Телецкое озеро на Алтае!

"Обладание всякого рода благами - это еще не все. Получать наслаждение от обладания ими - вот в чем состоит счастье." Пьер Бомарше ZM
Добавить информацию в закладки (Bookmark)(0)

Телецкое озеро на Алтае. 8 часов на пассажирском катере среди водопадов и гор!

В холодных сумерках, под нудным дождём, автобус из Горно-Алтайска достиг Артыбаша, и убедившись, что тут высаживать некого, по мосту над истоком Бии переехал в Иогач. Минут десять я шёл, хлюпая грязью и обходя коров, по длинной улице над озёрным заливом, отметив, что есть и в Иогаче и неплохой центр, и супермаркет барнаульской сети «Мария-Ра» с толпившимися у входа отдыхающими. Вот и моя гостиница у самой пристани — обычная по сути сельская усадьба с кафешкой на веранде.

Мокрый и усталый, я чувствовал себя капитаном Флинтом у таверны «Адмирал Бенбоу» из моего любимого советского мультфильма «Остров Сокровищ». Но встретил меня не добродушный малый Джим, а могучая русская женщина, и смерив взглядом, спросила, не хочу ли я переночевать в соседнем мини-отеле.
-Но у них же поди дороже, — спросил я.
-Дороже. У них 1500 рублей с человека.
-Вот, а у вас 300.
-Так вы по букингу что ли?
-Ну да, по букингу. А есть проблемы?
-Что ж вы так поздно приехали?!
-Как уж автобус ходит…
-Вы бы заранее позвонили, предупредили… Я думала, вы не приедете, и ваш номер уже другим отдала. Пожилая пара, им некуда пойти было, под дождём. И они очень-очень просили никого к ним не подселять…
-Мне тоже некуда пойти под дождём. Постелите мне хоть в сарае!
В итоге хозяйка сделала всё, чтобы загладить свою вину — меня бесплатно накормили, и ночевать пустили не в сарай, а в баню, которую специально ради меня натопили — при том, что обычно на алтайских турбазах за баню берут несколько тысяч рублей. Спать мне пришлось в предбаннике с приоткрытой дверью, потому что в самой бане было действительно жарко, и я не упустил возможность помыться там и попариться. Ну а причина овербукинга оказалась забавной: зарегистрировались там хозяева этой гостиницы в начале лета, и к середине августа я оказался ПЕРВЫМ, кто забронировав у них место по букингу, действительно приехал.

Рано утром я вышел из остывшей бани. Дождь лил-лил, а потом вдруг резко перестал. Вокруг — Иогач (1,3 тыс. жителей), а на том берегу Артыбаш (600 жителей), наикурортнейшие сёла Алтая, где Телецкое озеро — вместо моря. Гостиница — прямо над пристанью, и хотя отсюда ходит огромное количество экскурсионных катеров и лодок, на веранде висят расписания двух судов, пересекающих Телецкое озеро от конца к началу. На бело-синей табличке — автопаром, расценок которого я, увы, не знаю. На красной табличке — безымянный катер №811, которым и предстояло ехать мне.

Коренные жители Бии — «северные алтайцы», чьи языки ближе всего, по мнению разных лингвистов, то ли к хакасскому, то ли к татарскому, то ли и вовсе к узбекскому. По Бие, снизу вверх, живут кумандинцы (в основном в Алтайском крае), челканцы (под Турочаком) и тубалары (здесь). В дорусские времена они были данниками Джунгарии, при царе эти народы назывались «черневыми татарами»,  при Советах их включили в единую алтайскую нацию, а в постсоветское время разрешили каждому решать самому, кто он — алтаец или кумандинец, челканец, тубалар. Говорят, у них внешность скорее европеиодная, и они даже бывают беловолосыми и голубоглазыми, но я северных алтайцев так и не увидел. И хозяева гостиницы, и команда катера, и местные мужички, подсевшие ко мне вечерком пообщаться — все были русскими. А местных русских неплохо характеризует название катера «Братан»:

Всего же у иогачской пристани стоял пяток разных судов, в том числе флагман телецкой флотилии — «Пионер Алтая» с весьма впечатляющей судьбой. Стандартный «омик», он родился в 1964 году на Московском судостроительном заводе, по Москве-реке и отходил первую пару лет. Но затем кому-то пришла в голову идея запустить теплоход на Телецкое озеро, и ближе чем в столице Необъятной подходящего судна почему-то ничего не нашлось. Тогда ещё безымянный ОМ-145 прошёл по каналу имени Москвы, Волго-Балту и Беломоро-Балтийскому каналу, на буксире по Северному Морскому пути мимо Вайгача и Ямала, а потом — по всей Оби от устья до истока.

