творчество


"Все дети - художники. Проблема в том, чтобы остаться художником, когда ты вырос." Пабло Пикассо


жена




«Я уверен: нельзя позволять, чтобы тебя остановило убогое словцо «нельзя».» Ричард Брэнсон






Посещая Эрмитаж, в первую очередь идут в центральный зал, где выставлены роскошные каменные вазы. Это самые великолепные экспонаты всей коллекции богатейшего музея мира. Посетителям нравится красивые камни и они не могут оторвать глаз от сверкающей полировки твердых граней яшмовых и порфировых торшеров, ваз, колонн. Это творения XVIII-XIX вв., когда и механизации-то не было. И все это сделано в глухой деревушке, вблизи Змеиногорска, запрятанной в дебрях Алтая…




А противостояние здесь было издревле. Первые догадки появились в 1983 году, когда путешествуя по селам Горной Колывани, я впервые рассмотрел знаменитые старообрядческие вышивки — ряды свастических узоров на опоясках и обрядовых полотенцах. Впрочем, по небольшому опыту изучения археологии я уже знал, что «четырехкрюшный», как его называли, знак не случаен в Западной Сибири и присутствие его прослеживается на этих землях из глубины веков, от изображений на дне сосудов «андроновской» культуры. А в то лето я впервые столкнулся и с другой стороной алтайской традиции.

В беседах с местными краеведами и деревенскими старушками я пытался выйти на пласт местного демонологического фольклора. В то время публика была сравнительно мало знакома с юнговской теорией архетипов, но свежа была в памяти напечатанная в «Советской этнографии» статья Санарова «НЛО и энлонавты в свете фольклористики», где доказывалось, что жанр былички (как правило, рассказ о встрече с нечистой силой) — жив. Уже начиналась уфологическая эпидемия контактерства, любители ловили «снежного человека», в общем, было ясно, что человечество по-прежнему окружено нечистью, но облик ее со временем меняется.

Подробнее…

В смутное время «когда Россия молодая, мужала с гением Петра», в этой «мутной воде» сумел поймать «большую рыбу» Акинфий Демидов, изворотливый и умный уральский промышленник. Именно он захватил в свои руки «сокровища Змеиной горы». В нужный момент, а именно 1 января 1726 года, придя на прием к императрице Екатерины 1, Акинфий, преподнес ей образцы Змеиногорских руд. В разговоре напомнил о том, что добывать всевозможные руды и строить заводы, было указано Демидову, еще Петром 1. Чтобы там не было, но судьба Змеиногорска была решена, и Демидов стал полноправным хозяином. Никто кроме него, и Господа Бога, не знал, что за произвол и бесчинства творились здесь, репутация поставщика золота и серебра надежно защищала Демидова от нападок правосудия.





Поделиться ссылкой:


Разместить объявление бесплатно! [Добавить на Сайт!]

Рассылка с сайта:


No tags for this post.