Слияние фондов и Казахстан!?

"Сложнее всего начать действовать, все остальное зависит только от упорства." Амелия Эрхарт ©

Делягин раскрыл тайну спецоперации в Казахстане!

Какие силы стояли за беспорядками в Казахстане? Кому на самом деле помогла Россия, введя туда свои войска? Отвечает на эти вопросы, а также рассказывает о том, чем может обернуться для страны слияние Пенсионного фонда (ПФР) и Фонда социального страхования (ФСС), депутат Госдумы, экономист Михаил Делягин.

Правительство планирует реорганизовать ПФР и ФСС в единую организацию – и предложить работодателям общую взносооблагаемую базу для выплаты страховых взносов на пенсионное и социальное страхование. Соответствующий законопроект должен внести в Госдуму Минтруд уже в текущую сессию.

Михаил Делягин

Социальный фонд – так предполагается назвать новую объединённую структуру – получит вместо госкомпании форму внебюджетного фонда. В структуре его управления появится принципиально новый орган – наблюдательный совет.

Для большинства работодателей мало что изменится, кроме объединения двух взносов в единый платёж. Но те 13%, что используют сотрудников, работающих по гражданско-правовому договору, всё-таки обяжут платить социальный взнос. То есть это на самом деле существенное изменение.

По подсчётам, максимальный рост нагрузки на работодателя в расчёте на работника составит 16 400 рублей. Это принесёт фонду почти 14 миллиардов рублей в год и позволит к 2025 году увеличить максимальный размер выплат по обязательному страхованию в полтора раза.

Кому пойдёт на пользу реорганизация?

Это будущее нововведение в программе “Царьград. Главное” обозреватель Юрий Пронько обсудил с Михаилом Делягиным.

Юрий Пронько: Хотел бы узнать, как вы воспринимаете эту инициативу.

Михаил Делягин: Исходно это была очень правильная идея социального казначейства, потому что внебюджетные фонды у нас контролируются намного хуже, чем деньги бюджета.

Но сейчас мы видим совершенно другое: это уже не социальное казначейство, а социальный фонд. И даже не просто внебюджетный. Ко мне обратились коллеги и говорят: “А ты знаешь, что фонд будет вообще не государственным?”

– То есть налоги государственные, а фонд будет негосударственный?

– Я спрашиваю: а как это может быть? Конечно, может быть, кто-то что-то напутал. Но, в любом случае, в первую очередь встаёт вопрос о степени контроля. И ещё – есть вопросы о ставках. Если эту реорганизацию используют для ползучего повышения ставок, то всё выльется не в повышение собираемости, а в то, что люди будут выпихнуты в “тень”.

Вот почему у нас сегодня до 30 миллионов человек, а это 40% работающих, находятся в “тени”? Потому что чем вы беднее, тем больше с вас дерёт государство. У нас, учитывая социальные взносы, регрессивная шкала обложения. Поэтому нормальные люди отсюда убегают, а всякие Депардье прибегают.

Естественно, человек уходит в “тень”, вы его не удержите. По очень простой причине: когда у вас в “тени” миллионер сидит – его раскулачить одно удовольствие. Одного такого уклониста поймают – так вся налоговая может полгода не получать вообще никаких денег из бюджета.

А когда у вас бедный человек уклоняется от налогообложения, вы его разоблачили, допустим. Но налоги даже со всеми штрафами окажутся меньшей суммой, чем те деньги, которые вы потратили на его поиски. И таких людей десятки миллионов.

– Михаил Геннадьевич, кто бенефициар, на ваш взгляд? У кого начнёт прилипать к ладошкам?

– Это либеральные реформаторы, которые навыписывали себе головокружительных зарплат, а налоги платить не хотят.

– А если говорить о ведомствах – это Минфин и Минтруд?

– Это министры, это первые замминистра, в меньшей степени – политические руководители. Я ненавижу олигархов, но в данном случае они ни при чём. РСПП – профсоюз олигархов, в начале “нулевых”, как только это безумие ввели, я ужаснулся: что вы творите, почему у нас регрессивная шкала социальных взносов? Сделайте её хотя бы плоской!

Они же все говорят: “Понятно, что во всём мире прогрессивная шкала. Давайте обсудим степень прогрессии у нас”.

– То есть они даже готовы на диалог.

– Они готовы торговаться. Олигархи понимают, что прогрессивная шкала необходима. А те, кто страной управляет, политический класс: мы себе зарплату выписали – мы с вами делиться не будем. Мы в этой стране налоги платить не будем.

Какими санкциями нам грозит Запад?

– Ещё одна тема, которую мы сегодня успеем обсудить с Михаилом Делягиным. Европейские банки по требованию финансовых властей готовятся к новым антироссийским санкциям, в том числе и к отключению от системы межбанковских платежей SWIFT.

