Во глубине алтайских руд!

"Слабые люди всю жизнь стараются быть не хуже других. Сильным во что бы то ни стало нужно стать лучше всех." Борис Акунин ©

Во глубине алтайских руд!

Во все века человечество хотело знать: а что там, под землей? Но лишь немногие проявляют настойчивость, чтобы получить эти знания. Один из них – известный в России и за её пределами алтайский геолог-разведчик, знаток месторождений Рудного Алтая Вениамин Чекалин. Мы побывали у него в гостях и выслушали немало занимательных историй.

Про выбор профессии

– В какой-то степени выбор профессии был случайным. Ну откуда мне быть потомственным геологом? Мать шестилетней девочкой привезли на Алтай в 1920 году из Вятской губернии в составе многодетной семьи, гонимой голодом. Отец – спецпереселенец из Курской области. Вначале мы много переезжали с места на место по стране, а после гибели отца на Калининском фронте вернулись на Алтай, в Чарышский район, где у матери оставались сёстры. В 1952 году я окончил семилетнюю школу.

Время было тяжёлое. Встал вопрос о выборе профессии и выходе во взрослую жизнь. И однажды около нашего дома остановилась машина, с которой сошли несколько молодых человек. Машина на время куда-то ушла. В её ожидании ребята и девушки, сидя на своих вещах, играли на гитаре и пели песни. Это были геологи, ехавшие в район Инского железорудного месторождения. Мне стало интересно, хотя до этого мечтал стать лётчиком. С одним из учеников своего класса поступил в Новосибирский геологоразведочный техникум. Немаловажный фактор: в нём стипендия была самой высокой по сравнению с другими. Обучаясь в техникуме, ходил и в аэроклуб, продолжая бредить авиацией. Но подвело зрение. Местный военком, когда я пришел сниматься с учета, чтобы отправиться по месту распределения в Татарию, сказал: «Зачем ты туда поедешь? Здесь мать. Можно работать и на Инском месторождении».

Я остался. Поступил на заочное отделение геолого-разведочного факультета Томского политехнического института. Через 10 лет после его окончания защитил кандидатскую диссертацию в Москве. Без малого 50 лет проработал в российской части Рудного Алтая, из них 40 лет – в геолого-разведочной отрасли и более девяти лет – в горнодобывающей промышленности. Был последним советским главным геологом Рудно-Алтайской экспедиции и первым «капиталистическим» главным геологом ОАО «Сибирь-Полиметаллы». Основными вопросами, которые я решал, стали поиски, разведка, подсчёт запасов, их защита в Государственной комиссии по запасам полиметаллических руд, обоснование целесообразности их отработки. В научной области изучал закономерности размещения в пространстве и времени и условия образования рудных месторождений. Без этих знаний невозможно правильно спрогнозировать направление поисковых работ. Что такое для меня геология? Это смысл жизни.

 

Про Рудный Алтай

– Рудный Алтай – это крупная уникальная геологическая провинция на земном шаре, где сосредоточено большое количество разных по масштабам месторождений в основном полиметаллических (золото-серебро-медно-свинцово-цинковых), а также железных руд и редких металлов. Поэтому он и привлекал к себе человека начиная с глубокой древности – века ранней бронзы. Однако начало серьёзного делового отношения к нему датируется 20-ми годами XVIII столетия, когда Акинфий Демидов получил разрешение царицы Елизаветы Петровны строить рудники на выявленных по следам древних рудокопов его рудознатцами полиметаллических месторождениях и при них – плавильные заводы.

В то время самым большим был рудник на крупном Змеиногорском месторождении золото-серебряных руд, вокруг которого с заложения в 1744 году первой крепости возник населённый пункт. Рудник многие десятилетия был основным поставщиком в царскую казну благородных металлов, а Змеиногорск быстро стал центром горной инженерной и геологической мысли. Здесь работали и немецкие, и русские специалисты. В XVIII веке отсюда в юго-восточном направлении по следам древних рудокопов шли поисковые отряды, открывая новые месторождения, в том числе и крупные. Из них, например, самое большое – Риддерское – отрабатывается непрерывно вот уже третье столетие.

В 20-е годы прошлого века при образовании союзных республик юго-восточная часть Рудного Алтая с наибольшим количеством полиметаллических месторождений отошла к Казахстану, северо-западная, меньшая по площади и количеству месторождений, – к России. Впоследствии на российской территории был выявлен ряд мелких редкометалльных (вольфрам-бериллиевых) месторождений, часть которых отрабатывалась. Созданы две крупные минерально-сырьевые базы чёрной и цветной металлургии России в Алтайском крае, группе участников второй из них присуждена Государственная премия РФ.

