видео онлайн


индия




«Вопрос не в том, кто мне разрешит, а в том, кто сможет мне запретить.» Айн Рэнд






Судьба Змеиногорского месторождения складывалась из взлётов и падений. Трижды он открывался и закрывался снова. Первооткрывателем змеиногорских серебряных руд можно считать Фёдора Лелеснова. Он связывал начало промышленной добычи руды на Змеёвой горе со своим «объявлением» в Колыванскую заводскую контору. В ноябре 1769 года он рассказал об этом заброшенном с 1736 года месторождении и о многих подробностях, связанных с открытием золота и серебра на Змеёвой горе. Крепостной Акинфия Демидова показал «со Змеёвой горы камешки со знаком самородного серебра и золота» горному управляющему Филлипу Трейгеру. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что Лелеснов не стал бы первооткрывателем, не окажись рядом Филлипа Трейгера, имевшего опыт разведки серебряного месторождения на Медвежьем острове и сумевшего отличить действительно драгоценную руду от множества ложных образцов, которую нередко объявляли местные рудоискатели. Долгое время доношение Ф. Лелеснова было столь же знаменито, как и неизвестно историкам. Писатель и краевед П. А. Бородкин использовал рассказ рудознатца при создании своей повести «Тайна Змеиной горы». По преданию Змеиногорский рудник при его первоначальной разработке был так богат самородным серебром, что несколько работников были заняты тем, что выбирали серебро из руды. Каждый работник был обязан набрать за смену полную рукавицу серебра. Что же представлял из себя наш город в те времена?




История Колывани удивительно интересна. Ведь именно она не только стала колыбелью горнорудной промышленности на Алтае, но и послужила началом развития огромного края и появления таких городов, как Барнаул, Рубцовск, Зыряновск. Здесь, вблизи живописного озера, Акинфий Демидов по следам древних чудских выработок в 1726 г. открыл первый прииск, а в 1729 г. построил первый медеплавильный завод.

Бывая в Эрмитаже, едва ли не в первую очередь бегу в центральный зал, где выставлены роскошные каменные вазы. Как говорится, на вкус и цвет товарищей нет, но мне кажется, что это самые великолепные экспонаты всей коллекции богатейшего музея мира. Да, я люблю красивые камни и не могу оторвать глаз от сверкающей полировки сверхтвердых граней яшмовых и порфировых торшеров, ваз, колонн. Вот виноградные лозы с листьями и плодами, вот фигурки животных, и все это рельефно вырезано на стенках. Не верится, что это творения XVIII-XIX вв., когда и механизации-то почти не было. И где все это сделано! В глухой деревушке, запрятанной в дебрях Алтая.

Подробнее…

В смутное время «когда Россия молодая, мужала с гением Петра», в этой «мутной воде» сумел поймать «большую рыбу» Акинфий Демидов, изворотливый и умный уральский промышленник. Именно он захватил в свои руки «сокровища Змеиной горы». В нужный момент, а именно 1 января 1726 года, придя на прием к императрице Екатерины 1, Акинфий, преподнес ей образцы Змеиногорских руд. В разговоре напомнил о том, что добывать всевозможные руды и строить заводы, было указано Демидову, еще Петром 1. Чтобы там не было, но судьба Змеиногорска была решена, и Демидов стал полноправным хозяином. Никто кроме него, и Господа Бога, не знал, что за произвол и бесчинства творились здесь, репутация поставщика золота и серебра надежно защищала Демидова от нападок правосудия.