Загадка древнейшего рудника Алтая

"Самая большая глупость- делать тоже самое и надеяться на другой результат" А. Эйнштейн ZMEY
Время на прочтение: 15 минут(ы)

Загадка древнейшего рудника Алтая

Виктор Бабушкин
Посвящается моему учителю
Георгию Алексеевичу Иванкину

“Срединная Азия с её могучими горными хребтами и бескрайними пустынями и степями, страна резких климатических контрастов и колыбель выносливых кочевых племён, которые некогда колебали границы Китая и стран Ближнего Востока, всегда манила исследователей.”
Ю.Н. Рерих.
В горах Усть Канского района Республики Алтай в 1955 году геологи обнаружили самый древний в Сибири полиметаллический рудник, датируемый 4-3 тысячелетием до нашей эры.Из-за труднодоступности и высокогорного климата объект, который ученые назвали “Владимировка”, хорошо сохранился.Найденный рудник находятся на высоте 2 тыс. 200 метров. Другие месторождения на Алтае давно были разрушены последующим их освоением, а это сохранилось в нетронутом виде. “Из-за высоты здесь наблюдается вечная мерзлота, что позволяет рассчитывать даже на находки органического происхождения”, – сказал кандидат исторических наук, докторант кафедры археологии АлтГУ Сергей Грушин. Однако, по словам учёного, большой загадкой остается, зачем древние люди добывали медь в столь труднодоступном для разработки месте. “На Алтае много более доступных месторождений, тем более, что на “Владимировке” месторождение сульфидное. А отделить серу от меди не так-то просто”,

Меня заинтересовало, что же добывали 5500 лет назад древние рудознатцы и как использовали сырьё. Результаты своего расследования привожу ниже. Оказывается, на руднике добывали не только медь…!

Радиоуглеродный анализ найденной на объекте (в стенке канавы 62) деревянной палке (СОРАН-3802) показал, что возраст древесины определён, как 3576 лет до н.э., что соответствует середине IV тыс. до н.э. (Афанасьевская культура).

В архиве А.И. Баженова сохранилась уникальная фотография, запечатлевшая десять орудий горного дела, доставленных в лагерь геологов.

Афана;сьевская культу;ра – южносибирская археологическая культура бронзового века (середина IV тыс. до н.э. – II тысячелетия до н. э.). Название культура получила от Афанасьевской горы (близ с. Батени в Хакасии), где в 1920 году был исследован первый могильник этой культуры.

Помимо основного района – Алтая (Ело 1-2, Бике 1, Пещеркин Лог и др.) и Хакасско-Минусинской котловины, ареал памятников включает Восточный Казахстан, Западную Монголию и Синьцзян.

Афанасьевская культура – первый этап эпохи палеометалла в степях Южной Сибири, являющийся отправной точкой в понимании развития историко-культурных процессов в жизни древнего населения этой территории. В основном, представлена, древними могильниками, поселения встречаются значительно реже.

Медь использовалась для украшений, игл, шильев, небольших ножей. Афанасьевские мастера ещё не знали литья, медные предметы обрабатывались ковкой.

Керамика афанасьевской культуры разнообразна по размерам и форме. Преобладали высокие остродонные сосуды с ёлочным орнаментом. Узор наносился затупленной палочкой или гребенчатым штампом.

Хозяйство афанасьевцев было комплексным. Наряду с традиционными для неолитической Сибири сетевым рыболовством и охотой, получили развитие скотоводство и в меньшей степени земледелие. Находки костей домашних животных в могилах и культурном слое поселений свидетельствуют, что афанасьевцы разводили коров, лошадей, овец. Комплексное хозяйство позволило им жить оседло, в постоянных жилищах.

Несмотря на наличие металлических украшений, орудия были каменными. Посуду делали из глины и дерева. Глиняная посуда разнообразная: в основном, это яйцевидные горшки ёмкостью от 1,5 до 3 литров. Горшки зарывали в землю, и пища варилась жаром костра. Среди сосудов встречаются и большие, ёмкостью до 200 литров. Покойников хоронили в курганах.

Предположительно культура была создана мигрантами из Восточной Европы, в частности, носителями  Днепро-Донецкой культуры впоследствии, ассимилировавшими местное население. Сменилась Каракольской культурой.

Сегодня наследники Днепро-Донецкой культуры на Донбассе (этнические русские, казаки) противостоят очередной экспансии наследников  западной Трипольской культуры (бандеровцам, бандерлогам).

