Ученые восстановили облик алтайской скифской девушки: не принцесса, а амазонка?

"Множественность интерпретаций и даже конфликт интерпретаций являются не недостатком или пороком, а достоинством понимания, образующего суть интерпретации." П.Рикер ZMEY
Время на прочтение: 3 минут(ы)

Ученые восстановили облик алтайской скифской девушки: не принцесса, а амазонка?

В последнее время появилось масса статей, посвященных работе по реконструкции облика скифской девушки, захороненной на плато Укок, выполненной Марселем Ниффенеггером. Часто даже приходится слышать, что восстановлен облик так называемой «принцессы Укока».

Причем «новости» уже почти 10 лет. Как писали «Новости Горного Алтая», реконструкция была проведена еще осенью 2010 года, однако огласку этот факт получил лишь в 2015 году благодаря барнаульскому экологу и фотографу Алексею Эбелю, написавшем об этом в своем блоге.

В любом случае, факт реконструкции облика скифской девушки достоин того, чтобы и по прошествии 10 лет говорить об этом снова и снова.

Действительно, антрополог Марсель Ниффенеггер из швейцарского города Флурлинген восстановил облик предположительно 16-летней девушки, захороненной на плато Укок в кургане Ак-Алаха I. Однако это не тот курган, где была обнаружена мумия так называемой «принцессы Укока». «Принцесса» была захоронена в кургане Ак-Алаха III, расположенном поблизости. Захороненная же в кургане Ак-Алаха I девушка, вероятно, состояла с «принцессой» в родственных отношениях, что делает реконструкцию еще более интересной.

Как утверждает сам Марсель Ниффенеггер, его метод позволяет по черепу почти со 100% точностью восстановить внешний облик человека. Помимо алтайской девушки в «активе» Марселя уже числятся реконструкции неандертальца, кроманьонца, мужчины и женщины из Перу, гуннов и т. д.

Реконструкцией облика женщины с плато Укок швейцарский исследователь занимался в течение двух месяцев осенью 2010 года. Лицо слой за слоем воссоздавалось с помощью силикона. С помощью своего метода, пишет Ниффенеггер, он добивается высокой точности в реконструкции. Однако в ряде случаев ему приходится полагаться на косвенные признаки, присущие черепу. В случае с алтайской женщиной – это нос, который невозможно точно восстановить по черепу в связи с отсутствием костей. Кроме того, к вопросам относительно вольных интерпретаций относится цвет волос, глаз и кожи. Как вспоминает ученый, очень трудоемким был процесс воссоздания ресниц, бровей и волос на голове: для этого ему понадобилось более 100 тысяч «донорских» волосинок.

На плечо девушки была добавлена татуировка, поскольку, как показывают раскопки, пазырыкцы украшали свои тела татуировками. Однако, отмечает Марсель, неизвестно, какие именно рисунки были на коже у девушки из могильника Ак-Алаха I, поэтому он воспроизвел копии татуировки с мумии «принцессы Укока». Это дало основание многим авторам писать, что восстановлен облик «принцессы Укока».

Получившийся внешний облик скифской девушки оказался довольно неожиданным. Девушка имеет совершенно четко выраженный европеоидный облик с полным отсутствием монголоидных черт. В целом, внешний вид девушки неудивителен. Известно, что в дотюркский период в истории Алтая его населяли представители европеоидной расы. Схожие европеоидные черты обнаруживаются и в таримских мумиях. Ученые предполагают, что алтайские пазырыкцы и таримцы принадлежали к одному народу и, вероятно, входили в единый племенной союз юэчжей.

Могильник Ак-Алаха был исследован в 1990 году экспедицией под руководством Натальи Полосьмак. Он состоит из шести курганов и поминального комплекса. В одном из раскопанных археологами курганов (Ак-Алаха I) обнаружено захоронение предположительно 16-летней девушки.

Погребенная лежала на правом боку.

В районе грудной клетки найдено пять красных шнурков с «балабошками». В области таза обнаружена россыпь раковин каури (34 штуки) и две деревянные пуговицы. На ее шее была сложносоставная гривна, деревянная часть которой украшена деревянными изображениями двух волков, покрытых золотой фольгой, а задняя бронзовая часть была зашита в кожаный чехол. У пояса находились круглое бронзовое зеркало с петелькой в кожаном футляре и кожаная сумочка.

Вдоль костей правой ноги лежал железный чекан на деревянной ручке. На правом бедре обнаружен железный кинжал в деревянных ножнах с остатками кожаных ремней. Вдоль левого бедра лежала деревянная основа колчана, на которой были вырезаны сцены терзания кабанов барсами. Рядом найдено семь костяных наконечников стрел, древки от них и части сложносоставного лука.

Девушка была одета в штаны из красной грубой ткани. Две деревянные пряжки с обкладкой из золотой фольги лежали в районе пояса, там же найдено круглое железное изделие, инкрустированное золотом. Сохранились меховые и войлочные фрагменты одежды и обуви. Войлочная часть ее головного убора не сохранилась, однако его удалось восстановить благодаря сохранившимся составным частям (навершие в виде головы птицы в золотой фольге, фигурки оленя и коней).

Как отмечает Наталья Полосьмак в книге «Стерегущие золото грифы», одежда девушки присуща мужскому пазырыкскому населению. В этой связи погребение молодой девушки, одетой по-мужски и прекрасно вооруженной — явление уникальное. Следует отметить, что до сих пор на Алтае археологам не встречались пазырыкские погребения столь ярко выраженной амазонки.






Поделиться ссылкой:

Related posts

Leave a Comment

один × 1 =