Сон разума рождает чудовищ рыночных отношений!?

"Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день за них идёт на бой!" И. Гете ZMEY
Время на прочтение: 26 минут(ы)

Сон разума рождает чудовищ рыночных отношений!?

[Статья от 1997 года!]
Капитализм и жизнь людей - несовместимы.
Капитализм и жизнь людей — несовместимы.

Тем, кто дочитал до конца первый том «Капитала» К.Маркса, известно, что капитализм — это слово, принятое для обозначения общественно-экономической формации, т.е. конкретно-исторического ЕДИНСТВА вполне определённого базиса и надстройки. Популярно — капитализм это модернизированная форма людоедских производственных отношений, замаскированных отношениями стоимости (базис) в единстве с массовидной идиотией (надстройка), которую мы уже частично исследовали.

Теперь рассмотрим детальнее названные фрагменты базиса. Начнем с «простого’, с отношений стоимости.

Как показывают СОВРЕМЕННЫЕ этнографические исследования, племена и кланы, живущие СЕГОДНЯ в условиях позднего неолита или раннего феодализма (некоторые районы Юго-Восточной Азии, Центральной Африки), натурального и мелкотоварного производства (некоторые районы США, Бутана, бразильской сельвы), производят материальные ценности, ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ, для удовлетворения ВНУТРЕННИХ производственных и непроизводственных, материальных и духовных, племенных и личных потребностей в количестве и качестве, необходимом для воспроизводства ПЛЕМЕНИ или КЛАНА.

Диспропорции между потребностями и фактическим потреблением возникают у людей, находящихся на уровне первобытного коммунизма, только в силу природных катаклизмов, (засухи, потопы). В этих условиях невозможны кризисы «перепроизводства», когда попки магазинов ломятся от залежалых продуктов, а граждане демократично копаются в мусорных баках или, когда, при наличии пустых квартир, миллионы людей живут в картонных коробках.

В условиях первобытного коммунизма дети и женщины, как олицетворенное продолжение рода, старики, как родители, как носители мудрости и опыта, находятся на общественном обеспечении, т.е. главным объектом воспроизводства в описываемых экономических условиях является само племя. Каждый член племени СОЗНАЁТ, — чем выше уровень развития племени, тем выше защищенность индивида в борьбе со стихией и другими племенами.

В этих условиях хозяйствование носит ясный характер, понятный даже ребёнку, который в раннем возрасте, пройдя ритуал посвящения в мужчины, вместе с остальными членами племени несёт основную нагрузку в процессе добывания средств существования, ОСОЗНАННО и великодушно отдает ВСЁ, добытое на охоте, детям, женщинам и старикам племени. Иначе говоря, община питается из общего котла, и каждый знает, чем больше он принесёт в общий котёл, тем лучше будет ВСЕМУ племени, тем лучше будет и самому добытчику, его больше будут любить и уважать. Т.е. в общине отношениями стоимости и не пахнет.

Демократы пусть не торопятся хмыкать по поводу примитивизма нарисованной картинки. Лучше быть «примитивным», как общинник, чем быть круглым дураком с дипломом в конце двадцатого века. Как прикажете относиться к россиянам, получившим ваучеры и не понявшим, что раздача этих фантиков означала лишение подавляющего большинства «умных» россиян прав на заводы и фабрики, которые были построены их собственными ручками и которые принадлежали именно им, всем сразу и никому, кроме них. Теперь же в результате «ваучеризации» самые доходные предприятия принадлежат, в основном, иностранцам.

Как известно, наши «цивилизованные» россияне или променяли ваучер на «огненную воду», или добровольно «вложили» эти ваучеры в различные «фонды» и, получив… дырку, от» бублика, до сих пор соображают: «А чо это было?». И только Чубайс с Бушем знают достоверно: Чо это было».

А затем была беспримерная по своему идиотизму эпопея, с билетами МММ, с «Чарой», «Властелиной» и т.д. Так, что, нашему современнику рановато кичиться перед общинниками своей образованностью, а тем более, понятливостью.

Уместно напомнить, что в самом сердце современных Соединенных Штатов, на довольно большой территории компактно проживает многочисленная религиозная община «эмишей», «мормонов’, которые с XVIII века не меняют своих традиций, не пользуются двигателями внутреннего сгорания, телефонами, электричеством, следовательно, не смотрят самое идиотское в мире американское телевидение. Производство всех видов продукции осуществляется в рамках технологий XVIII века. Молодёжь после достижения совершеннолетия, зачастую, покидает общину и живёт некоторое время стандартной современной американской жизнью. Постигнув её идиотскую сущность, через несколько месяцев, в отдельных случаях через несколько лет, они, в основной своей массе, ВОЗВРАЩАЮТСЯ в общину ДОБРОВОЛЬНО и НАВСЕГДА.

Американские индейцы, силой загнанные в резервации, на самые худшие земли Америки, сохранились как раса и постепенно всё более активно заявляют о себе. Именно ОБЩИННЫЙ способ воспроизводства племени, позволил индейцам выжить в людоедском окружении переселенцев из Западной Европы.

Но люди открывали и использовали новые средства производства и, под влиянием этих новшеств, меняли содержание отношений между собой. А поскольку в условиях первобытного коммунизма человечество «писало» свою историю ВПЕРВЫЕ, с «чистого листа», отдаленные последствия от хозяйственных нововведений не прогнозировались. Проблемы соотношения пользы и вреда, добра и зла ещё не были поставлены в повестку дня и поэтому некоторые «безобидные» экономические новации, в ходе своего развития породили социально-экономических чудовищ, поставивших человечество в XX веке на грань всеобщего самоуничтожения.

Наши первозданно наивные предки не понимали, что все явления общественной жизни представляют собой единство противоположностей и то, что сегодня мы используем какую-то одну познанную сторону явления, не избавляет нас от печальной перспективы рано или поздно познакомиться со вторым «концом» этой же «палки». Люди, например, долгое время радовались открытию некоторых обезболивающих препаратов, типа аспирина и анальгина, но только спустя десятилетия стало ясно, что аспирин способен вызвать язву желудка и существенно ухудшить состав крови, что анальгин приводит к заболеванию крови и провоцирует… головную боль, если человек часто принимает анальгин.

В отличие от лекарств, коварство некоторых самоочевидных «полезных» экономических нововведений заключается в том, что их ядовитые свойства в полной мере осознаются лишь по прошествии тысячелетий, когда основные трагедии уже произошли.

Так и товарно-денежная форма производственных отношений. Родившись, как следствие расширяющихся отношений обмена, как скромный посредник, к концу XVIII века деньги превратились в средство провокации организованной преступности, экономических кризисов «перепроизводства», инфляции, а затем и в главного провокатора мировых войн.

Как известно, Аристотель был одним из немногих универсальных гениев, чья мудрость признавалась абсолютной спустя десятки веков после его смерти. Тем не менее, он не смог понять причин, по которым определенное количество продукта одного назначения, обменивалось на иное количество другого продукта, несоизмеримого по качеству с первым. Аристотель, лучше всех своих современников понимавший всё, не мог понять почему, например, одна овца СТОИТ одного килограмма меди, а два топора стоят одного мешка зерна. Современники Аристотеля, миллионы раз проделавшие операцию обмена разнородных продуктов друг на друга в определённых пропорциях, тоже не могли объяснить, что позволяет им приравнивать эти разнородные продукты.