Наследниками афанасьевцев были племена тагарской культуры, дожившей до III в. до н. э., по другой версии, тагарцы были скифами, а потомки афанасьевцев – тохарами, которых именно скифы-тагарцы вытеснили в Синьцзян. Большинство исследователей ассоциируют афанасьевскую культуру с прото-тохарами.

Афанасьевцы являлись носителями протоевропеоидного антропологического типа. Афанасьевцы с территории Хакасии характеризуются очень длинным, довольно широким, средневысоким долихокранным черепом, наклонным лбом, а также сильно развитым надбровьем, низкими и широкими орбитами, больше прямоугольной формы, большим межорбитным расстоянием, высоким носом. Таким образом, контакты между европеоидами и монголоидами на данной территории, возможно, происходили уже на самых ранних этапах.

Формирование афанасьевской культуры связано с переселением на Алтай раннескотоводческих племён протоевропеоидов, занимавшихся отгонным скотоводством. Медь и бронза начали применяться в производстве оружия, орудий труда, предметов быта и украшений. Этническую принадлежность афанасьевцев определить пока не удалось, можно говорить лишь об их расовой принадлежности. Антропологи утверждают, что эти люди были очень высокими (средний рост 1,8 – 1,9 м). Согласно реконструкциям черепа, это были элитные европеоиды. Они были похожи на представителей древней индоевропейской культуры – Днепро-Донецкая. Её создатели отличались могучим ростом и силой (средний рост 189 см.). Эти исполины занимались охотой и рыбной ловлей и наряду с этим изготовляли остродонную керамическую посуду, выращивали культурные растения и выпасали крупный и мелкий рогатый скот. Кроманьонцы «нордического» типа.

Следует, прежде всего, отметить, безусловно, яркий европеоидный облик афанасьевцев. Даже при значительном увеличении материалов, в серии афанасьевцев Горного Алтая по-прежнему нет ни одного черепа, в морфологии которого прослеживались хотя бы незначительные следы монголоидов. Женская серия отличается, по сравнению с мужской, ещё большей выраженностью европеоидных черт.

На протяжении тысячелетий афанасьевцы практически не смешивались с аборигенами. Да и сейчас смешение европеоидов с другими расами не приветствуется.

Установлено, что на базе афанасьевской культуры позднее появилась скифо-сибирская культурно-историческая общность.

Что касается происхождения афанасьевской культуры и «чудских» племён, то существенно, что к востоку от Саян на протяжении многих веков развивалась культура прибайкальского неолитического типа, во всём отличная от афанасьевской культуры. И в антропологическом отношении племена Восточной Сибири принадлежали другому расовому типу. Это были монголоиды.

Афанасьевское же население характеризовалось ярко выраженным европеоидным типом. Культура афанасьевских племён тоже не находит аналогии на востоке. На западе же можно видеть определённые черты сходства ее с ямной и частично катакомбной культурами степей Причерноморья и с Заман-Бабинской культурой Средней Азии. Афанасьевские племена на Енисее представляют собой, таким образом, крайнюю восточную ветвь европеоидных племён Евразии. Племена эти объединялись сходным хозяйством – зачатками скотоводства, земледелия и металлургии, а также, очевидно, происхождением, о чём свидетельствует и единство антропологического типа.

Но, несмотря на первобытное равенство и отсутствие эксплуатации, между отдельными первобытными общинами на Алтае уже случались распри и вооружённые столкновения. Красноречивым свидетельством этого является скелет из погребения по р. Ян-Улагану с каменным наконечником стрелы, вонзившейся в спинной позвонок.

