За что Сталин лично извинялся?

За что Сталин лично извинялся перед митрополитом Сергием в сентябре 1943 года?

В молодые годы Иосиф Джугашвили (Сталин) учился в тифлисской духовной семинарии. В зрелом возрасте он устраивал гонения на церковь и отрицал роль религии в жизни общества. Но однажды случилось так, что главный коммунист страны вынужден был пересмотреть свои взгляды на церковь и извиниться перед её иерархами. Хотя, может быть, он, как обычно, вёл двойную игру? Попробуем разобраться.

Сергий (Страгородский) и Сталин (коллаж)

Влияние войны

Начало Великой Отечественной войны заметно повлияло на отношение Советского государства к церкви. Союз воинствующих безбожников (сталинских «хунвейбинов») был распущен. Антирелигиозная пропаганда прекратилась. Однако в целом радоваться было нечему — с конца 1930-х годов Русская православная церковь пребывала в в состоянии полного разгрома. Но вот в сентябре 1943 года в Ульяновск, где в эвакуации находился Патриарший местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский), прибыла депеша из Кремля. Дальнейшие события изложены со слов А.Э. Левитина-Краснова, приведённых в одной из книг Р. Медведева.

В великой спешке, не захватив с собой всех вещей, митрополит Сергий, его приближённый Колчицкий и архимандрит Иоанн Разумов погрузились в вагон. Наутро 4-го сентября они уже были в Москве. На вокзале их встретили будущий патриарх митрополит Ленинградский Алексий и митрополит Киевский Николай, также срочно прибывшие из своих епархий. К большому удивлению Сергия его отвезли не на Баумановский переулок, где он прожил 15 лет, а в бывшую резиденцию германского посла Шуленбурга. Всем прибывшим выло объявлено, что вечером их будут ждать в Кремле.

И. В. Джугашвили (Сталин) (1878-1953)

Встреча с «вождём»

В 9 вечера на правительственном автомобиле в сторону Красной площади ехали три митрополита — Сергий, Алексий и Николай. В Кремле, в обширном кабинете их встретили двое — Сталин и Молотов. После обмена рукопожатиями (!) Молотов заявил, что «Правительство СССР и лично товарищ Сталин хотят знать нужды церкви». Воцарилась неловкая тишина. И тут заговорил Сергий. Спокойно, слегка заикаясь, деловым тоном он сказал, что в стране нужно открывать храмы, нужно собрать Собор и выбрать патриарха, а также открывать духовные учебные заведения, потому что у церкви не хватает священнослужителей.

Сталин, молчавший до этого, неожиданно задал вопрос, в упор глядя на митрополитов:

«А почему у вас нет кадров? Куда они делись?»

Все, кроме Сергия, смутились — и так было ясно, что «кадры» перебиты в лагерях. Но Сергий сказал:

«Кадров у нас нет по разным причинам. Одна из них: мы готовим священника, а он становится Маршалом Советского Союза».

«Довольная усмешка тронула уста диктатора, — пишет А.Э. Левитин-Краснов. — Он сказал: «Да, да, как же. Я семинарист. Слышал тогда и о вас» (Во времена молодости Сталина митрополит Сергий был уже епископом и ректором Петербургской духовной академии.) Беседа длилась до трёх часов ночи. Её участники выработали Устав Русской церкви, по которому она существовала до последних дней СССР. Для того времени и тех условий — это был большой исторический прорыв.

Трогательная забота

Сергий был в 1943 году стар и болен. К концу встречи он сильно устал, и Сталин лично взял митрополита под руку и «осторожно, как настоящий иподьякон, свёл его по лестнице вниз и сказал ему на прощание следующую фразу:

«Владыко! Это всё, что я могу в настоящее время для вас сделать».

И с этими словами простился с иерархами». Через несколько дней собрался Собор, и Сергий (Страгородский) был избран патриархом.

Тегеранская конференция 1943 года

Скрытые мотивы

Семинарское прошлое, наверное, вызывало у Сталина ностальгию. Быть может, в душе он всегда оставался религиозным человеком, хотя «религиозный коммунист» — это нонсенс. На самом же деле, у Сталина были политические мотивы для восстановления роли церкви в государстве. После перелома войны, случившегося в сталинградской битве, и после боёв на Курской дуге, «западные союзники СССР стали проявлять беспокойство перед перспективой появления Красной Армии в Западной Европе», — пишет Р. Медведев.

Чтобы успокоить Рузвельта и Черчилля, показать им, что у него и в мыслях нет планов «мировой революции», вождь народов решил слегка «перекрасить фасад». С этой целью он ликвидировал Коминтерн и восстановил патриаршество. И то, и другое ничего ему не стоило. Коммунистическими партиями он мог управлять и без коминтерновской надстройки, а церковь сама встала под контроль государства, договорившись с ним о мирном сосуществовании.

ИстПросвет

Related posts