На новом месте возмужавший «омик» был назван «Пионером Алтая» в честь торпедного катера Великой Отечественной войны, и с 1968 года он возил пассажиров и туристов по Телецкому озеру, в чём ему помогал «Яков Беляев», попавший сюда таким же кружным путём. Для своих лет это были почти элитные суда, в буфете которых пассажирами наливали «Абрау-Дюрсо», стратегический запас которого хранился на турбазе.

Потом время водных путей ушло, с 1992 года «Пионер» и «Беляев» работали лишь по заказу, а с 1997 года, когда на очередной ремонт не нашлось средств, ржавели в Иогаче на приколе. В 2007 году суда решили утилизировать, и «Беляев» сгинул в плавильных печах Новокузнеца, а «Пионера» успел выкупить местный предприниматель Иван Южаков. В 2009-11 годах приведённый в порядок теплоход стал использоваться как кафе, кинозал и музей. Но Южаков решил пойти ещё дальше, и в 2012-14 годах восстановил судно до ходового состояния.

Это была уникальная операция — ведь «омики» не делают с 1960-х годов, а в исправном состоянии их осталось слишком мало. Лечил «Пионера» Новосибирский инженерный центр судового проектирования, а комплектующие поступали с десятков разных городов и верфей — двигатель тут, например, из Хабаровска, громкая связь — из Мурома, а пожарный насос и вовсе немецкий. Я бы прокатился и на «Пионере Алтая», но он, как и большинство судов, сейчас делает круизы (под эгидой турфирмы «Кедрогор») лишь до половины Телецкого озера.

Мне куда полезнее оказался прозаичный катер №811. Хозяева гостиницы показали на типовой «Ярославец» с синей палубой, на борту которого уже были какие-то люди. К моменту отправления там набрался десяток отдыхающих и два человека команды — угрюмый рулевой и очень красивая девушка в чёрном. Билет на такой катер недёшев — около 1500 рублей, а идти на нём 8 часов с остановкой у одного из водопадов.

Рубка с романтического вида штурвалом, за которым очень любят фотографироваться пассажиры:

И мягкие трюмы, в которые на фоне окружающих красот можно полезть только если снаружи уж совсем ураган и ливень:

Отходим. За кормой — мост из Артыбаша в Иогач, прямо над истоком Бии:

Сам Артыбаш у подножья лесистой горы — кажется, мини-гостиниц и дач тут больше, чем жилых домов. Посреди них — деревянная церковь иконы Божьей матери «Умиление» (2005-11), общая на два села:

Катер уверенно пошёл к выходу из залива, но когда сёла остались позади — внезапно развернулся. Пассажиры засмеялись: «Всё, покатались и хватит!», однако причалил катер не в Иогач, а как раз-таки в Артыбаш, забрать ещё одного пассажира. У пристани — множество крытых лодок, которые мы ещё увидим на ходу. Как я понимаю, иогачская пристань специализируется на теплоходах, а артыбашская — на лодках.

От обеих сёл по заливу тянентся шлейф небольших турбаз. У одной из них, со стороны Артыбаша, мы сделали третью остановку:

Ну, а вот теперь — вперёд! Телецкое озеро на карте выглядит хорошо заметной буквой «Г», только повернутой перекладиной в другую сторону. Его длина — 78 километров, ширина — от 500 до 5500 метров, и пожалуй его можно было бы считать плёсом той реки, что называется сначала Чулышман, потом Бия, и наконец Обь, если бы не одно «но» — глубина озера достигает 325 метров (в основном порядка 170), и местные непременно расскажут, как несколько лет назад туда упал вертолёт, бесследно сгинувший в ледяных пучинах.

Вода в Телецком озере круглый год очень холодна, кроме разве что «лягушатника» между Иогачем и Артыбашем — питается оно не столько от рек, сколько от родников. Оконечности озера у местных известны как Конец, откуда вытекает Бия, и Начало, куда впадает Чулышман. Поэтому в озере есть небольшое течение, и берега тут соответственно левый и правый, для нас меняющиеся местами, так как мы идём от Конца к Началу. Более того, эти берега ещё и в разных горах — левый берег, который для нас правый, принадлежит Алтаю, а правый берег, который для нас левый — это уже Западный Саян. Озеро — связующее звено Северного и Южного Алтая: в Начале на несколько градусов теплее, зато в Конце вдвое больше осадков. Ну а название озера к тельцам никакого отношение не имеет — на самом деле это Телесское озеро (телесы — один из древних тюркских народов, к которому возводят свою родословную телеуты и теленгиты), а алтайцы называли его Алтын-Коль — Золотое Озеро.

На самом деле мне невероятно повезло с погодой — не могу представить эти места красивее, чем утром после дождливой ночи:

В четырёх километрах от Иогача есть живописный Каменный залив, вход в который совершенно не виден с озера. .

