Страницы прошлого алтайского села Локоть. О Локтевском сереброплавильном заводе

"Вопрос не в том, кто мне разрешит, а в том, кто сможет мне запретить." Айн Рэнд ©
Время на прочтение: 7 минут(ы)

Страницы прошлого алтайского села Локоть. О Локтевском сереброплавильном заводе

Сегодня мы отправимся в сторону казахской границы – там расположено село Локоть, бывший центр Локтевского района Алтайского края. В свое время это село возникло благодаря развитию горнорудного производства в Алтайском горном округе. Река Алей делает в этом месте своеобразный изгиб – “локоть”. Отсюда такое название сельского поселения.

Подъезжаем к границе с республикой Казахстан. Автомобильная трасса выходит прямо на таможню, а дальше уже идет вдоль границы.
Виднеется надпись: “Рубцовск – ворота в Азию”.

На казахской территории дорога ведет в город Семипалатинск (по-казахски – Семей).

Этот забор на фото собственно и разделяет наши страны.  Так что мы едем по самому краешку России. Ограждение то подходит близко к дороге, то ныряет среди холмов и перелесков, уходит вдаль. На горизонте лентой сосновый бор. Раньше он был и на нашей территории, но его постепенно свели. Очень жаль. Раньше, когда границы между странами еще не было, в казахском бору находились пионерские лагеря. В парочке из них я отдыхала в детстве. Теперь смотрю на этот лес и каждый раз вспоминаю дачные деревянные домики, дорожки, зеленые сосновые шишки, большого жука, пионерские линейки и равнение на знамя).

Потом мы поворачиваем от границы налево – эта проселочная дорога ведет к селу Локоть.

Мост через Алей. За ним начинается село.

Углубляемся в тихую пыльную улицу. Село сейчас совсем небольшое – всего около тысячи жителей, хоть это и райцентр. Производит достаточно захолустное впечатление. Знавал Локоть и гораздо лучшие времена – население доходило до пяти тысяч человек.

Вот такие здесь дома.

Симпатично.

Есть и такие.

На следующем фото, по всей видимости, Ивановская сопка, в окрестностях которой и находился Локтевский сереброплавильный завод – цель нашего путешествия.

Краевед Г.С. Королев в своей статье из сборника “Краеведческие записки” пишет о том, что завод начали строить в 1781 году на том месте, где река делала крутой поворот – локоть. В то время здесь была небольшая старообрядческая деревушка всего в несколько дворов. Со временем население поселка росло. Место для завода было выбрано удачно – рядом сосновый лес (от которого в наше время увы, ничего не осталось), плодородные земли, недалеко расположенные рудники. На рудниках добывалась руда, из которой потом выплавляли медь, свинец, серебро и в небольших количествах даже золото. Медь использовалась для нужд Сузунского монетного двора, свинец был нужен при производстве серебра, а также для военных нужд. Например, во время Крымской войны 1853-56 годов значительно возросла потребность армии в свинце, и в 1855 году заводу было доведено задание выплавить 108 тысяч пудов свинца.
Завод строился по самым новейшим техническим разработкам того времени. Проектировал его горный инженер В.С. Чулков. В 18 веке главным источником энергии была вода, поэтому заводы строились вблизи рек. Из них с помощью деривационных каналов на завод подавалась вода – от русла прорывали канал, по которому шла вода к заводским гидравлическим колесам. Такие гидротехнические сооружения для подачи и отвода воды были самой дорогостоящей частью подобных проектов. Одно время считалось, что в России, а тем более в Сибири, из-за крепких морозов такие сооружения невозможны – вода в канале будет зимой замерзать. Однако позже это мнение было опровергнуто. И по проекту Чулкова впервые в условиях Сибири для привода заводских механизмов на реке Алей построили плотину – флютвер, поднявшую воду на 4,6 метра и прорыли 8-километровый канал. Отработанная вода возвращалась в Алей через отводной канал.

До нашего времени гидросистема почти не сохранилась. На окраине села существуют полузасыпанные следы каналов – неглубокие канавы по склонам сопок. Уцелели фундаменты водяных колес. На фото недалеко от сопки видна бетонная постройка. По словам местного жителя, рядом с ней можно было найти незасыпанное отверстие, закрытое решеткой. Возможно, оно относилось к тем заводским сооружениям.

А в основном от завода  сохранились до наших дней только огромные отвалы шлака – это сразу бросается в глаза. Горы шлака занимают большую площадь на окраине села и до сих пор полностью не вывезены, не использованы, хотя завода не существует уже более ста лет. Это говорит о масштабах существовавшего здесь производства.