Тот факт, что ВПЕРВЫЕ в истории человечества К.Маркс решил эту задачу НАУЧНО, не отменяет того обстоятельства, что тысячелетиями до Маркса и сто лет после него люди вступали в отношения стоимости стихийно, НЕ ПОНИМАЯ сущности своего поведения, не имея представлений о том, как отзовётся их поведение на судьбе потомков. Не понимают этого и сегодня.

Инки и майя, тысячелетиями создавая свою культуру, не знали не только о том, что существует какая-то Европа, но и о том, что отношения СТОИМОСТИ вызовут в Европе острую нехватку презренного металла и приведут на территорию современной Латинской Америки орды кровожадных христиан, которые с фашистской деловитостью будут истреблять население, затем переплавят все индейские украшения в идиотские, по своему унылому однообразию, слитки, погрузят их на галеоны и отправят в Европу.

Закономерно, что чем больше золота Испания и Португалия ввозили на свою территорию, тем энергичнее эти страны двигались к экономическому и политическому упадку. Таково одно из редко упоминаемых в литературе последствий действия закона стоимости. Общество-паразит достаточно динамично движется к своему .упадку и рушится в период, казалось бы, наибольшего расцвета. Судьба сиятельного рабовладельческого Рима постигнет и Вашингтон, и Токио, и Берн, причем без всякого нашествия гуннов и вандалов. Да и Атилла разрушил Рим только потому, что Рим уже сгнил САМ. Но крах «рима» на Гудзоне будет куда как инфекционней, а может быть и гораздо позорнее.

Маркс открыл подлинное содержание и сущность отношений СТОИМОСТИ, исторические причины и предпосылки, вынудившие людей вступать между собой в отношения стоимости, НО это вовсе не означает, что закон стоимости «хороший закон». Он, подобно закону всемирного тяготения, который не только позволяет автомобилю ездить по дорогам, обеспечивая хорошее сцепление колес с дорогой, но и заставляет даже иномарку лететь в пропасть в случае превышения скорости в горах.

Можно, не боясь преувеличения, сказать, что из всей марксовой теории стоимости демократические учёные поняли не больше, чем лицо «кавказской национальности», торгующее помидорами на московских рынках. Причём второй освоил закон стоимости лучше буничей и Шмелёвых, поскольку владеет несравненно большим количеством знаков стоимости, т.е. деньгами.

Отношение стоимости, впервые возникшее между двумя невеждами — первобытными товаропроизводителями, явилось тем первородным экономическим грехом, который сделал неизбежными все самые крупные, кровопролитные, и почти все мелкие войны за последние пять тысяч лет писаной истории, которые временами превращали Землю в реальный ад.

В экономической же литературе пытаются представить дело так, будто торговцы всегда сознательно использовали закон стоимости и, дескать, Маркс лишь описал то, что и без него было ясно, да ещё кое-что позаимствовал у А.Смита. Между тем, Маркс открывал экономические законы не для того, чтобы капиталисты могли ещё грамотнее вести своё дело (для этого есть менеджеры), а для того, чтобы раскрыть содержание причинно-следственных связей, в рамках которых люди находятся именно потому, что НЕ ПОНИМАЮТ СУЩНОСТИ общественного производства. Те же, кто, изучив труды Маркса, поняли сущность отношений стоимости, т.е. стали марксистами, поняли и весь идиотизм подобной формы отношений в рамках индустриального, а тем более, «постиндустриального» общественного производства. Марксисты указали людям на наличие ОБЪЕКТИВНЫХ предпосылок, позволяющих человечеству революционно выйти из порочного круга отношений СТОИМОСТИ и, тем самым, избавить человечество от гибели.

Но буржуазия мобилизовала весь арсенал своих средств воздействия на людей, начиная с 15 американских атомных ударных авианесущих групп, и кончая средствами, обеспечивающими осуществление экологического, генного, наркотического, алкогольного, сексопатологического и морального геноцида, лишь бы удержать людей в рамках стоимостных форм производственных отношений.

В этом контексте уместно будет сказать, что предрасположенность людей к отношениям стоимости, точнее, чем любой другой тест, выявляет их умственную неполноценность, независимо от того, как они сами объясняют свою склонность к продажности.

Как отмечалось выше, на ранних этапах своей истории, в процессе воспроизводства материальных условий существования, люди вступали в отношения обмена ВИДАМИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, а не её продуктами. Мужи приносили ‘домой» охотничьи трофеи, жены — коренья и другие продукты собирательства, но потреблялось всё это всеми членами племени из общего котла в соответствии с их потребностями. Практика жизни СОВРЕМЕННЫХ племен, изученная этнографами, совместное ведение подсечного общинного земледелия, загонной охоты, совместной рыбной ловли, китобойного промысла и т.п., не обнаруживает признаков отношений СТОИМОСТИ. т.е. торгашества. Иначе говоря, привычные для современного человека отношения стоимости даже В НАШИ ДНИ распространены не повсеместно.

В некий момент истории, в каком-то племени, скорее всего на Ближнем Востоке, нашелся ПЕРВЫЙ сквалыга, который, вступая в отношения обмена деятельностью со своими родственниками, предпочёл осуществить его не в бескорыстной форме, не в виде обмена деятельностью, а в форме обмена ПРОДУКТАМИ ТРУДА в определённой пропорции, соответствующей его субъективным представлениям о ценности его продукта, т.е. первый жмот вступил в отношения СТОИМОСТИ со своими родственниками.

Несмотря на это, моногамная семья прошла испытание тысячелетиями, демонстрируя принципиальную невосприимчивость к стоимостным, торгашеским отношениям. Брачный контракт был и остается уделом узкого круга представителей высшей буржуазной аристократии.

Не отрицая существования экономических причин возникновения семьи, необходимо отметить, что мужа и жену, детей и родителей в СЧАСТЛИВЫХ семьях на протяжении всех прошедших тысячелетий соединяли любовные узы, граничащие с самопожертвованием во имя любимого человека, без расчёта на вознаграждение. Повесть о Ромео и Джульетте, даже в условиях господства буржуазного цинизма, продолжает по-настоящему трогать людей. Показательно, что в 80-90 «годы многие бизнесмены Запада ищут себе жён в славянских республиках бывшего СССР, поскольку современные девушки этих национальностей обладают наименьшими навыками «пиявки* на шее мужа, быстро превращаются в, преданных мужьям, родственниц, в большинстве своём питают мотивированное отвращение к супружеской неверности и т.д. Именно в семье большинство современных людей, затурканных людоедством рыночных отношений, находят убежище для восстановления духовных сил, поскольку в здоровых семьях существует наименьшее стоимостное, торгашеское давление на людей. Именно в семье можно встретить наибольшее количество черт коммунистического общежития, чем и объясняется живучесть моногамной семьи в море рыночной проституированности.

За пределами семьи отношения СТОИМОСТИ, наоборот, получили самодовлеющее развитие. Исторический процесс развития ФОРМ отношений СТОИМОСТИ привел к возникновению денег, те, в свою очередь, вызвали к жизни проституток, профессиональных военных и менял, от последних произошли ростовщики, которые дали миру финансовых воротил и, наконец, мировые войны. Такова история перерастания простой расчётливости, возникшей случайно, в беспредельную маниакальную жадность, во всеобщую продажность и, следовательно, агрессивность.