Справа — мыс Анжи, здесь ширина Телецкого озера чуть больше километра. Но при вполне речных пропорциях оно больше похоже на фьорд.

А нас обгоняли лодки — они скоростные, но выходят позже, дождавшись проснувшихся экскурсантов:

Хотя не очень понимаю, какая радость любоваться красотами сквозь мокрый полиэтилен:

Лодки уносятся вперёд. Буква «Г», которую озеро образует на карте, ещё и отчётливо прописная, каким-нибудь старым шрифтом — «перпендикулярная» часть озера заметно изогнута, и из Артыбаша виден по сути дела лишь узкий и невзрачный конец залива. Настоящее Телецкое озеро раскрывается постепенно, на второй-третий час пути:

На сгибе, в очень широком и самом глубоком месте, у левого по ходу нашего движения (то есть — у правого на самом деле) берега стоит деревенька Яйлю с полутора сотнями жителей, центр Алтайского биосферного заповедника. По воде до неё километров 30, по едва проходимой дороге — вся сотня через перевал Клык. Кругом — девственная тайга, так что в село регулярно заходят медведи. Но рядом — сады яблонь, вишен, крыжовника и облепихи, посаженные ещё в 1960-х годах.

Увы, близ Яйлю катер проходит по дороге «обратно», а по пути «туда» жмётся к другому берегу, и четыре километра сквозь озёрную дымку — даже для 65-кратного зума преграда серьёзная. Но всё же видна отсюда и достопримечательность Яйлю: вон та сосна у берега, как часто бывает в России, вовсе не мёртвая, а просто пьяная. Несколько десятилетий (!) назад землю под ней размыла вода, и с тех пор она растёт горизонтально, даже и не стремясь забираться вверх. Возможно, сказывается отражение неба и солнца в воде, дающее живительный свет с обеих сторон. И мне полуофициальное название Пьяная сосна кажется откровенно оскорбительным — это ни что иное, как памятник Любви к Жизни:

Плёс на сгибе Телецкого озера. Справа отмечающая поворот Купоросная гора (845м), слева, за Яйлю — длинный узкий залив Камга.

И если сейчас мы идём с запада на восток, то за Купоросной горой — строго с севера к югу. Там, где берега Телецкого озера меняются с северного и южного на западный и восточный, начинается мир водопадов:

Большинство из них — на Саянском берегу. А мы, идя вдоль Алтайского берега, на четвёртый час пути делаем остановку у водопада Чодор почти сразу за поворотом:

Вход на него оборудован кассовым домиком, но в домике пусто. Однако над быстрой Чодоркой положен мостик:

А за мостиком встречают люди — тут целое кафе с интерьером из шкур и чучел. Остановка на Чодоре — 30-40 минут, чтобы можно было пообедать, не боясь пропустить какой-нибудь красивый вид.

Здесь есть дерево с ленточками и туры из мелких камушков. Ленточки — всё красные да фиолетовые, то есть это чисто аттракцион для туристов — настоящие джаламы, которые алтайцы вешают у священных мест, должны быть белыми или жёлтыми. Более того, эти ленточки тут же и продают по 50 рублей, и подозреваю, что когда они заканчиваются в лавке — их снимают с деревьев, стирают, сушат и продают вновь. А вот с туриками интереснее — их складывают из камней со дна бухточки, куда причаливает катер:

При виде надписи «купание запрещено» у мелкой каменистой речки, топоблоггер бы слепил пост из одной этой картинки и подписи «На Алтае нас считают за дебилов. А вы что об этом думаете?». И смачно бы на этом хайпанув, стал бы ещё более топовым. Но я так делать не буду.

Сам Чедор красив, водопады иными и не бывают. Но высота его всего 8 метров, и в общем на Телецком озере он один из самых простеньких:

Базовый принцип посещения водопадов на экскурсиях по Телецкому озеру — это быстрота. С судна желательно сойти первым и идти к водопаду сразу же и без остановок на фотографирование попутных красот — тогда у вас будет минут 5-10 в одиночестве. Особенно это актуально для «Пионера Алтая», привозящего по несколько десятков экскурсантов.

А полюбоваться озером со скалы у кафе лучше после, пока остальные туристы стоят в очереди, чтобы сфотографироваться на фоне Чедора.

