и Г. Теряев, дошли сначала до Сухарева зимовья, а затем до Щучьей курьи. В Мангазею остатки отряда прибыли лишь 14 января.

Фрагмент крышки бочки с подписью «Иванова». Из фондовых собраний музея им. И.С. Шемановского
Фрагмент крышки бочки с подписью «Иванова». Из фондовых собраний музея им. И.С. Шемановского

В следующем, 1645 г. другой обоз, сопровождаемый Меньшовым Ремезовым (дед знаменитого тобольского картографа С.У. Ремезова) сел на мель здесь же, у «Крикова разбоя». Вероятно, именно эти события послужили толчком к написанию чертежа «Мере Мангазейской», в котором С.У. Ремезов отобразил и рассматриваемую информацию.

С самого начала в Мангазее не было постоянного населения, только служилые люди – «годовальщики», составлявшие гарнизон в течение определённого периода, зверопромышленники и торговые люди. Только с 1625 года в Мангазее поселяются постоянные жители. Это служилые люди (прежде всего «оброчники»), переселившиеся вместе с семьями из Тобольска и Березова. Оброчники в сибирских городах XVII в. – это люди, не входившие в состав гарнизона, но несущие определенные казенные службы (сторожа и целовальники приказной избы, воротники, пушкари, палачи) и потому получавшие (как и церковнослужители – ружники) государево жалованье. Гражданское население в Мангазее было малочисленным. По данным М.И. Белова, в 1644 г. в Мангазее проживало только 5 посадских людей. Но по-прежнему торговому человеку или промысловику-охотнику не было нужды оставаться в этом удаленном месте на постоянное житье и заводить семьи. С запада через Обскую губу прибывали те, кто только направлялся на промыслы пушного зверя, с востока – те, кто возвращался.

Долговая расписка на дереве. Из фондовых собраний ГБУ «МВК им.  И.С. Шемановского».
Долговая расписка на дереве. Из фондовых собраний ГБУ «МВК им. И.С. Шемановского».

В 1654 г. таможенный голова И. Саблин утверждал, что прежде торговых и промышленных людей «зимовало в Мангазее человек по 1000 и больши». Только с осени до весны город оживал с прибытием двигавшихся с противоположных направлений «зверобоев», которые оставались в ней зимовать. Эта «сезонность» создавала невероятную тесноту в городе, где жилья было мало. В 1639 г. дьяк Обобуров вынужден был остановиться, вследствие непригодности для жилья двора его предшественника, «з женишком и з детишками и с людишками» у стрельца Авраама Михайлова: «А на том Аврамове дворе только изба на подклете да сенишка».

Лекало сумки с подписью «Се аз Константину Никифорову по прозвищу Конор… а бяз у него». Из фондовых собраний
Лекало сумки с подписью «Се аз Константину Никифорову по прозвищу Конор… а бяз у него». Из фондовых собраний

Но, как показывают материалы археологических исследований, среди того постоянного населения были ремесленники, кузнецы, пивовары, корабелы. Значительную роль в жизнеобеспечении города играли привозные товары. Судя по находкам, сюда везли ткани и готовые одежды, веревки, кожу и кожаные изделия (прежде всего обувь), стеклянную, высококачественную (ремесленного производства) керамическую и точеную деревянную посуду, тару, металл и металлические изделия, украшения (бусы, перстни, пуговицы, серьги), костяные шахматы, гребни (хотя, вероятно, часть шахмат и костяных гребней могли изготавливаться и на месте). К этому стоит добавить транспортные средства (лодки, карбасы), книги и т.д. И, конечно, существование города, лишенного собственной пашни, было невозможно без поставок продовольствия.

О масштабах мангазейской торговли говорят следующие цифры. В 1630 г. на Русь было всего вывезено 47240 соболей на сумму более 94000 рублей, что более чем втрое превысило затраты казны на снабжение города в этом году. В 1626/27 гг. таможенный сбор составил 11739 рублей, в 1627/28 гг. – 14706 рублей. В то же время доходы с ясачного сбора были следующими:

Чтобы понять покупательную способность названной суммы, приведем некоторые данные о конвертируемости рубля в XVII веке:

лошадь – от 1 до 3 рублей,

корова – 50-70 копеек,

денежное жалование стрельца (без учета натурального) составляло 4-5 рублей в год.

Мангазея очень скоро стала играть и важную роль в вопросах дальнейшего продвижения и освоения новых территорий. В 1633 году, например, мангазейские стрельцы Петрушка Юрлов и Петрушка Переславцев ходили к реке Лена, где обнаружили ранее не объясаченных самоедов. Собрав с них ясак, на колоссальную по тем временам сумму – 1045 рублей, стрельцы вернулись, а на следующий год были пожалованы за свою службу дорогими подарками от царя.

Впрочем, период расцвета был недолог. Уже к 40-м годам XVIIвека в документах отмечается, что драгоценный соболь в районах между Тазом и Енисеем «испромыслился» и основная масса промышленных людей ушла в Восточную Сибирь. Кроме того, ряд катастроф, постигших в Обской губе хлебные караваны, привели к голоду того малочисленного населения, что в силу своих обязательств или нужды не могли уйти на восток.

Пути русских в Мангазею и на Енисей, 16-17 в.в.
Пути русских в Мангазею и на Енисей, 16-17 в.в.

