Спасенный в Алтайском крае пациент: «Теперь я другой человек»

"Стоит только поверить, что вы можете – и вы уже на полпути к цели." Теодор Рузвельт ©
[rt_reading_time label="Время на прочтение:" postfix="минут(ы)" postfix_singular="минуты"]

Сейчас Борис Головко сидит на кровати и улыбается. Хвастается, что бросил курить, совсем не задыхается и, пока не интересуясь сроками у врачей, ждет выписки домой. Еще несколько дней назад его жизнь висела буквально на волоске.

«Просто очень сильно прихватило грудь, я позвонил в скорую нашего Немецкого национального района, они приехали, забрали, сделали кардиограмму. Вначале положили в палату. А затем в реанимацию, потом перевели в Славгород, и тоже в реанимацию. Потом созванивались с Барнаулом. В итоге на вертолете доставили меня сюда. Вот лечат», – рассказывает он.

По рассказу 64-летнего пациента, сознание возвращалось периодами. Как в кино: «Тут помню, тут не помню». Даже показалось, что летели всего несколько минут, хотя весь полет длился около двух часов.

«Парни, которые за мной прилетали, – молодцы. Они всю дорогу не отходили, мерили пульс, сидели рядом, пока летели. Большое им спасибо! Ну и местным врачам тоже», – спохватился он.

В Барнауле пациента уже ждала скорая, которая доставила его с вертолетной площадки в краевую больницу, где он вновь оказался в реанимации. В ночь ему сделали коронарографию. «Теперь я совсем другой человек, могу вот ходить потихоньку, – заканчивает короткий рассказ Борис Тимофеевич. – Раньше-то я два шага сделаю – и задохнулся».

О том, что у него случился инфаркт, Борису Головко рассказали уже в реанимации Краевой клинической больницы. Спрашиваю, есть ли шансы у таких пациентов на выздоровление в условиях ЦРБ?

«Нас сейчас выручает системный тромболизис, который проводится на догоспитальном этапе или непосредственно в районной больнице. Тогда у нас есть запас времени, в который мы здесь можем оказать специализированную помощь пациенту, в том числе высокотехнологичную», – поясняет заведующая кардиологическим отделением ККБ Антонина Бочарова.

Из отдаленных районов таких пациентов доставляют санавиацией: в первые сутки после инфаркта дорога, занимающая пять-шесть часов, и не всегда ровная трасса всегда утяжеляют состояние пациента. Консервативное лечение, которое проводится в центральных районных больницах, тоже спасает, но речь ведь идет не только о непосредственно жизни, но и о ее качестве. Стентирование коронарных артерий более локально ограничивает зону некроза и позволяет быстрее восстановить миокард. Такие пациенты быстрее реабилитируются, в основном избегают инвалидизации, в дальнейшем ведут практически обычную жизнь.

Пациентов из районов края с инфарктом миокарда принимают два лечебных учреждения в Барнауле – Краевая клиническая больница и кардиологический диспансер. Есть даже список территорий, закрепленных за каждым из лечебных учреждений. Однако не всегда этого распределения врачи придерживаются. По словам заведующей Антонины Бочарова, коморбидные пациенты (имеющие несколько патологически связанных между собой заболеваний. – прим. ред.) чаще всего госпитализируются в краевую. Все дело в том, что именно здесь есть практически все службы, которые могут прийти кардиологам на помощь в борьбе за жизнь и здоровье пациентов.

Борису Головко еще предстоит лечение, а затем показано плановое аортокоронарное шунтирование. Но вместе с ним в Краевую клиническую больницу доставили еще одного пациента с инфарктом миокарда. Второй пациент в очень тяжелом состоянии и еще находится в реанимации. Это 35-летний молодой человек с отягощенным анамнезом. На уровне района ему вряд ли удалось бы помочь.

Related posts

Leave a Comment

2 × один =