Существовал ли еврейский заговор в Древней Руси?

Print Friendly, PDF & Email
"Оптимизм - это доктрина, утверждающая, что все прекрасно, включая безобразное, все хорошо, особенно плохое, и все правильно, в том числе неправильное… Доктрина эта передается по наследству, однако, к счастью, не заразна." Амброз Бирс
   reading time 12 minutes

Существовал ли еврейский заговор в Древней Руси?

Есть довольно таки распространенное мнение о том, что существовал самый настоящий еврейский заговор в Древней Руси. Согласно этой версии наложница (или даже вторая жена) князя Святослава — Малуша была еврейского происхождения. В результате родился Владимир, которого раз его мать еврейка тоже следует считать евреем, и его последующий приход к власти ознаменовался уничтожением исконной русской культуры и принятием христианства. Сторонники этой теории заговора считают, что связь Святослава с Малушей была не случайной и за этим стояли по одной версии иудеи, по другой версии некие христиане, которые имели свои далекоидущие цели. Этой теории и будет посвящена моя новая статья.

Существовал ли еврейский заговор в Древней Руси?

Эта гипотеза своим возникновением обязана главным образом В.Н. Емельянову, который в своем труде дословно писал:

«На Руси коренная ломка идеологии имела место всего дважды: в 988 году и в 1917 году, как и положено, оба раза насильственно. Однако в отличие от 1917 года, в 988 году и его окрестностях смены формации не наблюдалось. Тем не менее, в так называемом надстроечном плане — в области идеологии, этот год имеет такое же всемирно-историческое значение, как и 1917 год. […]

Исполнителем этого чудовищного злодеяния над национальным идеологическим достоянием нашего народа стал князь Владимир, сын князя Святослава от ключницы его матери кн. Ольги — некой Малуши (имя ласкательное от еврейского имени Малка). Отцом означенной Малуши был “равв” — раввин из города Любеча, также носивший еврейское имя Малк, что совершенно неудивительно, если учесть, что один из древнейших русских городов Любеч до 882 года находился в вассальной зависимости от иудейского Хазарского каганата, платил ему дань и кишмя кишел иудейскими купцами, раввинами и прочими оккупантами-эксплуататорами из “богоизбранных”. В 882 году князь Олег освободил Любеч от оккупантов, но их остатки сумели втереться в доверие и при дворе. Несторовская цензура дохристианских летописей привела к переосмыслению слова “равв” или “рабб”; удвоение согласной пропало, и слово стало возводиться к глаголу “робити”; потомок раввина Малка, который даже в “Повести временных лет” остался фигурировать как “робичич”, т.е. “раввинич” стал во всех историях России упорно переводиться как “сын рабыни”. […]

На иврите “малк” или “мелех” — царь; “малка” — царица. “Путеводитель по еврейской генеалогии” приводит фамилию Малка и производные от неё — Малкин, Малкинд, Малки, как широко распространенное еврейское имя и фамилию вплоть до фамилий марокканских евреев. […]

Небезынтересно остановиться несколько подробнее и на фигуре родного брата Малуши – Добрыни. На первый взгляд, его имя — чисто русское. Однако при ближайшем рассмотрении его имя чисто еврейское Дабран — “хороший оратор”, “краснобай”, “говорун”. Ввиду очень близкого созвучия с русским именем Добрыня, сына раввина Малка Дабрана кликали Добрыней. Кстати, oт того же еврейского корня “говорить”, “замышлять”, “сговариваться” происходят также еврейские фамилии, как Деборан, имя — Дебора (пчела, т.к. она, жужжа, вроде бы замышляет ужалить) и т.д.»

А также С.Ю. Дудакову, который хоть и считал Емельянова одиозным нацистом, но как мы видим из текста был по большей части с ним все таки согласен:

«Характерно, чтo в кругах современных русских нацистов (типа ставшей одиозной личностью В.Н. Емельянова) […] утверждается, что креститель Руси святой Владимир был сыном еврейки. Вот для этого утверждения, действительно, есть основания.