Афанасьевцы оставили о себе в Алтайском крае и свидетельство другого рода – они положили начало сибирской металлургии. В архивах сохранились сведения о сотнях древних, так называемых “чудских копей”. Чудские рудокопы добывали богатые легкоплавкие руды в верхних зонах месторождений. При этом богатая руда выбиралась, а порода и бедная руда выбрасывалась в отвалы, которые образовывали рядом с выработкой большие насыпи. Чудские отвалы служили ориентиром для рудоискателей XVIII – XIX столетий. Об этом пишет И.В. Щеглов (1993) в “Хронологическом перечне важнейших данных из истории Сибири: 1032-1882 гг. Любопытно, что ни один из значительных рудников Алтайских гор не был открыт русскими рудоискателями иначе, как по следам древних чудских разработок. Глубокая древность этих рудников доказывается находимыми в них орудиями, сделанными из камня и меди и, следовательно, принадлежавшими ещё к тому времени, когда здешним обитателям железо не было знакомо. В Змеиногорском, Золотушевском и других рудниках были найдены орудия из меди: кайлы, кирки, клинья, а также из камня и преимущественно из диорита, распространенного на Алтае Металлы добывались не для собственного потребления, по мнению Гумбольдта, они отсылались Скифам и Грекам, получавшим, вероятно, большую часть своего золота и серебра из нынешней Томской губернии путем торговли, как это подтверждается рассказом Геродота об Аримаспах и Исседонах и сказкой о грифах.

О масштабах разработок древней чуди есть сведения в “Землеведении Азии” Карла Риттера, изданной в 1860 г. с дополнениями П. Семенова: “На р. Чагирка находится деревня того же названия, известная ещё со времен Палласа своими медными рудниками и в то время бывшая ещё форпостом. Со времен Демидова принялись тут за разработку копей древней Чуди, оставившей здесь огромные груды шлаков, которые свидетельствуют о деятельности этого народа. Рудники были вырыты на половине высоты горного хребта, тянущегося, по словам Палласа, наподобие огромного крутого вала, вдоль р. Чарыш и понижающегося от востока к северо-востоку”.

Интересные сведения  приведены в книге: Баженов А.И., Бородаев В.Б., Малолетко А.М. Владимировка на Алтае – древнейший медный рудник Сибири. Томск. Томский государственный университет, 2002: «Сам Паллас описал основные виды горных выработок Алтая: карьеры или разносы, разведочные ямы-закопушки, траншейные разрезы, вертикальные шахты».

Мне посчастливилось во время геологической практики в Хакассии увидеть древние выработки. Знаменитую «яму Паласа», где до сих пор можно найти кусочки самородного серебра. Наш руководитель Георгий Алексеевич Иванкин показал древнюю глубокую, вертикальную выработку, примерно 25–30м. Он рассказал нам, что здесь добывали руду, так называемые «чудские» племена. До сих пор таких людей называют чудаками. Представьте себе, едет или идёт кочевник и вдруг, перед ним, прямо из-под земли, появляется человек с чёрными от копоти и пыли руками и лицом, на котором сверкают белки глаз. Естественно путник пугался и убегал прочь. Потом он об этом рассказывал своим соплеменникам, но ему никто не верит. Так рождались легенды и мифы.

По моему мнению, добытая руда переносилась вниз к подножью горы, в лесистую местность, к реке. Там был временный летний лагерь, где из руды добывали металл и изготавливали краски. Следы этих работ отвалы, остатки печей обнаружить можно. Но их пока ни кто не искал. Большинство открытий в археологии делается случайно. Придёт время и нашему.

Чудские рудокопы разрабатывали не только месторождения зоны окисления, но и коренные сульфидные руды.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что масштабы разработок должны были отразиться и в уничтоженных лесах и в создании новых типов местообитаний.

Датировка древнего горнорудного производства на Алтае до сих пор не разработана. В некоторых выработках были найдены медные орудия, что позволяет датировать их (выработки) энеолитом, так как в эпоху бронзы вряд ли такие изделия из мягкого металла использовались бы на рудных разработках. О медных орудиях (два кайла), найденных на Змеиногорском руднике на глубине 17 сажен, сообщал П.С. Паллас. Кайлы эти напоминают современные, но они круглые в сечении и оканчиваются наподобие долота. Неоднократно находили в древних выработках и отвалах около них каменные топоры, изготовленные из очень прочных пород камня. Это также в какой-то мере может указывать на древний возраст орудий (энеолит). Находки бронзовых орудий, а позже и железных, позволяет предполагать, что добыча руд металлов на Алтае продолжалась в течение нескольких тысячелетий, по крайней мере, до эпохи раннего железа.

По продолжению П.С. Палласа, древние рудокопы были венграми (уграми), И.П. Фалька – монголами (арии, либо угры). Не нужно путать с современными монголами скотоводами.

Детальное изучение останков потомственного монгола Тимура показало, что в антропологическом отношении он относился к европеоидной расе.

По моим  предположениям они были европеоидами, праруссами (угорская ветвь).