Но простота нравов наших пращуров выражалась не только в недооценке мрачных перспектив развития простой случайной формы стоимости, а и в том, что они, в те далёкие времена, ещё не выделяли людей из природы, не смотрели на них, как на нечто уникальное, самоценное. Они могли обожествить всё, что угодно, от дерева до солнца, но только не самого человека, поскольку в те времена он был примитивен и вне племени не мог даже выжить. Изгнание из племени было равно смертному приговору. Поэтому, когда было особенно плохо с предметами потребления, наши предки просто поедали себе подобных, тем более, если они были другой «национальности*. Как свидетельствуют археологи, население всех континентов, все расы прошли через каннибализм. Потому-то, видимо, наличие в тексте Библии слов о вкушении тела Христова и крови Христовой ни у кого не вызывают тошноты. Ели, едим и будем есть тело и кровь. По мнению этнографов и археологов, своим выживанием, человечество, до известной степени, обязано… людоедству. Иначе говоря, трогательная забота о ближнем в те далёкие времена органично сочеталась с правом сильного съесть слабого во имя выживания племени.

По мере развития производительных сил общества использование человека в качестве простого продукта питания повсеместно прекратилось, люди поняли, наконец, что человек больше, чем говорящее мясо. Однако не забылся, а получил своё развитие сам принцип -ПРИСВАИВАТЬ ЧЕЛОВЕКА и использовать его по усмотрению того, кто присвоил его себе. Вместо того, чтобы съедать человека натурально, научились съедать его фигурально, т.е. съедать время его жизни, заставляя работать на хозяина, и чем дальше, тем больше.’ Так родилось рабовладение. Фурия по имени «стоимость» пока оставалась в тени, хотя золото и долговые расписки приобретали все большее значение в жизни людей.

Низкий уровень умственного развития господствующего класса, при почти неограниченных рабских ресурсах, в качестве своего последствия имел непрерывные войны и циклопические, по своей бессмысленности, культовые и развлекательные сооружения в виде храмов и пирамид, садов Семирамиды, Александрийского маяка, Колизея и т.п. чудес света. Нищенский внутренний мир абсолютной массы рабовладельцев, их вырожденческие «культурные» потребности КОМПЕНСИРОВАЛИСЬ гигантизмом и вычурной нелепостью каменных памятников самим себе. Нелепость попыток «их фараонских величеств» остаться в истории при помощи пирамид очевидна хотя бы потому, что многие десятки веков об их существовании никому не было известно. Да и теперь исследователей больше интересует вопрос о том, кто и почему избрал такую экстравагантную форму и размеры усыпальниц, кто был архитектором этих сооружений и главным «дизайнером», чем то, кого в этом сооружении усыпили.

Сегодня, например, нам известна пирамида Хеопса, но совершенно очевидно, что все наши попытки открыть какие-нибудь достоинства в личности самого Хеопса, кроме той, что он родился сыном фараона и потому поимел после смерти грандиозную усыпальницу, обречены на поражение. В Хеопсе, как и в сотнях других «сильных мира сего», нет ничего такого, что говорило бы о действительном превосходстве аристократа над рабом.

Стремление «новых русских» подражать аристократам, держать в частных подвалах гигантские массы художественных ценностей и презренного металла, использовать огромные «гардеропы» вычурных одеяний, является непосредственным продолжением рабовладельческих нравов и ПРЯМО ПРОПОРЦИОНАЛЬНО степени УМСТВЕННОЙ ДЕФЕКТИВНОСТИ.

Чем выше уровень внешнего блеска, тем выше уровень духовной низости. Чем выше уровень ничтожества, тем больше стремление к ВНЕШНИМ атрибутам величия. Особенно явно это просматривается в случае с «новыми русскими». Стоит присмотреться к выражению их лиц, когда они садятся в свою подержанную «иномарку» или сообщают по сотовому телефону своему другу, находящемуся тоже в Москве: «Боря, это я, звоню тебе с Лондона…».

Таким образом, простая и ясная задача — производство полезных вещей ради удовлетворения потребностей развития человека, — «благодаря» отсутствию у экономических первопроходимцев научного мышления, на многие чека утратила свою ясность. Гигантский объем времени из жизни огромных масс людей был затрачен на удовлетворение больной фантазии рабовладельцев.

Ещё более драматичным образом идиотизм проявил себя в развитии отношений стоимости. Процесс производства материальных благ оказался подчиненным, во-первых, процессу обмена, а во-вторых, промежуточной операции — обмену реальных продуктов на ЗНАКИ СТОИМОСТИ, т.е. на векселя, казначейские билеты и банкноты.

Многие снисходительно улыбаются, глядя на детскую забаву филателистов, собирателей спичечных этикеток, конфетных фантиков и т.п., не замечая, что банкиры, подвержены этой же форме тихого умопомешательства в больших масштабах. Вся их деятельность подчинена решению абсурдной задачи увеличения количества бумажных фантиков в своих сейфах. То обстоятельство, что для увеличений количества фантиков порой приходится заниматься какой-то конкретной деятельностью, что-то производить, что-то организовывать, является совершенно досадным моментом в жизни убеждённого предпринимателя.

В мире нет страны рыночной демократии, в которой время от времени не наступал бы период, когда ВСЕХ деловых людей охватывает сумасшествие, и они бросаются в борьбу за увеличение массы БУМАЖНЫХ денег в своих руках при СОКРАЩАЮЩЕМСЯ объеме производства материальных благ.

Если бы предприниматель знал, что под его подушкой происходит удвоение суммы денег, положенной с вечера, то все современные бизнесмены только и делали бы, что совали руку под подушку и даже не заикались бы о производстве. Строго говоря, подавляющее большинство современных деловых людей имеют очень приблизительное представление о научной, технической и экономической сторонах производств, составляющих их собственный капитал. Они способны лишь сопоставлять величины прибыли прошлого и текущего года и, если получается результат со знаком минус, то самое большее, на что хватает извилин у современных хозяев, это купить нового менеджера. Т.е. ситуация вполне укладывается в сюжет знаменитого литературного произведения о том, как один мужик двух генералов прокормил.

Идиотизм борьбы за рост денежной массы подметил ещё Аристотель. Он говорил, что любой вид производства, приводящий к росту объема реальных предметов потребления и средств производства означает рост РЕАЛЬНОГО богатства общества. Ростовщичество, которое признаёт лишь количественный рост денежной массы независимо от причины этого роста, даже если он является результатом грабежа, Аристотель называл занятием НЕЭКОНОМИЧЕСКИМ. Более того, он указывал, что денежная масса не имеет разумных границ накопления. Теоретически её величина может увеличиваться с интенсивностью, диктуемой мощностями монетного производства, а тем более печатного станка, и в этом наглядное доказательство бессмысленности накопления бумажных денег. Тем не менее, «мудрый» Запад от мала до велика охвачен жаждой накопительства денежных знаков.

Монетаристы, как наиболее откровенные представители экономического идиотизма, считают, что поскольку накопление денежных знаков вызывает у современных людей сильные эмоции и заставляет их, забыв об опасности, идти на любую авантюру и преступление, постольку надо освободить фанатов денег от всякого контроля за ними и они… заставят ВСЁ общество крутиться в запредельном режиме, одних — ради накопления денег, других ради выживания. По мнению монетаристов, сама борьба за деньги автоматически повлечёт за собой бурный экономический рост.