Происхождение князя Владимира уже становилось предметом научного анализа, в частности, известными русскими историками Д.И. Прозоровским и И.И. Срезневским. В «Повести временных лет» по Второму Лаврентьевскому списку под 6478 (то есть 970) годом мы читаем: «В то время пришли новгородцы, прося себе князя. И сказал Святослав: “А кто бы пошел к вам?” … И сказал Добрыня: “Просите Владимира”. Владимир же был от Малуши — ключницы Ольгиной. Малуша же была сестрой Добрыни. Отец же им был Малк Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: “Дай нам Владимира”. Он же ответил им: “Вот он вам”. И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошел Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород…”. Из этого сообщения ясно, что отцом Малуши и Добрыни был некий Малк из города Любеча — одного из древнейших русских городов, находящегося в 202 верстах (215,5 км) от Киева и в 50 верстах (около 53 км) от Чернигова и вначале платившего дань хазарам, а в 882 году захваченного князем Олегом. Поскольку «Малк» — имя еврейское**, а дело происходило в дохристианской Руси, то этого Малка следует считать либо евреем, либо хазарином-иудаистом. Попытки Д.И. Прозоровского свести имя «Малк» к имени древлянского князя Малa несостоятельны, ибо в другом месте летописи Рогнеда отказывается выйти замуж за Владимира, поскольку он — «робичич», то есть сын рабыни***.

В.Н. Емельянов, дабы окончательно убедить читателя, что Малк — еврей, выдвигает гипотезу, согласно которой Нестор–летописец в угоду цензуре (если позволительно применить этот термин к эпохе Киевской Руси) заменил слово «равв» или «рабб» (равин) на «робичич» (раб). Спору нeт, летописи, хотя и создавались на века, но писались с оглядкой на современных летописцу сановных читателей, а зачастую и просто по их указаниям (воистину «ничто не ново под луной»), но к лингвистике это никакого отношения не имеет, а неискушенный в тонкостях современник Емельянова, к которому он адресуется, глядишь да и станет ассоциировать  Малка с любавическим ребе! Вместе с тем Емельянов вполне резонно указывает, что «Малуша» — уменьшительное имя от «Малки». Что же касается поиска еврейского корня в имени «Добрыня», то попытка Емельянова произвести его от еврейского корня «dbrn» («оратор; краснобай») представляется спорной, хотя в контексте мышления этого автора она вполне естественна («оратор» — «краснобай» — попросту «брехун»). На наш взгляд, имя «Добрыня» следует считать калькой еврейского имени «Товий» («хороший, добрый»).

Возвращаясь к статье Д.И.Прозоровского, следует отметить беспочвенность его утверждений, будто бы княгиня Ольга оставилa князя Мала в живых. Ни в одном из летописных списков Мaлк не назван «Малом». Сравнив древнеславянское написание этих имен — «МАЛЪ» и «МАЛЬКЪ» — становится очевидной невозможность объяснения разницы в написании в две буквы ошибкой летописца. Из контекста летописи недвусмысленно явствует, что князь Мал был убит мстившей за мужа Ольгой.

Должность, которую занимала Малуша пpи княгине Ольге, — ключница (а по одному из летописных списков — милостивица), — вне всякого сомнения, требовала грамотности, а в те времена грамотная славянская женщина встречалась лишь изредка, да и то среди представительниц самых высоких сословий (что навряд ли могло соответствовать тем обязанностям, которые исполняла при великокняжеском дворе Малуша), но среди евреев даже в ту пору умение читать и считать не было диковинкой. По Далю «ключник и -ница ж., кто ходит в ключах, служитель, заведующий съестными припасами в доме, погребом, а иногда и питьями». И.И. Срезневский полагает, что упоминание Малуши в одном из списков как «милостивицы» свидетельствует, быть может, о том, что она ведала распределением милостыни от имени княгини. Но, анализируя понятие «милостивица» и прибегая для этого к аналогиям в языках как родственных древнерусскому (польскoм, чешском), так и в более отдаленных (греческий), ученый забыл или не захотел обратиться к древнееврейскому языку, где такой аналог обнаруживается без труда («nadiva» — «щедрая; великодушная; благородная»). Как бы то ни было, круг обязанностей Малуши при дворе великой княгини требовал в первую очередь грамотности, что указывало на полученное в детстве образование, а также доверия Ольги, на что вряд ли могла рассчитывать дочь убитого княгиней ее злейшего врага. […]