Замшелые ветки как бы намекают, насколько чистый тут воздух. Он и по всему Алтаю чист, но на Телецком озере с его живительной влагой прямиком из глубин — особенно:

Водопады в тайге на том берегу сверкают, словно молнии в тёмной туче. Среди них — Киште и Корбу, самые известные водопады Телецкого озера, к которым ходят и большинство лодок с Артыбаша, и «Пионер Алтая». Кажется, здесь же и Аю-Кечпес («Медведь не перейдёт») — высочайший водопад телецких берегов (80 метров). Наш катер останавливается у одного из них на обратном пути, и даже отсюда видно, что эти водопады гораздо интереснее Чедора:

Продолжаем путь. После небольшого дождя на Чедоре погода налаживается, от чего озеро становится ещё красивее:

Главный недостаток водного транспорта — скорость, а точнее её отсутствие. Катер идёт порядка 10км/ч, и эти 40 километров мы преодолеваем уже часа четыре. Рулевой устал, и его подменила красавица-подруга:

Самый зрелищный с воды Белый водопад на мысу Чорлок уже не столь известен — лодки с Артыбаша не ходят так далеко:

Странная в своей асимметричности гора Кулюк (1398м), ни один кадр с которой не вышел резким:

А под ней — одинокая таёжная заимка, которую мы на борту почему-то приняли за метеостанцию. Судя по обилию солнечных батарей в разных местах, дождливая погода для Алтая не канонична.

В озёрную гладь с силой бьёт горная речка, но — тщетно:

Вот уже видно Начало — грозная стена Чулышманского нагорья над южной оконечностью озера:

Молнии водопадов теперь сверкают на западном берегу, и вблизи они гораздо живописнее:

А расположенный порой так, что несколько влезают в один кадр:

Я не знаю их названий, но надо ли знать названия водопада, чтобы оценить его красоту?

В тумане белые, словно заинделевелые, скалы:

А вот из облаков ненадолго показалась вершина, в середине августа уже присыпанная снегом. Возможно, это Алтын-Туу (2358м) с алтайской стороны, высочайшая гора у Телецкого озера:

На правом берегу, меж тем, показалось село Беле, живописно висящее на склоне:

А мимо вновь носятся лодки — хотя их гораздо меньше, чем на севере:

Встречный катер «Юрток» — почти такой же как наш, только корма с навесом. На самом деле если погода хорошая, то 8 часов пути по Телецкому озеру — мало, и о приближении Начала думаешь с сожалением.

Тут навстречу прошёл ещё и автопаром. Не помню точно, сколько стоит перевезти на нём машину, тысяч наверное 10-15, но на Чулышмане я встречал и туристов, ехавших или собиравшихся ехать на нём.

На кадре выше за паромом Кыгинский залив, фактически самый дальний конец озера, разделяющий Саян и алтайское Чулышманское плато. К югу озеро неспешно расширялось, и самое широкое место его — не на сгибе у Яйлю, а здесь: больше 5 километров. Про разницу в количестве осадков — видимо правда: здесь было солнечно, а за кормою бесновалась буря.

Пассажиры ближе к концу пути только-только начали знакомиться. Народ тут подобрался разный, и большинство собирались этим же паромом вернуться назад, кто-то — задержаться на пару дней на Кырсае, и лишь я один нашёлся такой умный, кто хотел отсюда продолжить путь. В основном люди были из Новосибирска и Барнаула, а самыми дальними гостями, после меня, была парочка из Экибастуза. Интеллигентный и очень грустный седой человек из Рубцовска сетовал, что везде возит с собой дождь. Занимались на борту кто чем — одни фотографировали, другие проводили время за столиком на корме. Родители с детьми даже уговорили под конец мрачного рулевого дать ребёнку порулить.

Кырсай — даже не населённый пункт, а просто конгломерат небольших турбаз. Но на мысу перед ним — крест. В память может быть монахов Чулышманского монастыря, репрессированных при Советах, а может быть — жертв какого-нибудь крушения лодки или вертолёта.

В лесочке — небольшая турбаза, а в основном здесь дикие берега. Видно, как уходит вдаль глубокая долина Чулышмана:

Бережок — это коса, за которой Чулышман образует внушительную для небольшой речки дельту, как бы намекая, что он уже немного Обь.

Самым трудным оказалось покинуть судно — и не потому, что на нём было хорошо, а потому, что трап на нём устроен вот так — доска с поперечными планками, нижним концом спускавшаяся прямо в воду. Там заботливо подложили бревно, которое местный в мужик в болотниках придерживал сапогом, но с 25-килограммовым рюкзаком спуск по такой доске — дело весьма непростое, и меньше всего мне хотелось со всеми своими вещами плюхнуться в воду.

У берега ждали посадки отнюдь не туристы…

На том и попрощаемся с Телецким озером. Долина Чулышмана впереди — такая же, но только без воды от края до края:

Субъективный путеводитель






Поделиться ссылкой:


Объявление беZплатно! + Ваше Объявление




Мысль на память: Можете отчитаться за каждый заработанный миллион, кроме первого.

ИНФОРМАЦИЮ БЕzПЛАТНО! + Ваша Информация

Zmeinogorsk.RU$: ^Град ОбречЁнный^ -Информация- Земля Неизвестная!?

Уzнать: Этот День в Истории!

Related posts

Leave a Comment

один × 5 =