Точно так рассуждают современные сторонники наркоторговли. Если наркотики покупают с такой жадностью, говорят они, то необходимо легализовать их продажу, хотя это вызовет деградацию всех последующих поколений.

Идиотические последствия массового денежного фетишизма наиболее ярко прослеживаются на опыте США. Законодатели тенденций финансовой жизни планеты, Соединённые Штаты, имеют один из самых скромных вкладов в мировую культуру. Если бы не Марк Твен, Фенимор Купер и Джек Лондон, то говорить об американской литературе было бы вообще невозможно.

Почему так? Да потому, что в американском образе жизни отсутствует иной смысл, кроме борьбы за увеличение количества нулей в банковском счёте и поэтому найти в американском быте сюжет для классического произведения НЕВОЗМОЖНО, поскольку внутренний мир эталонного американца отличается от обезьяны .только большей суммой долларов, хранящейся и в его памяти и в банке. Всё остальное даже примитивнее, чем у обезьяны.

Не менее бесплодной является Америка с точки зрения вклада в сокровищницу классической музыки. Если бы не негритянский джаз, то американцы до второго пришествия лупили бы пятками об пол в стиле «кантри».

Попробуйте найти американские имена в живописи, которые были бы известны кому-то, кроме искусствоведов. Даже «Черный квадрат» супрематиста Малевича, породивший американских абстракционистов, и тот «написан» в России.

Американская статуя Свободы сделана во Франции. Америка ведущая страна по идиотизации человечества при помощи кино, но и кино изобретено в Европе, Телевидение в Америке состоялось потому, что туда сбежал один из русских инженеров. Русский авиатор Сикорский много сделал для авиастроения США. Америка никогда бы не поднялась в космос, если бы не выкрала немецкого ракетчика. Применяемые сегодня в США лазеры, изобретены в СССР, Сегодня американское общество держится на плаву только потому, что его поддерживает миграция ученых из СССР, Китая, Индии и Пакистана. Сама культура США способна производить лишь деградантов.

Только бессодержательностью жизни в США можно объяснить развитость «индустрии» развлечений и игр, в которой взрослые «анклы» пытаются компенсировать ту одуряющую монотонность реальной жизни, которой живут американцы. Взрослые «дяди» и «тёти» вынуждены просиживать ночи в казино, орать, как окончательные придурки на матчах по бейсболу, на «боях без правил», играть в «войну» при помощи краскомётов, охотиться на живых «бомжей» чтобы не наложить на себя руки от тупости их РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ.

Демократ может возразить, что автор слишком тенденциозно оценивает вклад американцев в мировую культуру.

Ничуть, Никто не отрицает, что бедному Эдисону одному пришлось сделать более 1000 изобретений, среди которых большое значение имела усовершенствованная лампочка накаливания. Но американская электротехническая культура больше известна миру… электрическим стулом. А Форд, строго говоря, вошел в историю, как изобретатель галерной системы производства автомобилей, опирающейся на конвейерное разделение труда. А Тейлор изобрёл мазохистские потогонные «уроки . А Карнеги усовершенствовал цыганскую систему психологического «охмурения» ближнего. А Сорос, задолго до Мавроди, изобрёл американскую финансовую пирамиду, Но вершиной американской культуры, её наиболее типичным проявлением, являются ПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА атомные бомбардировки японских городов. В мире нет другой державы, кроме Америки, применившей атомные бомбы, тем более против «некомбатантов». И ничего. Америка всех учит гуманизму, правам человека, особенно вьетнамских крестьян, впервые в истории человечества, поливая детей и женщин напалмом и тысячами тонн «эйджен орандж».

Таким образом, американский, т.е. бессодержательный образ жизни, заданный денежным фетишизмом, привел к тому, что Америка держит в «общем зачёте» ПЕРВОЕ место в мире по количеству шизофреников и полных идиотов, наркоманов, «спидоносцев», «сифили-тиков» алкоголиков, людей, не умеющих писать, половых извращенцев, импотентов, разведенных, серийных убийц и людей, казненных в подворотнях. Короче говоря, «я другой такой страны не знаю», где идиот может удовлетворить ВСЕ свои фантазии. Планетарный паразитизм, интеллектуальное иждивенчество, пресыщенность, доведённая до импотенции, истерическая агрессивность и самоубийственный гипериндивидуализм — таков обобщённый портрет Америки.

В этом и кроется ответ на вопрос, часто возникающий в ходе дискуссии между сторонниками и противниками коммунизма: «А почему же некоторые наши учёные и деятели культуры ещё до перестройки бежали в США?». Ответ прост. Строить умное, новаторское общество гораздо труднее, чем быть обломовым. Уметь включать телевизор гораздо легче, чем уметь его конструировать. Уметь влюбить в себя женщину гораздо сложнее, чем купить проститутку. Писать картину гораздо сложнее, чем строить ей искусствоведческие глазки. Смотреть кино про героев проще, чем совершить героический подвиг и т.д.

СССР строило общество демиургов, а Соединённые Штаты провозгласили себя (для удивленья дураков) страной всеобщего потребительства. На это и клюнули российские интеллектуалы и многие выпускники андроповских психушек.

Жизнь показала, что некоторые люди, наделённые от природы музыкальными, хореографическими, шахматными и математическими талантами, в вопросах МИРОВОЗЗРЕНИЯ являются полными идиотами. Они высокомерно смотрят на неподъемный для их умишки марксизм-ленинизм и потому не имеют представлений о сущности человеческого счастья, о законах развития общества. Они являются рабами ОЩУЩЕНИЙ и ИНСТИНКТОВ и потому их мозг не обладает способностями к абстрактно-теоретическому мышлению. Они способны оперировать математическими формулами, заложенными в память, изобретать технические приспособления в рамках заданных алгоритмов, но не знают главного — во имя чего они тратят время жизни. Особенно ярко это проявилось в биографии Сахарова, Солженицына и т.д., о чём говорилось в предыдущем параграфе.

Мировоззренчески неразвитый мозг большинства современных интеллигентов, обделённый информацией о глубинном идиотизме американского образа жизни, создаёт в сознании будущего эмигранта яркие картинки из киношных и рекламных фрагментов, помогает «вылепить» вожделенный сюжет о будущей «изячной» жизни в Америке, о той сумме ПРИЯТНЫХ ощущений, об объёме и разнообразности ИНТИМНЫХ потребностей, которые могут быть удовлетворены, в полной мере своей извращенности, только в Америке.

Практика показала, что значительное число интеллигентов, состоявшихся в СССР, получивших в знак признания высшие ордена страны, живших в материальном и ТВОРЧЕСКОМ отношениях существенно лучше многих других граждан своей страны, считают, что за свой талант на Западе они получат больше… копченой колбасы, гигиенических прокладок, смен верхнего и нижнего белья, комнат и туалетов в своей квартире, что они будут иметь свободный выбор красивых автомобилей, проституток и (внимание читатель, это главное!), возможность частой их замены.