Туруханские таможенные головы писали в 1644 г.: «А которые… мангазейские жилецкие и всяких чинов люди з женишками и детишками для хлебной и платяной скудости из Мангазеи выбресть нартным ходом по первому зимнему пути не могли, и те, государь, едят дерево сосну и траву борщ и бродят все и запухли и будут ли и живы, потому… хлеба продажного нет ни у кого». Князь Ухтомский доносил в Москву: «Дальняя твоя государева заочная вотчина запустела; торговых и промышленных и всяких людей в Мангазее стало мало, и торгов и промыслов нет». Это подтверждает челобитная 1652 г. ссыльного «туленина» Фомы Пашкова, где он пишет, что корма и подворья ему не дали, поэтому они с женой и детьми умирают с голода: «А Мангазейский город бесхлебный и безлюдный, по дворам ходить негде» [Вершинин Е.В., с. 548].

Величину бедствий от голода усугубил и пожар 1642 года. Недаром в этот период жители обретают своего «духовного покровителя» и легенду о местном чудотворце – Василии Мангазейском, способном вылечить от разных болезней, вызволить из ледяной воды, отогнать хищников от соболиных ловушек и даже спасти от самоубийства, если человека одолеет «тяжкая злая кручина». В 1671 году в Мангазее закрывают все церкви. В 1672 г. гарнизон выводится в Туруханск. Последние 14 семей мангазейцев покидают руины города, вероятно, переселившись на Енисей или же в Худосейское зимовье.

Загадочная Мангазея

Придя в запустение, Мангазея на долгое время пропала из истории Сибири. Лишь изредка употребляемое наименование «Мангазейский уезд» напоминало о некогда процветающем городе. Однако развитие исследовательской деятельности и интереса к северным территориям в пореформенное время сыграли свое дело, и спустя два с половиной века Мангазея вновь вернулась, только уже не в качестве «златокипящей царской вотчины», а как уникальный памятник исторического наследия. Первым засвидетельствовал местоположение памятника в 1914 г. И.Н. Шухов. В 1946 г. городище впервые обследовал профессиональный археолог В.Н. Чернецов. Начиная с 1968 г. на Мангазее впервые были проведены крупномасштабные раскопки под руководством М.И. Белова, которые продлились четыре полевых сезона. С 1999 г. по настоящее время работы на памятнике ведёт ООО НПО «Северная археология – 1». За такой достаточно продолжительный срок исследования накопилось огромное материальное наследие, десятки тысяч предметов. Это детали кораблей и сооружений, одежда и обувь, предметы быта и ремесел и многое другое.

Фрагмент передвижной экспозиции про древнюю Мангазею
Фрагмент передвижной экспозиции про древнюю Мангазею

Благодаря уникальным условиям археологизации многие изделия из глубины веков доходят до нас в прекрасном состоянии: сохраняются вещи, выполненные из таких материалов, как кожа, шерсть, ткань, береста, дерево, что позволяет всесторонне реконструировать облик городского жителя «Златокипящей Мангазеи». Интерес к памятнику уже далеко ушел за рамки академических кругов. В выставочных залах ФГБУ «Российский государственный музей Арктики и Антарктики» (г. Санкт-Петербург) именно диорамой «Мангазея» открывается своим гостям экспозиция «История исследования и освоения Северного Морского пути». Не отстает от культурной столицы и «город на Полярном Круге» Салехард – Передвижной выставочный проект «Мангазея. 400 лет Легенды», проводимый ГБУ ЯНАО «МВК им. И.С. Шемановского», за последние годы уже успел пересечь Россию от Мурманска до Южно-Сахалинска и встретил положительные отзывы посетителей музеев.

Оригинал материала размещен в сентябрьском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год http://uralstalker.ru/2020/09/zagadochnaja-mangazeja/

авторы:

Сабаров Александр Николаевич

Окончил Тобольский государственный педагогический институт им. Д.И.Менделеева. Старший инспектор отдела гос. охраны Госкультохраны Югры (г. Ханты-Мансийск). Автор печатных работ по истории и охране памятников культурного наследия Западной Сибири.
Окончил Тобольский государственный педагогический институт им. Д.И.Менделеева. Старший инспектор отдела гос. охраны Госкультохраны Югры (г. Ханты-Мансийск). Автор печатных работ по истории и охране памятников культурного наследия Западной Сибири.

Перцев Никита Викторович

Окончил Курганский государственный университет. В 2019 окончил аспирантуру КГУ. Научный сотрудник сектора археологии и этнографии ГБУ ЯНАО МВК им. И.С.Шемановского (г. Салехард). Автор более 20 печатных работ по истории и археологии Западной Сибири, в т.ч. коллективной монографии «Тюменское и Сибирское ханства»
Окончил Курганский государственный университет. В 2019 окончил аспирантуру КГУ. Научный сотрудник сектора археологии и этнографии ГБУ ЯНАО МВК им. И.С.Шемановского (г. Салехард). Автор более 20 печатных работ по истории и археологии Западной Сибири, в т.ч. коллективной монографии «Тюменское и Сибирское ханства»
обложка сентябрьского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
обложка сентябрьского 2020 года номера журнала «Уральский следопыт»






Поделиться ссылкой:


Объявление беZплатно: + Ваше Объявление




Мысль на память: Хорошее управление состоит в том, чтобы показывать обычным людям, как сделать работу превосходных людей.


ИНФОРМАЦИЯ БЕzПЛАТНО: + Ваша Информация

Zmeinogorsk.RU$: ^Град ОбречЁнный^ -Информация- Земля Неизвестная!?

Уzнать: Этот День в Истории+



Related posts

Leave a Comment

четыре × 4 =