Мои предки пришли на Алтай, (родину их далёких предков) вслед за Ермаком из Перми с Северного Урала. Они были северные русские, среди них 35% угров, столько же насчитывается среди современных венгров. П.С. Паллас не имел ни кого понятия о генетике. Но определил угорскую природу древних рудознатцев.

Афанасьевцы жили на Алтае в основном в долинах крупных рек – Катуни, Чарыша, Ануя и их главных притоков. Отсутствие найденных поселений исследователи объясняют занятием скотоводством в горах, где нет обширных пастбищ. Концентрация в одном месте и на длительно время привела бы к истощению пастбищ. Это одна из немногих археологических культур Сибири, пришлое происхождение которой не вызывало сомнений с первых лет изучения. Жили они в близи месторождений, отработав богатые верхние части, переселялись к новому.

По данным Трапезова Ростислава Олеговича: В исследованной серии образцов мтДНК представителей населения афанасьевской культуры Алтае-Саянской горной страны обнаружены преимущественно западно-евразийские компоненты (гаплогруппы K, J1b, W). Их происхождение связано с миграцией в регион древних западно-евразийских популяций, генетически отличающихся от охотников-собирателей Северо-Западной Евразии. Присутствие в составе серии варианта гаплогруппы А10 связано с влиянием автохтонных популяций юга Западной Сибири на генофонд мтДНК населения афанасьевской культуры.

К исчезнувшему субкладу К1 принадлежал Эци – человек, обнаруженный в Тироле вмёрзшим в лёд, живший около 5 тыс. лет назад и принадлежавший предположительно к пфинской культуре (7 тысяч лет назад они первыми одомашнили свинью. У афанасьевцев останков свиней не нашли. Они одомашнили лошадь.

Современная гаплогруппа K встречается у евреев-ашкеназов и составляет 33%. у чувашей, около 18% , а также у евреев Северной Африки, причем в последнем случае субклады K не совпадают с найденными у ашкеназов. У французов составляет порядка 8%, то у русских и поляков эта величина едва превосходит 4%, а на крайнем востоке континента опускается до 2%. Другие неевреи, у кого широко представлена гаплогруппа K, – это  друзы  Сирии,  Ливана,  Израиля  и  Иордании, из которых к ней принадлежат 16 %, также было установлено, что к данной гаплогруппе принадлежит значительная часть палестинских арабов.

Современная гаплогруппа J1b преобладает на Ближнем Востоке, а также нередко встречается на крайнем атлантическом побережье Европы; выраженную звездную структуру имеет молодой кластер J1b1a. Во многих популяциях Западной Европы и Ближнего Востока их доля в общей массе J значительно выше, что, по-видимому, объясняется различиями в маршрутах неолитических миграций.

Предком гаплогруппы W является гаплогруппа N2 Гаплогруппа W представлена в Европе, Западной и Южной Азии. В других местах доля данной гаплогруппы минимальна. Наиболее высокая концентрация – на севере Пакистана. Неклассифицированный родственный подкласс N* обнаружен у аборигенов Австралии.

В 2008 году группа ученых из Лаборатории молекулярной антропологии Медицинского Института Страсбургского Университета под началом доктора Кристины Кайзер опубликовали результаты исследований ДНК проб из останков древних захоронений носителей Афанасьевской культуры 3,500 – 2,500 до н.э. Результаты ДНК анализа показали, принадлежали к гаплогруппе N1a

Гаплогруппа N1a определяется мутацией M128. Предполагается, что N1a возникла примерно 12 000 лет назад.

Гаплогруппа N1a с небольшой частотой выявлена в таких этнических группах  Азии, как манчжуры,  сибо, манчжурские  эвенки,  корейцы, северные китайцы, буи, а также некоторые тюркские народы Средней Азии. Частота гаплогруппы N1a у этих народов составляет 2 – 8 %

В 2009 году они же опубликовали результаты исследований ДНК проб из останков древних захоронений носителей андроновской (1800-1400 гг. до н.э.), тагарской (800-100 гг. до н.э.) и таштыкской культур (100-400 гг. н.э.)
Результаты ДНК анализа 10 останков мужчин показали, что 9 из них принадлежали к гаплогруппе R1a1. В те времена на Алтай мигрировали Андроновцы с Южного Урала, Аркаимцы (R1a1) и пр.

Гаплогруппы N, W – характерны для угров, гаплогруппа R1a1 – для славян.