Наивный читатель верит, что диссиденты и Другие изменники Родины, всевозможные коротичи и «Суворовы» уезжали на Запад в поисках свободы. Наш россиянин редко задавался вопросом: свободы ЧЕГО? Как показала практика, ВАЖНЕЙШИМ мотивом, бросающим подавляющее большинство русских демократов в объятия рыночной экономики была свобода их… половой неряшливости. Как известно, неряшливость, вообще одна из типичных черт в поведении идиотов.

Если вспомнить то НОВОЕ, что привнесли рыночные отношения в СССР, то наряду с ростом цен и преступности, упадком производства и образования, нам на память обязательно придёт тот вал порнографической эротики, которая буквально заполонила всё рыночное пространство СССР. На каждом углу, в каждом журнале, газете, по телевизору на жителей СССР по инициативе ДЕМОКРАТОВ обрушился шквал из гениталий во всех возможных видах и формах. Сначала «массажные» салоны, т.е. бордели, а только потом церкви и финансовые пирамиды — в такой последовательности происходила американизация России. На каждый храм по нескольку меняльных контор и по десятку борделей, таково истинное соотношение стратегических ценностей в сознании реформаторов.

Таким образом, с какой стороны мы ни посмотрим на причины, вызвавшие возврат рыночных отношений в Россию, со стороны ли развития форм отношений СТОИМОСТИ или развития форм ЛЮДОЕДСТВА, анализ, в конечном итоге, нас обязательно приведёт к выводу о массовом душевном нездоровье, в рамках которого сексошизофрения «новых русских» занимает ведущее место. Иначе говоря, устойчивость и размах рыночных отношений прямо пропорциональны распространенности и устойчивости идиотии в обществе. Сон разума рождает чудовищ рыночных отношений.

Обобщая всё вышесказанное, приходится признать, что демократический капитализм порожден, с одной стороны, развитием ПРОСТОЙ, СЛУЧАЙНОЙ формы стоимости, а с другой стороны, развитием ПРОСТОЙ, СЛУЧАЙНОЙ формы каннибализма. РАЗВИВАЯСЬ и СЛИВАЯСЬ с ДУШЕВНЫМ НЕЗДОРОВЬЕМ значительных масс людей, с их мировоззренческой и нравственной недоразвитостью, сквалыжность и людоедство породили РЫНОК в его современном виде.

Ясно, что при такой генеалогии внутреннее содержание и внешние проявления капиталистических производственных отношений, в принципе, могут быть только идиотическими.

Для доказательства, перейдем от конкретно-исторического, преимущественно иллюстративного метода к абстрактно-логическому, который любил применять к исследованию экономических явлений один из богатейших банкиров своего времени, Давид Риккардо, которого никто ещё не обвинял в симпатиях к коммунизму.

Как известно, бизнесмен берётся за дело не тогда, когда имеет место сам факт прибыли, а лишь тогда, когда соотношение размера полученной прибыли и авансированного капитала у данного предпринимателя не ниже, чем у других. Причём, именно так мыслят все капиталисты любой нации и как только этот показатель у кого-то из них начинает уменьшаться, он бросает данный вид бизнеса, данную страну и переходит в другой вид бизнеса, или эмигрирует туда, где отношение прибыли к авансированному капиталу выше, т.е. выше норма прибыли.

Возьмём для примера две разные отрасли производства. В первой на каждые 100 долларов, авансированных в производство, все капиталисты получают 100 долл. прибыли в год, а во второй, на каждые 100 долл. авансированного капитала — получают 5000 долл. прибыли в год. Вопрос: в какую отрасль производства Вы, дорогой читатель, вложили бы свои деньги?

Правильно, во вторую, даже если вторая отрасль связана с производством… героина, а первая — с производством валидола. Не стесняйтесь, поскольку на этот же критерий (соотношение прибыли и авансированного капитала) ориентируются ВСЕ деловые люди во всём цивилизованном мире. Но мы не об этом. Нам важно, чтобы читатель понял механизм принятия экономического решения абсолютным большинством бизнесменов и он увидит, а дальнейшем, что вложение в наркобизнес — не самое аморальное решение, возникающее в мозжечке предпринимателя под давлением фактора величины нормы прибыли.

Кроме того, капиталист экономически активен только тогда, когда каждая новая авансированная сумма приносит ему больше прибыли, чем предыдущая. Если этого не происходит, то он ищет отрасль, где норма прибыли растёт. И если не находит, то это свидетельствует лишь о его слабой предприимчивости, поскольку в этот же момент другие капиталисты ищут и находят отрасль, в которой норма прибыли растёт. Но там, где сделал выгодное капиталовложение один, другому вложить невозможно, поскольку при капитализме каждое новое вложение, по многим объективным причинам, ведет к снижению нормы прибыли.

Неразрешимое противоречие капитализма заключается в том, что он функционирует как система ТЕХНОЛОГИЧЕСКИ связанных между собой отраслей производства, но каждый отдельный капиталист стремится получить в ЕДИНОЛИЧНОЕ пользование постоянно растущую массу общественно созданной прибыли, нанося ущерб «чужим» отраслям производства. Капиталист, в силу своей экономической обособленности и мировоззренческой идиотии, вынужден решать задачу «кукушонка», т.е. индивидуального успеха в обществе, в котором уже всё взаимосвязано.

Если нарисовать идеальную ситуацию, к которой стремится КАЖДЫЙ капиталист, то её можно сравнить с карточной игрой на деньги, когда один из игроков, собрав все козыри, обобрал всех игроков до нитки. Но… оказалось, что в дальнейшем выигрывать не у кого. Все сидят без денег. А поскольку наш картёжник фанат обыгрывания, то ему придётся вернуть деньги игрокам и вновь обыграть их. В реальной экономике ситуация несколько иная лишь потому, что сразу собрать ВСЕ козыри в одной руке никому не удаётся и капиталисты, монопольные объединения и национальные рынки время от времени оказываются то в роли выигравшего, то в роли проигравшего. Поэтому «игра» принимает затяжной характер и на поверхности она проявляет себя как неравномерность экономического развития капитализма, сопровождаемая, у картёжников — мордобоем, а у капиталистов — войнами.

Каждый капиталист, как заправский шулер, пользуясь технологической и коммерческой тайной, стремится изготовить и выбросить «из рукава» на рынок «краплёную» карту.

Представим себе следующую структуру стоимости товара (ж), произведённого каким-нибудь капиталистом:

100с + 50у + 50т = 200u, которая воплощена в 1 шт. какого-то товара. При этом:100с = 50 долл. (стоим, станка) + 50 долл. (стоим, сырья).

Но наш «хитрый» капиталист, желая увеличить массу прибыли, изобретает новый станок, который отличается от старого производительностью в два раза большей, но и стоит в два раза дороже, чем старый станок, А поскольку на две произведённые вещи расходуется в два раза больше сырья, постольку, после внедрения изобретения структура постоянного капитала (с) будет выглядеть уже иначе;

200с = 100 долл. (стоим, нов.станка) + 100 долл.(стои-м. сырья)

Общая стоимость произведённого товара теперь будет равна:

200с + 50у + 50т = 300и.

которая будет воплощена уже в 2шт. того же товара, который продается по… прежней рыночной цене, т.е. по 200 долл. и, следовательно, от продажи двух единиц товара наш «хитрец» теперь может получить не 200, не 300, а целых 400долл.

