Столица СССР — Сталинадар! Как Москву едва… не переименовали!

"Мир делится на два класса — одни веруют в невероятное, другие совершают невозможное." Оскар Уайлд ©

Столица СССР — Сталинадар! Как Москву едва… не переименовали!

Столица СССР — Сталинадар! Как Москву едва не переименовали…

Или в СталинОдар хотели, как некоторые ошибочно говорят. Не суть. Страна СССР была настолько демократична (кхе-кхе), что всё делалось исключительно по «просьбам трудящихся», никак иначе. Для рассмотрения судьбоносных просьб нужно было серьёзно потрудиться, организовать митинги и собрания, вести протоколы, голосовать резолюции. Но частным порядком послания высшему руководству страны тоже отправлялись, со всей серьёзностью рассматривались.

Именно так города и веси переименовывали, избавляясь в топонимике от «царского прошлого». Или фиксируя революционное настоящее. Первый поток писем граждан о переименовании всего и вся захлестнул СССР в 1924 году, после смерти Ленина. Через пять дней после этого прискорбного для мирового пролетариата события Петроград был переименован — в Ленинград. В лучших традициях, «по многочисленным просьбам трудящихся».

На самом деле, идея была предложена Петросовету его руководителем, Григорием Зиновьевым. В те дни он громче всех «горевал», а переименование своей вотчины из буржуазного Петрограда в прогрессивный и революционный Ленинград сразу вывело скандального деятеля в ТОП-1 иерархии менеджмента большевиков. Хитровану удалось ненадолго выиграть состязание «Кто больше любит Ильича», но партия намёк поняла правильно. Сплотилась, через два года сковырнув возжелавшего занять святое место вождя… со всех значимых постов.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Но той зимой 1924-го… съёжилась в ожидании больших перемен и Москва. Посыпались предложения с «траурных митингов», которые требовали немедля столицу назвать именем Ильича. Дело тишком заволокитили, но приходилось возвращаться к вопросу почти ежегодно. Народ писал и писал… Неизвестно, что там с небесными светилами произошло в 1927-ом… в какую линию они выстроились, но Кремль захлестнул целый вал посланий «трудящихся».

Например, граждане города Тамбова внесли предложение: Москва носит неправильное имя, чуждое русскому уху, не подобающее столице первого социалистического государства. В Государственном архиве Российской Федерации хранится подлинник этого глубокомысленного исторического письма:

«… Переименовать «Москва» в «Город Ильича», справедливо полагая, что таковое название больше скажет уму и сердцу пролетариата, чем отжившее и бессмысленное, к тому же не русское и не имеющее логических корней, — название «Москва».

Историки до сих пор не пришли к единому мнению, почему руководство страны «Город Ильича» прокатило. Несмотря на целое движение «народной инициативы», лихорадкой охватившее страну. Наиболее популярная версия: посчитали излишним. Имя вождя мирового пролетариата уже носила столица Великой Революции, называть в честь одного (пусть трижды заслуженного) человека и вторую столицу… явный перебор. Так на решении ВЦИК появился краткий вердикт: «Делу хода не давать». Протоколов заседания, объяснение причин — не сохранилось. Хотя искали усердно…

Шло время, товарищ Сталин тщательно выполол грядку партийного топ-менеджмента партии большевиков, прочно утвердился у руля страны. Заканчивался тревожный 1937-ой… Вдруг. Откуда ни возьмись. Канцелярии высшего руководства захлестнула лавина частных предложений. Письма пестрели требованиями переименовать Москву. Почти год творилось это эпистолярное безумие…

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

На сей раз партийные функционеры поступили правильно, создав специальный архив корреспонденции (сохранился полностью). Страна… требовала переименовать Москву в честь Иосифа Виссарионовича! Предложений было немало, все вращались вокруг слова «Сталин». Наиболее часто встречающееся в архивных документах предложение — «Сталинадар» («Дар Сталина»).

В январе 1938 года Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов открыл дело №8/56-с (под грифом «Секретно») с названием: «Письма о переименовании гор. Москвы». Рассматривался вопрос в Секретном отделении ВЦИК СРККД.

Работники Государственного архива РФ постарались выяснить, с кого всё началось. Официально, само собой. И да… нашли первое предложение «трудящихся»! Датированное декабрём 1937 года, автор — «член большевистской партии П.Зайцев». Кто таков, откуда сам… никаких сведений. Просто частным порядком направил письмо партийному руководству, заявив:

«Переименование столицы в Сталинадар будет воспринято с радостью всем трудящимся человечеством Земли».