По мнению Цыб Сергея Васильевича формирование алтайского варианта афанасьевской культуры было связано с переселением на Алтай во 2-й половине IV тыс. до н.э. раннескотоводческих европеоидных племён из восточно-европейских степей.

Историческая роль афанасьевской культуры Южной Сибири остаётся пока ещё не совсем ясной. Безусловно, что по уровню социально-экономического развития афанасьевские племена намного опережали своих соседей – охотников и рыболовов. Прогрессивная историческая роль афанасьевских племён заключалась не только в том, что они являлись древнейшими скотоводами Сибири; кроме того, население афанасьевской культуры первым из сибирских народов поставило на новый качественный уровень производство орудий труда, освоив приёмы добычи и обработки медной руды; относительная хронологическая древность и типологическая уникальность медно-бронзовых изделий с Алтая 1V-Ш тыс. до н.э. позволяет предполагать, что в данное время в этом районе существовал самостоятельный очаг горно-металлургического производства.

Можно предполагать, что первые скотоводы  и металлурги Сибири оказали значительное культурное, этническое и экономическое влияние на развитие сибирских аборигенных племён, однако, до сих пор мы не имеем ярких археологических свидетельств о взаимодействии афанасьевской и местных культур. Без сомнения, в этом разрезе можно рассматривать отмеченные нами связи алтайских афанасьевцев и верхнеобских племён, а также факты взаимодействия афанасьевской и окуневской культур на юго-западной периферии Минусинской котловины.

По данным Баженов Александра Ивановича и др., 2002: «В захоронениях в составе сопроводительного инвентаря были найдены медные изделия: целые ножички и их обломки, бусины из свернутых медных пластин, проколки. Приходится удивляться опыту и настойчивости древних рудознатцев, которые могли открыть немало медных рудопроявлений, в том числе в таких частях Алтая, которые не несут явных, бросающихся в глаза признаков рудных минералов. Если зоны окислений со своим ярким цветом могли хорошо быть опознаваемы на местности, то открытие бедных сульфидных руд Владимировки, расположенных высоко в горах в условиях глыбовых развалов, безлесья, вечной мерзлоты, отсутствия воды, – это подвиг, которым можно только восхищаться. Очевидно, в афанасьевском обществе уже выделилась каста рудоискателей. Трудно поверить, что пастухи находили время и для поисков руд и что они в совершенстве обладали таким «попутным» искусством, как рудоискательство».

Технология металлургического производства неизвестна. Имеется лишь единственное описание, касающееся этого процесса именно у афанасьевцев. На памятнике Куюм в долине Катуни под выкладкой 2 раскопа 2 в засыпке могильной ямы под обломками каменной плиты был найден оригинальный льячек.

Льячек в форме полой головы медведя был изготовлен из диорита. Внешние размеры изделия 9 х 7,5 см, внутренние – 7,5 х 5,5 см, глубина 2,5 см. Большое отверстие, просверленное в пасти, служило для вставления туда рукоятки. В конце морды и по бокам были сделаны сквозные отверстия. В центре льячека видны царапины от соскабливания металла, дно покрыто пятнами от сильного прокала. Следы прокала заметны и на внешней поверхности. Эта находка натолкнула Е.М. Берс (1974) на следующие реконструкции. «Чудесное и долго необъяснимое превращение «камней» в металл при эмпирической плавке в древности могло восприниматься лишь на основе символических представлений». И далее: «общеизвестно, что если в большой и долго горящий костёр попадают куски с окисленной медной рудой, то из неё может выплавиться королёк металла. Вторичная плавка позволит из льячки или плавленой руды (из такого тигля) получить и вылить для ковки или в литейную формочку медь». Дроблёная руда или королёк меди, вторично расплавленный в льячке, переливались через отверстие сбоку, и на медвежьем празднике показывалось, как с помощью духа медведя – тотема родоплеменных групп – из камня получается металл. По мнению Е.М. Берс, форма льячека заимствована у ранее возникших ложек – деревянных или глиняных.

Источники руд достоверно не известны, кроме одного – Владимировка. Несомненно, были и другие рудники.