– Сколько лет они готовятся?

– Если Евросоюз присоединится к американским санкциям, то замена доллара на евро в российских резервах может оказаться во многом бессмысленной. Тесные финансовые связи с Россией имеют крупнейшие банки Германии, Франции, Австрии, Италии и Нидерландов. В надежде защитить свои резервы российские власти провели их дедолларизацию и значительно увеличили долю европейской валюты. И вот, как заявляют в российском МИДе, в настоящее время идёт настоящий торг со странами Запада. Вот что сказал об этом глава внешнеполитического ведомства Сергей Лавров:

Что касается угроз введения санкций, американцам сказано было, в том числе в контактах президентов, что вот тот пакет, сопровождающийся полным отключением от финансово-экономических систем, которые контролируются Западом, он будет эквивалентен разрыву отношений.

Это было прямо сказано. И я думаю, что они это понимают. Мы предлагаем обнулить всё, что было. Вот начиная с безобразного и, прямо скажем, мелочного хода нобелевского лауреата Обамы, отменить всё, что началось с этого и что за этим последовало. Посмотрим. Ну, в ближайшие пару недель должна быть очередная встреча. Но сейчас идёт со стороны американцев откровенный торг.

Вторжение? А кто нападающая сторона?

– Я хочу разобраться во всем этом. С одной стороны, нам говорят: мы вас тут как Тузик грелку порвём. Я имею в виду те страны, которые нам всё прочат вторжение, а мы не вторгаемся. Но они говорят – сейчас-сейчас, вот как только землица подморозится, так Россия в середине февраля и вторгнется. Это я почти цитирую президента Байдена.

– Видимо, товарищ Байден не знает, что в середине февраля начинается распутица. Если нападающей стороной является Россия, то нам как раз до середины февраля надо вторгнуться. Потому что дальше уже танки просто не пойдут.

А если Украина нападающая сторона – то им как раз выгодно “нападение” после середины февраля, чтобы наши танки не прошли, тогда им можно будет поскакать, пострелять, людей поубивать в относительной безопасности.

Но это про другое на самом деле. Наша внешняя политика мне представляется наглядным доказательством того, что сочетание мазохизма с импотенцией, каким бы гармоничным ни было это сочетание, всё-таки недостаточно эффективно.

— Это что-то новое. Очень громкое и жёсткое заявление – мазохизм с импотенцией.

– А мы что делаем? О нас с 2009 года вытирают ноги, с момента введения “списка Магнитского”. Если бы мы тогда сделали встречные санкции, если бы мы тогда начали не бла-бла-бла, а реальную дедолларизацию, всё было бы иначе.

– А вы считаете, что в тот период нам было чем ответить, как и сейчас?

– Да куда ни плюнь – есть чем. Почему у нас все государственные корпорации до сих пор работают на американском программном обеспечении?

– Так они выть начинают, говорят: мы не можем заменить…

– Не можете? Ребята, если вы не можете обеспечить безопасность государства – идите работайте в Папуа – Новую Гвинею, в Вануату, в Андорру, куда хотите. У нас есть много стран, в которых безопасности не существует по определению, потому что её невозможно обеспечить. А здесь, извините, или вы работаете, решаете задачу, или мы найдём, кто решит эту задачу вместо вас.

– Ну вот они дедолларизацию проводят…

– Где? Мы в Европу, в еврозону, продаём своё сырьё за доллары. Да и наше сырьё котируется в долларах. Ну я понимаю, что в рубли сложно котировать, это нужно что-то с госпожой Эльвирой Набиуллиной (председателем ЦБ. – Ред.) делать. Ну хорошо, давайте в израильские шекели. Чем они не нравятся?

– Они вложились в евро, судя по заявлениям.

– Я напомню, ещё и в юани. А также вывели золото из страны, как раз накануне обострения ситуации. И, кроме орденов, ничего за это не получат, скорее всего.

Вот это как раз – и мазохизм, и импотенция в одном флаконе. Когда вас бьют, в вас плюют, а вы обтекаете и наслаждаетесь своей моральной правотой. Как там генералы Милошевича говорили, когда их бомбили? Их спрашивали: а чего вы не отвечаете ударом по Германии, у вас же авиация есть, ракеты есть? Почему вы не долбанете один раз по любому месту в Германии, хоть по безлюдному. “А мы сами не агрессоры”, – отвечали они. Ну и где теперь тот Милошевич?

– На ваш взгляд, чем закончится этот своеобразный диалог России и Запада?

– На мой взгляд, люди, которые верят в существование хитрых планов, скрытых от глаз общественности, обычно производят впечатление дебилов.