При новых, реально снизившихся издержках производства, стоимость каждой „единицы товара равна 150долл., но на рынке у всех остальных предпринимателей, не знающих об изобретении, этот товар стоит 200долл., потому-то наш «хитрый» капиталист и надеется с каждой из двух штук товара, произведенных на новых станках, получить дополнительно 50долл. избыточной прибавочной стоимости.

Но то, что наш капиталист увеличил объём производства не означает повышение покупательной способности потребителя, у которого прежде хватало денег на покупку у нашего капиталиста только одной единицы товара за 200долл. Теперь же на рынок выброшено товара ещё на 200долл. Следовательно, вторая единица товара, выпущенная сверх прежней нормы ПЛАТЁЖЕСПОСОБНОГО спроса, может оказаться не проданной и тогда вместо прибыли капиталист получит… залежалый товар.

Именно по такой схеме и возникают экономические кризисы «перепроизводства».

Коммерческая и технологическая тайна, почитаемая в рыночных отношениях, есть шулерство, заключающегося в том, что, при снижающихся издержках, КАЖДЫЙ капиталист хочет ТАЙКОМ содрать со всего общества и с каждого бизнесмена большее количество шкур во имя удовлетворения параноидальной потребности увеличения количества фантиков в своём сейфе.

Дело мало меняется от того, что для организации производства наш «хитрый» капиталист затратил дополнительно 100 долларов (изобретение станка + приобретение большей порции сырья), т.е. как бы увеличил покупательную способность рынка на 100 долларов. Что могут дать эти 100 долл., если в результате их использования «хитрый» капиталист выбросил на рынок дополнительный товар по цене 200 долл. за штуку? Ничего, кроме расстройства. Ясно, что если бы затраты на организацию нового производства были больше величины ожидаемой прибыли, то капиталисты никогда бы и ничего не внедряли. Но ожидание прибыли и реальная покупательная способность населения в капиталистическом обществе, в конечном итоге, в масштабе всего рынка — «две большие разницы».

Однако наш капиталист ещё «хитрей», чем мы о нём думали. Он стал продавать свой товар не как все, по 200 долл., а дешевле, например по 190 долл., как говорится, по демпинговым ценам. Естественно, тот покупатель, который раньше покупал этот же товар за 200 долл., но у другого капиталиста, теперь купит этот товар за 190 долл. у нашего «хитрована», а тот, другой капиталист, останется с непроданным товаром на сумму 200 долл. Он не сможет заплатить зарплату своим рабочим, сам не получит прибыль, не сможет купить новую порцию сырья и, таким образом, разорившись, снизит платёжеспособный спрос всего рынка, по меньшей мере, на 200долл.

То есть, наш «хитрюга» не только разорил другого капиталиста, но и, став монополистом, может поднять цены, например, до 250 долл. за штуку товара, а может и до 300. У потребителя появится ещё более широкий демократический выбор: или сдохнуть с голода, или покупать товар по монопольной цене,

Если бы наши читатели имели возможность проанализировать динамику мировых цен за последние 300 лет, то они увидели бы, что и на домонополистической стадии, и, тем более, в эпоху империализма, во всех цивилизованных странах цены и в результате свободной конкуренции, и в результате монопольной конкуренции РОСЛИ, под идиотские крики проституированных Шмелёвых, абалкиных, Явлинских о рынке, как источнике снижения цен.

О идиоты! Найдите хоть одну рыночную страну, где бы не было инфляции, которая и олицетворяет собой рост цен. Таких стран в мире НЕТ. И только наши доморощенные идиоты демократической национальности знают, что такая страна есть, но… не знают, где она находится. А в тех странах, которые обозначены на картах, имеет место устойчивая закономерность: чем ВЫШЕ производительность труда, чем ВЫШЕ чудеса современной технологии, тем ВЫШЕ цены.

Почему, спросит дотошный читатель, не разучившийся удивляться? Да потому, что рост производительности труда и научно-технический прогресс в обществе, опутанном отношениями конкуренции между товаровладельцами, т.е. отношениями взаимного удушения бизнесменов, ведет к усилению МОНОПОЛИЗМА, хоть вы сдохните, а монополизм, в условиях КАПИТАЛИЗМА, позволяет сделать игру в накопление фантиков прерогативой очень узкого круга некоронованных императоров. Дураку ясно, что собирать фантики в условиях монополизма за счёт повышения цен гораздо проще, чем за счёт развития реального производства.

Но и на этом, изнывающая от скуки душонка бизнесмена не успокаивается. Наш «хитрый» капиталист, вкусивший монопольную прибавочную стоимость, стремится поднять уровень производительности труда на СВОИХ предприятиях до такой степени, когда бы количество наёмных рабочих в его распоряжении было бы практически равно нулю, чтобы, выпуская товары, не авансировать деньги на покупку рабочей силы, или, говоря на языке идиотов, чтобы не платить «заработную плату’. А поскольку все монополисты такие же «хитрые», как и наш, то стремление к созданию безлюдных технологий является определяющей объективной тенденцией ВСЕГО капиталистического производства. Тот капиталист, который не подчиняется этой тенденции — разоряется.

Всезнающий демократ скажет, что в этом ничего страшного нет, и ровно в той мере, в какой сужается рынок рабочей силы промышленных пролетариев, расширяется рынок пролетариев сферы услуг, развлечений и науки. Лично я вовсе не против, чтобы жена демократа, выброшенная с какого-нибудь завода, оказывала мне услуги в массажном салоне, старшая дочка работала бы в «Секс-июле», младшая — фотомоделью в «Пентхаусе», а сынишка мыл стёкла моего автомобиля, как это делал внук Ельцина.

Демократ, конечно, возопит, что люди их круга не опустятся так низко, что они уже сегодня работают исключительно в науке, в изобретательстве, в высоком искусстве и их не вытеснит автоматизация.

Дурачок. Вот уже сто лет демократы «борются» с монополизмом, а финансовые империи демонстрируют только одну тенденцию — к росту концентрации и централизации капитала в руках сужающегося круга лиц. Причём монополизация НОВЫХ, современных сегментов рынка, например, рынка микросхем или программного обеспечения, происходит в считанные годы, т.е. существенно стремительнее, чем двадцать лет тому назад. Иначе говоря, и сфера обслуживания, и «индустрия» развлечений, и сфера научно-технического прогресса не только монополизируются, но и всё больше АВТОМАТИЗИРУЮТСЯ.

Если ЭВМ в 1997 году научилась обыгрывать чемпиона мира по шахматам, то, несмотря на наличие вероятности умышленного проигрыша со стороны Каспарова в этом конкретном случае, всё равно ясно, что ЭВМ уже завтра может взять на себя существенно больший объём интеллектуальных и даже творческих работ, чем сегодня, и, следовательно, значительное количество умников пойдут на панель, т.е. в клоаку обслуживания.

Ни для кого не секрет, что проституция и порнография в Америке является одной из наиболее распространённых и относительно щедро оплачиваемых современных «профессий». Как показывает практика, есть прямая взаимосвязь между автоматизацией производства ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ и ростом лиц, перетекающих из производства материальных и культурных благ в сферу сексуальных услуг для крупных демократов. Только так мелкие демократы могут заработать на жизнь. Но и это не долговечная перспектива.