Аргументация: появление «сталинской» Конституции СССР. Коль самый прогрессивный документ в истории человечества декларирует создание нового органа государственной власти — Верховного Совета, то орган обязан учесть «вклад товарища Сталина» в своё формирование. Отдать дань уважения и признания «Отцу Народов». Назвав «Даром Сталина» столицу СССР.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Есть крайне воодушевленная и забавная корреспонденция. Очень оригинальная даже. Согласно которой новое название столицы звучало — «Стален Град Москва». Государственный архив РФ хранит прелюбопытное письмо Полины Голубевой из Кисловодска, которая совсем не обременена наличием в жизненном багаже элементарной грамотности. Но, судя по тексту, пышет небывало «активной гражданской позицией».

Конечно, дело попахивает банальной мистификацией особо ретивых «увековечивателей» имени товарища Сталина… Но, с другой стороны… товарищ Голубева из Кисловодска не знала, как правильно пишется фамилия столь горячо любимого ею вождя. Что совсем не помешало закинуть свою полушку к копилку народного обожания:

«Дорогой товарещ Стален примите мое писмо!

Прошу всех Сталеных саратников зделат Москву Сталенград Москва так как Лененград так и Москву тогда настоящая москва в старой москве жила вся гниль проклятая мы их постепенно вычистем всоэто отродя».

Авторский текст приведён без редактуры. А горячо любимый Читателями канала (и аффтаром) подписчик «Ык Хан Кок-ор» может поучиться у дамы, как правильно и толсто троллить ответственных товарищей «олбанской» орфографией. Кстати, архивы дали дополнительную информацию о Полине Ивановне Голубевой. Автор письма трудилась ваннщицей в комплексе нарзанных ванн Минеральных Вод.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Загадка, но почти не было просьб «трудовых коллективов» и партийных организаций любого калибра. В основном приходили частные обращения. Все (как сговорившись) предлагали дать Москве именно имя «Сталинадар». Не «СталинОдар», как Википедия нам предлагает. Столь нетрадиционное написание породило в новейшее время вполне резонные подозрения. Что «народная кампания» имела своего режиссера.

Всё так красиво и аргументировано в этих письмах. От крайне личного, до казённо-восторженного. Не только принятие Конституции ставят «трудящиеся» в заслугу товарищу Сталину. Больше напирают на «социалистическое обновление столицы под чутким руководством». Появление метрополитена, новых улиц и проспектов, создание канала «Москва-Волга» и многих открывшихся предприятий…

Ничего не забыли авторы писем. Перечисли даже то, о чём «вождь народов» мог и позабыть… Чтобы аргументы были весомее, и стихи писали:

«Я — рядовая советская женщина… и я глубоко убеждена, что, выскажи я громко свою мысль (о переименовании), она будет тут же с восторгом подхвачена всеми народами нашего Союза.

Мысль летит быстрей, чем птица,
Счастье Сталин дал нам в дар,
И красавица столица
Не Москва — Сталинадар!».

Несколько писем прислали люди, явно не знакомые с географией. Или газет советских не читавшие. Потому что, предлагали Москву переименовать… в Сталинград. Который уже был, добрый десяток лет на карте СССР присутствовал.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Выводы

накоротке. Как видим, ни вторым Сталинградом, ни Сталинадаром Москва не стала. Почему… догадаться не трудно. Инициатива ярко вспыхнула и так же быстро заглохла после окрика Хозяина: «Уймитесь, убогие». Несмотря на сказки про обожание Иосифом Виссарионовичем лести и угодничества, откровенно раболепные попытки он пресекал безжалостно. Иногда с немалым юмором и сарказмом. Как это было в случае с предложением переименования Грузии — в Сталинскую ССР, или СССР — в Союз Советских Сталинских Республик.

Автором затеи 1937-го, скорее всего, был нарком внутренних дел Николай Ежов. Он тогда начинал своё падение в подвалы Лубянки, кресло под ним шаталось. Сталин без всякой пощады избавлялся от политических конкурентов, партийного и административного балласта… Никто себя в безопасности не чувствовал. Ходатайство о «переименовании столицы» впервые получил именно его наркомат, львиная доля писем — с тем же адресом. Подхалимаж не прошёл, Всесоюзный староста Михаил Калинин проинформировал Президиум Верховного Совета: Иосиф Виссарионович категорически против переименования Москвы.

Но есть и другая версия, конспирологическая. Что перевод Ежова сначала в наркомы водного транспорта СССР, а потом арест… случились потому, что он не дал ход «гражданской инициативе о прославлении имени великого Сталина». Очень умно, ага. Особенно, когда сверяешься с датами.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Письма от советских граждан стали поступать словно по команде, после отставки Ежова с поста главы НКВД… горячее пламя «инициатив снизу» тут же потухло. Чтобы вспыхнуть лишь после смерти Сталина в 1953-ем, когда организации, учреждения и предприятия вновь предложили «увековечить имя товарища Сталина» в названии столицы.


Related posts

Leave a Comment

20 − два =