 

Про редкометалльные месторождения

– Белорецкое месторождение вольфрам-бериллиевых руд, находящееся на правом берегу реки Белой в верхней части её течения, изучалось и эксплуатировалось на вольфрам старательским способом в 1932-1943 годах. В 1955-1958 годах доразведывалось на бериллий. После закрытия рудника на нём и в посёлке ниже по течению реки были оставлены два локомотива, дававшие освещение и приводившие в действие разные механизмы. В середине 90-х годов в процессе составления карты полезных ископаемых они были обнаружены, и я предложил вывезти их как музейные экспонаты. Это было организовано руководителем «Алтайавтодора» Л. Хвоинским при помощи Ю. Кондрашкина. Теперь, спасибо им, локомотивы спасены от переплавки как металлолом. Первый находится в музее «Автодора», второй – в Змеиногорском музее.

Тигирекское пегматитовое месторождение бериллия, расположенное на высоте 1845 м, знаменито наличием в нём чёрного, розового, белого и прозрачного кварца, светло-розового полевого шпата, мусковита и, самое главное, кристаллов берилла, достигающих гигантских размеров. В 30-е годы прошлого столетия было извлечено три кристалла берилла правильной шестигранной пирамидальной формы длиной до 1,27-1,46 м. Эти шедевры из недр Алтая (хотя и не ювелирного качества) украшают минералогические музеи Горного института и Всероссийского геологического института в Санкт-Петербурге и академический музей им. Ферсмана в Москве. Месторождение же часто посещается туристами, любителями-минералогами.

О Берёзовском габбро

В 1990-е годы на пологом склоне невысокой горы правобережья реки Корболихи напротив села Берёзовка, расположенного на левом берегу, я впервые увидел скопление большого количества разрозненных крупных (до 1 куб. м и более) окатанных глыб габбро и был удивлён, что такой ценнейший облицовочный и поделочный камень, веками лежащий на поверхности, оказался не замеченным цивилизацией, не попал в поле зрения колыванских камнерезов. Это место мной нанёсено на карту, описано под названием Берёзовского месторождения габбро с рекомендацией использования камня (карта и записка к ней опубликованы в Санкт-Петербурге в 2001 г.). Я показал его главному инженеру Колыванского камнерезного завода. Сейчас это месторождение у него является основным источником камнесамоцветного сырья. Габбро идёт на изготовление высокохудожественных изделий, памятников, фонтанов, крупных шаров для украшения залов, фасадов зданий и т. д. Два таких шара, например, можно увидеть в Змеиногорском музее. Из него изготовлен памятный комплекс в честь погибших в мирное время в борьбе за правопорядок сотрудников МВД Алтайского края, установленный в Барнауле.

О рубцовских рудах и геологическом конгрессе

– Рубцовское месторождение среди других подобных по составу месторождений всего постсоветского пространства отличается самым высоким средним содержанием в рудах меди, свинца, цинка, других металлов и простым строением. Руды эти отлагались на морском дне около 383 млн. лет назад, подобно современному рудообразованию в Атлантическом и других океанах.

Собранный материал в виде доклада с большим количеством фотографий был представлен мной на суд зарубежных коллег на 34-м Международном геологическом конгрессе, проходившем в нынешнем году в австралийском городе Брисбене. Здесь необходимо заметить, что в 1937 году на 17-м Международном геологическом конгрессе в Москве по материалам Тигирекского месторождения берилла и розового кварца был представлен доклад всемирно известным минералогом, профессором А. Болдыревым, обогатившем музеи, о которых говорилось выше, экспонатами — кристаллами берилла с этого месторождения. Авторитет его как учёного был настолько высок, что его, находившегося в Севвостлаге, избрали в академики АН СССР. В 1946 году он, уже освобождённый, но оставленный на поселение, трагически погиб под Магаданом.

 

Про рассказчика

Вениамина Михайловича можно слушать часами. Пожалуй, о Рудном Алтае больше его не знает никто. И эти знания почерпнуты не из книг, хотя он их прочитал тысячи, а из собственного многолетнего опыта. Без малого 50 лет своей жизни он посвятил геологии. С его именем непосредственно связаны разведка-открытие Степного, Таловского, Корболихинского, Захаровского, Юбилейного месторождений полиметаллических руд, определение их промышленной значимости, подсчёт запасов и личная защита их в Государственной комиссии по запасам при Совмине СССР. Сейчас все они (за исключением пока одного – Юбилейного) востребованы – одно отрабатывается, на других строятся рудники. Это реальная основа горнорудной промышленности на Алтае на многие десятилетия. Он также благословил в производство Березовское месторождение поделочного и облицовочного камня.

Вениамин Чекалин — кандидат геолого-минералогических наук, лауреат Государственной премии РФ, заслуженный геолог РФ, один из первых лауреатов Демидовской премии Алтайского края, почетный гражданин Змеиногорска.

Людмила МАКОВЕЦКАЯ

Источник

Related posts

Leave a Comment

десять + 14 =