Археологами Алтайского госуниверситета изделия из металла найдены в пяти могилах. В основном это украшения (серьги, браслет). Спектральный анализ двух металлических изделий был выполнен в Лаборатории минералогии и геохимии Томского госуниверситета (аналитик Е.Д. Агапова). Пробы были отобраны на Алтае: проба 1 – Кара-Коба I, оградка 2, звенья от браслета; проба 2 – тоже звенья от сходного браслета, не имеет точной привязки. Металл пробы получен при раскопках памятника Кара-Коба-1, оградка, или памятника Ело-Баши, оградка 1.

По заверениям Н.Ф. Степановой (устное сообщение), обе находки, несомненно, взяты из афанасьевских памятников. Спектральный анализ показал в пробах следующее содержание элементов, соответственно (вес. %): марганец 0,02 – 0,025, никель – 0,005 – 0,07, цинк – 0,003 – 0,003, железо – 0,01 – 0,01, натрий – 0,015 – 0,02, свинец – 0,006 – 0,004, висмут – 0,0005 – 0,0005, титан – 0,05 – 0,05, кобальт – 0,003 – 0,003, фосфор – 0,1 – 0,5, галлий – 0,0005 – нет, серебро – 0,007 –  0,07, магний  –  0,005 – 0,005, кальций – 0,05 -0,05, алюминий – 0,07 – 0,015, кремний – 0,02 – 0,03, медь – »5 – »5 (основа). Не обнаружены: золото, мышьяк, сурьма, индий, молибден, вольфрам, олово, бериллий, кадмий, палладий, барий, германий. Спектр элементов позволяет сделать следующие выводы:
1. Изделия изготовлены из меди;
2. В составе металла нет легирующих добавок, все микропримеси имеют природное происхождение;
3. Состав микропримесей в обеих пробах очень близок, поэтому можно говорить об одном источнике исходного сырья.

В руде Владимирского месторождения содержится мышьяк, молибден, палладий (до 1.08–1.65 г/т), сера, в образцах медных изделий они не обнаружены. Изделия произведены из руды другого месторождения, по-видимому, из богатых окисленных руд, содержащих малахит, азурит и др.

Владимировское месторождение скарново-гидротермального типа, скарновые тела имеют линзообразную форму, но нередки залежи неправильной формы.

Состав скарнов месторождения довольно однообразный. Наибольшим развитием пользуется гранатовый и гранато-пироксеновый скарны.

Указанные разности распределены закономерно: гранато-пироксеновый приурочен к контакту с интрузивным массивом, гранатовый слагает тела, расположенные по периферии контактовой зоны.

На скарновые образования наложены стадии гидротермального изменения безводных скарновых минералов.

В экзоконтактовой части широко распространены зоны дробления субмеридионального и субширотного простирания, причём перемещения вдоль этих зон были весьма незначительны. В широтных зонах часто отмечаются зеркала скольжения. Углы падения этих зон колеблются в пределах 50-70°.

Локализация рудных тел подчинена трещинным структурам экзоконтакта. Кобальтовая минерализация контролировалась широтными зонами, а более поздняя сульфидная – меридиональными. Наиболее богатая кобальтовая минерализация развивается на пересечении субширотных и субмеридиональных зон, где она слагает трубообразные тела, вытянутые в субширотном направлении.

Изучением вещественного состава руд месторождения занималась Б.Л. Бальтер, определившая следующие минералы: кобальтин (CoAsS), арсенопирит (FeAsS), глаукодот (богатая кобальтом разновидность арсенопирита, Co,FeAsS), герсдорфит (сульфоарсенид никеля состава NiAsS) молибденит (MoS2), сфалерит(ZnS), галенит (PbS), халькопирит (CuFeS2), пирротин (FeS), пирит (FeS2 две генерации), марказит (FeS, с иной кристаллической решёткой, чем у пирита).

В соответствии с минералогическим составом выделяются следующие разновидности руд:
• Кобальтиновые руды содержат, кроме кобальтина, незначительное количество пирита и молибденита. Как показывают наблюдения в штольнях, указанные сульфиды появляются по периферии кобальтиновых рудных тел. Кобальтин обычно распределяется в форме вкрапленников, но иногда слагает гнёзда сливных руд.
• Арсенопиритовые руды образуют тела, приуроченные к субширотным зонам преимущественно на западном фланге месторождения. Изучены эти руды слабо. В частности, определение глаукодота подтверждено лишь данными качественных реакций.
• Пирит-пирротиновые руды слагают сульфидные тела (прожилки и линзы), приуроченные к трещинам субмеридионального простирания. Обычно такие сульфидные тела можно объединить в широтные полосы, насыщенные сульфидами.
• Галенит-сфалеритовая минерализация, содержащая также немного халькопирита, накладывается на более ранние рудные ассоциации. Иногда галенит и сфалерит появляются в зальбандах карбонатных жил.