Нельзя не отметить важнейшую роль в утверждении Владимира на киевском великокняжеском троне, равно как и в пpинятии Русью христианства, его дяди Добрыни Малковича, которого былинно-фольклорная традиция увековечила под прославленным именем Добрыни Никитича.

То, что мать великого князя Владимира была еврейкой или хазарянкой, не представляется чем-то из ряда вон выходящим. […]

Итак, потомков великого князя Владимира с большой, пожалуй, исторической достоверностью можно именовать не «Рюриковичами», а «Малковичами».»

Также сторонники этой гипотезы предполагают, что отец Малуши — Малко Любечанин, мог нарочно сменить иудейскую веру на христианство дабы втереться в доверие к христианке — Ольге. Благодаря ее покровительству он пристроил ко двору своих детей (летописные Малуша и Добрыня) и каким то образом свел Святослава и Малушу.

В чем на мой взгляд слабость этой гипотезы? А вот в чем. Не очень понятно как Крещение Руси помогло собственно иудеям. К тому же по Повести временных лет мы знаем причины отказа Владимира принять иудейскую веру:

«Выслушав Иудеев, он спросил, где их отечество? «В Иерусалиме, — ответствовали проповедники: — но Бог во гневе своем расточил нас по землям чуждым». И вы, наказываемые Богом, дерзаете учить других? сказал Владимир: мы не хотим, подобно вам, лишиться своего отечества»

В этих строках кроется две веские причины почему Владимир наотрез отказался принять эту веру:

  • явное отсутствие любви у бога к поклоняющимся ему иудеям. Зачем Владимиру такой бог? К тому же Владимир прекрасно помнил, что его отец разгромил иудейский Хазарский Каганат. А в тогдашнем языческом мировоззрении это также означало, что языческие боги его отца сильнее чем боги иудеев.
  • иудейская вера не опиралась ни на какое сильное иудейское государство. Соответственно принятие этой верны не давало выгодного политического союза.

Если же целью заговора было именно обратить Русь в христианскую веру, то тогда причем тут вообще иудеи/евреи. То есть если это был именно иудейский/еврейский заговор, то он с треском провалился. Если же это был заговор именно христиан, то непонятно как связь Малуши и Святослава ему помогла.

Также показательно, что когда Владимир становится новгородским князем новгородцев ничуть не смущает как то что он бастард, так и то что он полукровка. Повесть временных лет так описывает это:

«В год 6478 (970). Святослав посадил Ярополка в Киеве, а Олега у древлян. В то время пришли новгородцы, прося себе князя:

«Если не пойдете к нам, то сами добудем себе князя».

И сказал им Святослав:

«А кто бы пошел к вам?».

И отказались Ярополк и Олег. И сказал Добрыня:

«Просите Владимира».

Владимир же был от Малуши — ключницы Ольгиной. Малуша же была сестра Добрыни; отец же им был Малк Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу:

«Дай нам Владимира»,

Он же ответил им:

«Вот он вам».

И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошел Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород, а Святослав в Переяславец.»

Как видите новгородцев все устраивало и это кажется невероятным, учитывая что к ним на княженье сел по «иудейской» версии бастард, да еще и полукровка.

Надо отметить что есть и другие версии происхождения Малуши. Например есть славянская версия, о которой у меня рассказано вот тут. Эта версия была выдвинута историком Д.И. Прозоровским и развита А.М. Членовым. Именно о ней идет речь у Дудакова выше.

Также существует версия о скандинавском происхождении Малуши. Эта версия озвучена у меня вот тут.

А что вы думаете о существовании заговора, с которым как то могла быть связана мать князя Владимира? Пишите в комментариях буду рад почитать!

Related posts