Независимо от того, в какую сферу современный капиталист авансирует СВОИ деньги, он делает всё, чтобы росла норма прибыли, а это зависит, прежде всего, от снижения издержек за счёт сокращения выплат «зарплаты» наёмной рабочей силе независимо от природы труда, умственного, гениТального или физического. Поэтому, как только капиталисту удаётся сменить живую секретаршу на автоматическую или надувную, то он её меняет. Как только ему удаётся заменить «мэнээсов» на новую программу, то все наши «зеленоградцы» и «троицкисты» «выпадают в осадок». Судя по сообщениям демократической прессы элита, решая проблему «секса», отдает предпочтение не безработным программисткам, а специальным наркотикам, создающим необходимые ощущения. Причём химики продвинулись достаточно далеко и научились синтезировать галлюциногены самого разного назначения. А «виртуальная реальность» генерирует ощущения опасности, приключений, скрещивает Гоголя с Гегелем и т.д.

Но сегодня в сознании обывателей сохраняется иллюзия бездонности рынка услуг, развлечений и «интеллектуальной» продукции. Им кажется, что «мэнээсов» и «кэнов» нельзя будет заменить машинами. Они забывают, что всего 50 лет тому назад, дипломированные люди заявляли, что труд стрелочника на железнодорожном транспорте никогда не удастся заменить на автоматику. ЗАМЕНИЛИ. Точно так КАПИТАЛ обойдется с подавляющим большинством «незаменимых» демократов.

Иное дело, что обойтись вообще без лиц наёмного труда монополисты не смогут. Но бесспорным является тот факт, что постоянно сокращающийся круг монополистов нуждается в постоянно сокращающемся круге лиц, приводящих в движение их капиталы, или ублажающих их похоти и прихоти, поскольку они вынуждены соблюдать требования закона средней нормы прибыли. Иначе игра теряет смысл. А раз современным монополистам фактически принадлежит весь мир, то совершенно очевидно, что ГЛОБАЛЬНАЯ демографическая ситуация будет приведена в соответствие с убогими потребностями реальных владельцев земного шара.

Таким образом, и с теоретической, и с практической точек зрения, как бы не возрос уровень развития производительных сил, если сохранить частную капиталистическую собственность, ТО НЕТ НАДЕЖДЫ НА СОХРАНЕНИЕ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ.

Единственное, что успокаивает настоящего марксиста, так это принципиальная невозможность сохранить капиталистические производственные отношения. И дело вовсе не в том, что растёт уровень умственного развития людей и, следовательно, понижается процент идиотов, не понимающих людоедской сущности капитализма, и даже не в том, что народ почувствует опасность всеобщего вымирания раньше, чем вымрет. Дело в том, что безумие капиталистического способа производства станет совершенно очевидным, когда растущая производительность труда объективно сделает стоимость основной массы предметов потребления практически равной нулю.

Как известно, предприниматели пока не торгуют айсбергами для Саудовской Аравии отчасти потому, что в них не заключён живой труд и арабские шейхи об этом догадываются.

Внедрение автоматики в производство при капитализме ведет к тому, что огромные айсберги товаров, не содержащих в себе новых порций живого труда, т.е. не содержащих в себе стоимости, как снег зимой, будут противостоять населению, которому, в условиях частной автоматизированной собственности, негде будет зарабатывать деньги, кроме как в сфере обслуживания. Идиотизм ситуации станет очевиден каждому здоровому человеку.

Для того, чтобы купить продукт, необходимо иметь бумажные знаки, которые находятся в распоряжении владельцев предприятий, работающих практически без людей и, следовательно, чтобы получать эти деньги, нужно как-нибудь обслужить, развлечь, ублажить хозяина. За это он даст какое-то количество фантиков. На них вы купите у хозяина то, что вам нужно, а завтра вам опять нужно как-нибудь обслужить хозяина. Ну чем не древний Египет или Рим накануне развала?

Кое-кто опять опрометчиво хмыкнет по поводу фантастичности нарисованной картинки. Повторяем специально для дураков: в одной только современной Америке пособие по безработице уже получают миллионы человек. Им даже нет необходимости обслуживать хозяев. Для этого им необходимо просто пройти идиотскую процедуру регистрации на бирже труда. Чиновник по определённому правилу выдаст безработному справку, по которой он может получать определённое количество других справок — долларов. По словам русских демократов, пособие по безработице существенно превышает величину зарплаты русских рабочих. Точно так или ещё смешнее обстоит дело и в других «цивилизованных» странах. В XIX веке никто и думать не мог о пособиях по безработице. Бесплатное, паразитическое потребление было уделом только феодалов и капиталистов. Сегодня в той мере, в какой растёт автоматизация производства возникает возможность бесплатно кормить миллионы безработных и десятки миллионов пенсионеров. А «зарабатывать» деньги можно той или иной формой лакейства, лизоблюдства и т.д.

Получается «забавная» картина. С одной стороны, постоянно сокращающееся количество работников сферы материального производства, с напряжением мула производят прибыль для своих хозяев. А с другой стороны, хозяева, изнывая от дури, спускают миллионы этих самых долларов в публичных домах, на скачках, в игорных заведениях Лас Вегаса и Монте-Карло. Ну не идиотская ли это игра?

Сегодня «тайна» идиотии капитализма открыта пока лишь для самих монополистов, крупных политиков Запада и ортодоксальных марксистов. Для них небольшой загадкой остаётся только один вопрос, — КОГДА основная масса людей поймёт весь идиотизм этой игры и подобно тому, как монотеисты СВЕРГЛИ власть некогда авторитетных языческих богов, так и люди XXI века свергнут власть КУЧКИ монополистов, а вместе с ними и экономический строй, ПОРОЖДАЮЩИЙ этих ублюдков. Раньше других плодотворную попытку обуздания паразитов предпринял народ России в октябре 1917 года. Спустя 80 лет всплески деятельной понятливости продемонстрировали народы Албании и Заира. Всё это подтверждает, что эпоха революций и контрреволюций не закончена.

Однако для того, чтобы момент свержения капитализма наступил раньше, чем монополисты угробят человечество, необходимо, чтобы уже сегодня коммунисты помогли людям разобраться в людоедской шизофренической сущности капитализма.

История показывает, что как только бацилла капиталистического бешенства поразила ум феодалов, именно крестьянин превратился в повсеместно уничтожаемого изгоя, между тем, как до капитализма богатство феодала определялось количеством крепостных душ. Уже в конце 15 века начинается массовое насильственное изгнание крестьян с земли и огораживание участков под пастбища для овец и благородных оленей. Количество погибших при этом, демократов не волнует.

В начале 20 века эту же тактику по отношению к крестьянам России применил Столыпин, только хитрее. Приблизительно известно количество крестьян, выселенных из европейской части России в Сибирь, но мало известно о том, сколько крестьян доехало и, тем более, разбогатело. Известно другое, что в революции 1905-07 годов крестьянство Сибири приняло активнейшее участие. Видимо столыпинское переселение прочистило им мозги. Именно в Сибири Деникин оттачивал своё палаческое искусство на массовых расстрелах крестьян и рабочих. Последние, как известно, происходят тоже из крестьян.

Эра капитализма отмечена широкой заменой силы ветра и падающей воды силой паровых машин, бурным ростом механизации многих производственных процессов, т.е. бурным ростом производительности труда и, впервые в истории человечества, ростом… количества лишних людей — безработных. Т.е. чем выше поднималась производительная сила труда одного рабочего, тем меньше людей нужно капиталистам.