Формирование Владимировского месторождения происходило в сложных тектонических условиях. Отложения кобальтиновой, пирит-пирротиновой и галенит-сфалеритовой (с халькопиртом) парагенетических ассоциаций разделялись деформационными перерывами. В пределах месторождения отчётливо проявляется вертикальная и горизонтальная зональность. Первая выражается в том, что на низких штольневых горизонтах увеличивается количество молибденита. Горизонтальная зональность сказывается в изменении кобальтовой минерализации в направлении с востока на запад. При движении в этом направлении кобальтин, распространённый в восточной части месторождения, сменяется кобальтсодержащим арсенопиритом, резко преобладающим на Быструхинском участке. Кроме того, сфалерит-галенитовая минерализация преимущественно концентрируется по периферии месторождения на значительных расстояниях от контакта с интрузивом, а также обрамляет кобальтоносные рудные тела.

Медная минерализация (халькопирит) отмечается также по периферии кобальтового оруденения и представляет собой внешнее обрамление рудного тела. Концентрации медьсодержащих минералов невелики, и приходится удивляться умению древних горняков искать даже столь невыразительные рудопроявления и их эксплуатировать (Баженов и др., 2002).

В отвалах древних выработок Владимировки не были найдены рудные обломки. Отвалы сложены сравнительно схожими по размерам некрупных камней вперемешку с оранжево-коричневым от окислов железа суглинком. В осыпях, сформировавшихся естественным путем, нет такого количества суглинка и, как следствие, нет характерного коричнево-рыжего цвета, обычно камни серые.

Оранжево-коричневые от окислов железа суглинки, образовались в процессе окисления и разрушения, в результате выветривания пирита, пирротина, марказита выброшенных древними рудокопами в отвал за ненадобностью.

Добытая руда, медная, кобальтовая, мышьяковая, свинцовая и цинковая  вся шла в дело. По моим предположениям мышьяк (вместо олова) использовался для получения мышьяковистой бронзы. В те далёкие времена он широко использовался, в виду отсутствия олова.

На месторождении присутствует стронций, его с IV века до н.э. уже умели использовать для получения красок и эмалей. Наверняка его использовали в ритуальных целях. Если его бросить в костёр, то он вспыхивал ярким кроваво красным цветом. Эффектное зрелище. Возможно, в этом и кроется главный секрет Владимировки. В других районах и месторождениях Алтая стронция практически нет.

Кобальт (1495 °C) его температура плавления значительно выше меди (1085 °C), мог, использоваться для получения синей краски. Свинец (328 °C) и цинк (420 °C), как для получения металла, так и для производства красок, стронций (777 °C) – краски, эмали, порошок для ритуальных церемоний.

Древние люди были прекрасные художники, но они испытывали постоянный дефицит в красках, особенно в синей.

Многие открытия в археологии делаются случайно. Именно так и произошло со знаменитыми росписями Каракола. При строительстве мемориала в центре села Каракол в Горном Алтае строители наткнулись на остатки кургана энеолитического времени. Под насыпью были обнаружены остатки погребений, совершённых в заглубленных в землю “ящиках” из каменных плит, перекрытых такими же плитами. На черепах погребённых отчётливо прослеживались следы красной краски. В каракольском кургане не было обнаружено ни одной вещи, которая могла бы помочь датировать памятник, однако находки были действительно уникальными.

На стенах погребальных ящиков сохранились многочисленные изображения, выбитые и нарисованные краской. Почти все они были трехцветные – древние художники использовали красную, белую и чёрную краски.

Мы видим, что ладони существа нарисованы, синей краской.
Рисунки нанесены охрой и другими красками, секрет которых не найден и поныне. Палитра каменного века видна, в ней четыре основные краски: чёрная, белая, красная и жёлтая. Две первые употреблялись довольно редко.
Позднее в медно-бронзовом веке появилась – синяя.

Памятники Каракольской культуры возникают вскоре после проникновения на Алтай Афанасьевской культуры. Вновь прибывшие каракольцы, вытесняют афанасьевцев с Алтая и поселяются там, на продолжительное время. Датировки Каракольской культуры пока еще малочисленны. Так, например, для раннего этапа возникновения культуры пока имеется только одна радиоуглеродная датировка – 2720 лет до н.э. Но эта дата хорошо вписывается в происходящий пересмотр датировок Афанасьевской и Окуневской культур, что подтверждает тезис, о их практически одновременности.