Как проехать к этому месту, скажет любой местный житель. Все в курсе, что здесь когда-то существовал сереброплавильный завод, который закрылся еще до революции.

Ну а пока вернемся в 18 век. К заводским работам привлекалось все мужское население начиная с семилетнего возраста. Сначала ребятишки учились в горнозаводской школе, привлекались к вспомогательным работам. С 18 лет юноши становились полноправными заводскими работниками. Срок службы мастеровых поначалу не ограничивался – увольнялись только из-за полной непригодности к труду. Позже, уже в 19 веке, срок работы стал ограничиваться 35 годами, а затем 25-ю. Работники были приписаны к заводу, не могли никуда уехать без разрешения, не могли без разрешения обзаводиться хозяйством и даже жениться. На заводе они были подчинены воинской дисциплине. Другими словами, это был принудительный труд крепостного народа.
Завод работал круглый год, днем и ночью. Праздников и отпусков рабочим не полагалось. С 1800 года работали по 12 часов трехсменно: одну неделю днем, одну ночью, а третью отдыхали и занимались домашними делами. После отмены крепостного права в 1861 году рабочие стали работать по контракту и были освобождены от повинностей.

Во второй половине 19 века алтайские заводы стали убыточными, снизилась выплавка металлов. Это было связано со многими причинами: подорожанием рабочей силы вследствие отмены крепостного права, возрастания стоимости руды из-за уменьшения содержания в ней серебра, вырубки ближайших к заводу лесов и др. Поэтому 22 марта 1893 года был издан Высочайший указ о закрытии Локтевского и других алтайских сереброплавильных заводов. 1 мая плавильные печи были потушены, и завод прекратил свое существование.
За годы работы завода значительно вырос находившийся при нем поселок Локоть. В 1787 году в нем насчитывалось около 3 тысяч жителей. А в 1833 году – более пяти тысяч человек. На заводе работали грамотные и высокой культуры специалисты – инженеры, некоторые даже владели иностранными языками. Отдельные выходцы из семей мастеровых села Локоть стали известными учеными. В свои лучшие годы село было центром торговли – здесь проводилась Екатерининская ярмарка, куда съезжались крестьяне со всей округи, приезжали купцы из Барнаула, Томска, Бийска. Сейчас в селе осталось около тысячи жителей, оно опустело.

Фото: на этом пустыре раньше тоже были горы шлака. За десятилетия их отсюда вывезли для разных хозяйственных нужд – ремонта дорог, постойки шлаколитых домов и т.д. Но еще очень-очень много осталось.

Время постепенно стирает следы давнего производства. Завод просуществовал 110 лет. И больше 120 лет прошло с тех пор, как он закрылся.

И все же что-то осталось неизменным – это Алейская степь, река, трава, цветы, солнце. Все, как было тогда. Столько зим и весен прошло по кругу, но по-прежнему ныряет под горку заросшая травой проселочная дорога, ведущая к реке. Так же поют июньские птицы. А в домах поселка живут потомки тех людей, которые когда-то работали на сереброплавильном заводе.

В пойме Алея очень уютно и красиво сейчас. Зелено, пахнет нагретой на солнце травой.

А вот и Алей-батюшка. Скоре всего, русло его уже поменялось с той давней поры.

Как-то думается в этих местах: а что за люди ходили здесь сто, двести лет назад? О чем они мечтали, чем жили? Или вообще ни о чем не думали, потому что были на работе от рассвета до заката, а редкие выходные использовали для того, что выращивать овощи на своих маленьких участках, заботиться о скотине, заготавливать корма на зиму? Может быть и здесь, в пойме сено косили… На песчаных пляжах купались и ловили рыбу ребятишки – так же, как и сейчас, в наши дни.

На берегу попалось вот такое огромное дерево. Видимо, берег подмыла вода и оно упало, оголив свои корни. А местные жители потом попилили его на чурочки для бани. Со временем вода еще сильнее подмоет берег, дерево упадет вниз и, если сразу не увязнет в иле, поплывет в половодье в сторону Оби.

Красиво…

Когда-то в этих местах кипела жизнь, но сейчас все вернулось в свой первозданный вид.

Отсюда видно село и отвалы шлака.

Заросли цветущего шиповника вдоль дороги. В воздухе набегают теплые волны душистого аромата.

Возвращаемся домой. На фото – поезд идет в Казахстан.

Снова таможня. Вот такой надписью встречает путешественников Россия.

Источник






Поделиться ссылкой:

Related posts

Leave a Comment

2 × один =