И если раньше церковь ратовала за сожжение на кострах только особо умных людей, то теперь, когда промышленность стала вырабатывать как никогда много продуктов, церковь, устами своего служителя, Мальтуса, провозгласила, что чума, холера, войны — это благо, поскольку, якобы, рабы божьи плодятся быстрее, чем растёт производительность труда.

Степень идиотизма Мальтуса была столь велика, почти как у Сахарова с Новодворской, что даже кризисы ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА, происходившие у него на глазах, когда люди дохли от голода при переполненных амбарах, когда расстреливались рабочие, требовавшие всего-навсего хлеба, без движения лежащего в амбарах, не смогли заставить его отступить от своего бреда.

Капитализация экономики СССР повсеместно проходила под сурдинку разговоров о рационализации промышленности, сельского хозяйства и особенно о необходимости повышения производительности труда. И везде, где предприниматели действительно брались за реорганизацию реальных производств, их первым актом было увольнение ТЫСЯЧ работников. Причем никого не интересует — подохнут они с голода сами, или вымрут их дети, распадутся ли семьи, возрастёт ли количество самоубийц, наёмных убийц, бомжей, умалишенных, Рыночно мыслящего палача-предпринимателя это не волнует.

Каждый из них одержим решением нерешаемой задачи: повысить объём продаж при сокращении расходов на наём рабочей силы. Теперь когда «эсенговных» баранов загнали в рынок и не платят им годами зарплаты вообще, магазины в СССР стали, как в Америке, ПЕРЕПОЛНЯТЬСЯ товарами, вокруг которых ходят и облизываются МИЛЛИОНЫ голодных, донашивающих советские туфли.

Но и в Америке сегодня 30% населения живёт за чертой бедности, а у фермеров хранится трехлетний запас зерна, а в Россию завозятся залежалые западные продукты.

Активный идиот перестройки В.Коротич писал своей жене из Нью-Йорка в 1982 году, что перед одними американцами «стоит проблема здоровой пищи, перед другими — пищи дешевой, а перед третьими — где бы поесть хоть что-нибудь. Понимаешь, — продолжал Коротич, — мы с тобой если и видели голодных людей, если сами бывали безнадёжно голодными, то давно, в детстве, даже призабыли, как это бывает. Поэтому, когда здесь я встречаю человека, который мучительно хочет есть и больше ничего не хочет, мне жалко этого человека, и зло меня берёт, потому, что вокруг очень много еды, которая портится и не распродаётся вовремя, но очень редко становится — назовём это своим именем -милостыней, протянутой страждущему. Если уж мы с тобой голодали, то вместе со всей страной, и от этого было не то чтобы легче, но понятнее. Здесь голодают по-другому, на фоне сто раз описанных у нас ярких витрин, и к этому невозможно привыкнуть». Сегодня нет нужды выяснять, за сколько сребреников Коротич привык смотреть на голодную Америку. Главное, что привык.

Как известно, в 1989 году Румыния оказалась первой и единственной страной мира, которая, использовав западные кредиты, построила новые производства, практически решила жилищную проблему и вернула кредит с процентами. Румынское руководство планировало начать решение всех остальных социальных проблем и выходить на европейский рынок с конкурентоспособными товарами, вплоть до автомобилей, продукции электроэнергетики и т.п. Но Чаушеску был зверски убит и страна покатилась в рыночную пропасть.

Югославия, наоборот, набрала западных кредитов, настроила вилл, наплодила мелкого и среднего бизнеса и, через некоторое время западным инвесторам стало ясно, что вернуть кредит в полной мере и в срок Югославия не сможет. Тогда в счёт погашения долгов западное сообщество организовало в Югославии кризис, который привел к уничтожению практически всего, что было построено на западные кредиты. Были убиты, заморены голодом десятки тысяч югославов, особенно в Сараево и Вуковаре.

Иначе говоря, как только в банках отмечается падение деловой активности, то хозяева делают вывод, что понастроено и произведено слишком много и поэтому люди перестали участвовать в игре по производству стоимости. Тогда банкиры делятся на команды, договариваются о правилах игры и начинают процесс разрушения уже созданного богатства. Разрушив определенное количество заводов, фабрик, городов, убив десятки миллионов людей, банкиры заключают «мирный», например, Версальский договор, и начинают новый тур игры.

Когда рынок вновь переполняется товарами и перестаёт расти норма прибыли, банкиры опять делятся на группы. Одни людоеды называют себя «свободным демократическим миром с колониями», другие людоеды ‘ называют себя «национал-социалистами без колоний» и начинается очередной раунд уничтожения материальных ценностей и десятков миллионов людей, особенно цыган, евреев и поляков для того, чтобы через несколько лет бойни опять начать восстанавливать экономику и т.д.

Мало кто из демократов знает, что 14 июня, а затем и 5 сентября… 1917 года, когда ещё не отгремели залпы первой мировой войны, немецкие бизнесмены и теоретики-экономисты провели совещания по вопросам:

«О создании и задачах организации военной промышленности в будущей войне». На этом совещании рассматривались вопросы целенаправленного использования мирного времени для подготовки предприятий к работе в условиях… ВТОРОЙ мировой войны.

О том, что вторая мировая война неизбежна, знали не только германские банкиры. Уже в начале 20-х годов правительство США стало применять в отношении Германии план американского банкира Дауэса по подготовке экономики Германии ко второй мировой войне, а в 30-м году его заменили на план американского банкира Юнга, который существенно ускорил становление гитлеризма в Германии. И вообще, 75% иностранных капиталовложений в военную экономику нацистской Гер- ‘ мании после 1933 года сделали банкиры демократических США.

Если читатель думает, что сегодня американские банкиры спокойно смотрят, как растет экономический потенциал Бразилии, Мексики, Пакистана, Индии и не видят, что увеличение прибыли в этих странах грозит сокращением прибыли американских монополистов, то он глубоко заблуждается. Сегодня в аналитических центрах США как никогда интенсивно, с буржуазной дотошностью рассматриваются варианты претворения в жизнь концепции «Золотого миллиарда» или, как его называет Зюганов в программе КПРФ, Программы устойчивого развития. В этой программе предусмотрена КЛАДБИЩЕНСКАЯ устойчивость развития для всех стран мира, не входящих в «золотой миллиард».

И то, что в мае 1997 блок НАТО приблизился к границам России и что Ельцин дал команду снизить финансирование армии до 3% от ВНП, органически вписывается в борьбу американских безумцев за мировое господство. И пусть те «самостийники», кто сегодня впускает на свою землю натовских конкистадоров, не думают, что колокола инков и майя звонят не о туземцах Восточной Европы, Украины и Балтии. Капитализм и жизнь людей — несовместимы.

Фрагмент статьи В.А. Подгузова «Идиотизм как движущая сила демократизма«






Поделиться ссылкой:


Постоянная ссылка: https://zmeinogorsk.ru/son-razuma-rozhdaet-chudovishh-rynochnyh-otnoshenij/

+ Добавить Ваше Объявление!




Мысль на память: Охотник появляется только когда появляется цель.




+ Добавить Вашу Информацию!

Zmeinogorsk.RU$: ^Град ОбречЁнный^ -Информация- Земля Неизвестная!?

!Узнать Этот День в Истории +




Related posts

Leave a Comment

1 × 2 =