Первое определение возраста Владимировского археологического памятника было сделано Л.Р. Кызласовым (1965) по принадлежности сверлёного топора к афанасьевской культуре: конец III – начало II тыс. до н.э. Позже он несколько удревнил возраст Владимировки: середина – третья четверть III тыс. до н.э. (Кызласов Л.Р., 1993).

По деревянной палке, найденной В.Б. Бороаевым в 1997 г. в стенке канавы 62, в лаборатории Института геологии и геофизики СО РАН (аналитик Л.А. Орлова) был сделан радиоуглеродный анализ (СОАН-3802). Согласно анализу возраст древесины определён как 4665±75 лет (отсчёт от 1950 г.) или 2715±75 лет до н.э., что соответствует концу первой трети Ш тыс. до н.э.

Возраст палки из Владимировки 2715 лет до н.э. совпадает с датировкой Каракольской культуры, радиоуглеродная датировка – 2720 лет до н.э.

Возможно, Владимировский рудник разрабатывали представители Каракольской культуры.

По мнению Чикишевой Татьяны Алексеевны: «Признаки «западного» направления, обнаруженные в каракольской одонтологической серии, имеют определенную связь с европеоидной расой, однако, в связи с очень малой численностью серии идентифицировать европеоидный компонент не представляется возможным. По признакам «восточного» направления одонтологический комплекс каракольской культуры может быть сопоставлен с комплексом окуневской культуры».

Налицо такое сочетание краниологических признаков, которое может явиться результатом смешения носителей двух разных морфологических комплексов, возможно даже относящимся к двум разным расам – монголоидной и европеоидной. Европеоидный краниологический вариант, ставший вторым компонентом метисации, характеризуется особенностями, свидетельствующими о возможных в эпоху бронзы связях племен Юго-Восточного Алтая со скотоводческим населением Передней и Средней Азии, о чём говорят данные археологии (Молодин, Полосьмак, Новиков и др., 2004,). О возможности такого направления связей косвенно могут свидетельствовать результаты палеогенетического анализа людей из погребений в комплексе Бертек-56. Выявленная в образце митохондриальной ДНК ребенка гаплогруппа W (Чикишева, Губина и др., 2008), распространена в настоящее время в Европе, Западной и Южной Азии и с высокой частотой в Северном Пакистане (Petraglia, Bridget, 2007; Metspalu, Kivisild et al., 2004). В образце митохондриальной ДНК мужчины обнаружена гаплогруппа Н, доминирующая в древних образцах с территории Горного Алтая (неолитического и образцов каракольской культуры (Чикишева, Поздняков и др., 2009).

Современная гаплогруппа H, является наиболее распространенной и наиболее диверсифицированной материнской линией в Европе, в большинстве стран Ближнего Востока и в Кавказском регионе. Саамы Лапландии являются единственной этнической группой в Европе, кто имеет низкий процент гаплогруппы Н, колеблется от 0% до 7%. Частота гаплогруппы Н в Европе, как правило, составляет от 40 % до 50%. Самые низкие частоты наблюдаются на Кипре (31%), Финляндии (36%), Исландии (38%), а также Беларуси, Украины, Румынии и Венгрии (все 39%). Единственным регионом, где Н превышает 50 % населения, являются Австрия (54%) и Галисия (58%) на севере Испании, и Уэльс (60%).

Потомки «чудских» европеоидных племён Азии основали в железном веке крупное производство стали, следы которого находят в Кузнецкой котловине. Они снабжали оружием и амуницией, причём в огромных количествах и наилучшего качества, великие империи гуннов и татаро-монголов. А их храбрые воины не один раз покоряли Европу, Мессопотамию, Среднюю Азию, Ближний Восток, Северную Африку, Китай и др.

Чем больше человек изучает самого себя, свою историю, устройство мироздания, тем больше он удивляется. И осознаёт, что процесс познания бесконечен.

 






Поделиться ссылкой:

Единый Указатель Ресурса: https://zmeinogorsk.ru/zagadka-drevnejshego-rudnika-altaja/

Related posts

Leave a Comment

шестнадцать + 19 =