Мне про хитрый план Аркадия Гайдара (экс-глава правительства, один из идеологов экономических реформ начала девяностых. – Ред.) рассказывали ещё в 1992 году. Только никаких планов не оказалось. И про план Эдуарда Шеварднадзе (экс-президент Грузии. – Ред.) рассказывали в 1990–1991 годах. И тоже никаких планов там не оказалось.

У американцев есть свой интерес – сделать так, чтобы мы не помогли Китаю в конфликте вокруг Тайваня. И я допускаю, что всё-таки идут какие-то подковерные диалоги. Неслучайно же Байден начал диалог первым. Это очень слабая надежда, но она пока сохраняется.

В общем и целом, американцы не могут против нас ввести санкции по очень простой причине. Что они могли сделать – они сделали в 2015 году. Всё стальное несёт им ущерб больше, чем нам. Мы не можем себе представить, насколько они чувствительны к даже незначительным колебаниям рынков. Рынок упал меньше чем на 10%, кого, кроме спекулянтов, это интересует? Но у американцев “га-га-га-га-га”, сразу паника. А падение рынка-то всего на один процент.

– Но у нас достаточно сильное ослабление рубля произошло. Мы же прекрасно с вами понимаем, что есть корреляция.

– А помните, у нас, по-моему, в 2015 году курс взлетал выше 80 рублей к доллару? И что? Мы сейчас в лучшей ситуации, чем тогда? На порядок в худшей.

Тогда нам грозила армия Украины, которая составляла всего 20 тысяч человек. Сегодня в ней уже 127 тысяч. И ей, если верить обвинительной пропаганде Запада, противостоит 100-тысячная военная группировка России, то есть меньшая по величине. Так о чём тогда речь идёт?

США ПРОДОЛЖАЮТ АКТИВНО ВООРУЖАТЬ УКРАИНСКУЮ АРМИЮ. НЕДАВНО ВСУ ПОЛУЧИЛИ НОВУЮ ПАРТИЮ "ДЖАВЕЛИНОВ" - ПЕРЕНОСНЫХ ПРОТИВОТАНКОВЫХ РАКЕТНЫХ КОМПЛЕКСОВ, А ТАКЖЕ АМУНИЦИЮ И ДРУГОЕ ОРУЖИЕ. ФОТО: GUR.GOV.UA

Украина и Россия. При чём тут Тайвань?

– То есть вы уверены, что вся проблема именно в тайваньской тематике и связана с Китаем?

– Это стратегическая цель. Китайцы провели манёвры и убедились, что военным путём с приемлемыми потерями взять Тайвань не смогут. Им для этого нужны некоторые наши специфические системы управления войсковыми группами.

Для американцев критически важно, чтобы китайцы эти системы не получили до ноября. А Россию нужно отвлечь, чтобы она увязла в каком-нибудь конфликте. А что может лучшим подспорьем тут, чем нацистское руководство Украины?

– А вам не кажется странным диалог Байдена с президентом Украины Владимиром Зеленским, который тиражируют западные СМИ: президент США настаивает на том, что “вторжение будет”, а украинский президент заявляет: “да нет, вы ошибаетесь”, мол, это слишком истеричная новость.

– Начнём с того, что это рассказывает та самая пресса, которая писала про Скрипалей (известная история о так называемом отравлении бежавших из России Скрипалей так и не была доказана. – Ред.), про допинг и так далее. Для них врать – это нормально.

Понимаете, это в русском языке есть слова “ложь” и “правда”. В английском политическом словаре есть слова “полезно” и “неполезно”, “продуктивно” и “контрпродуктивно”. Когда вы говорите с людьми в другой ценностной системе координат, то вы говорите ни о чём. Вы просто сотрясаете воздух.

– Михаил Геннадьевич, я понимаю, что для ответа на следующий вопрос понадобится не одна программа, но всё-таки спрошу: в этой системе обострённых отношений с Западом какую сторону занимает наша так называемая элита? Или она предпочитает молчать?

– Вы знаете, если бы российская политическая элита в целом идентифицировала себя с Россией, то на Украине сейчас был бы, в самом худшем случае, нейтральный к нам режим. Русофобского режима антироссийского на Украине точно не было бы. И каждый бизнес-партнёр на Украине знал бы, что, если он куда-то не туда отдаст две гривны, то ему отвинтят голову, и не государство, а его партнёры здесь, в России.

Попробуйте предложить израильскому бизнесмену профинансировать каких-нибудь нацистов, эсэсовские марши по Восточной Европе. Это будет ваш последний с ним разговор, ваша последняя деловая транзакция. Исключения, конечно, и там есть, но их совсем немного.

Так что, к сожалению, приходится признать факт: российская политическая элита в массе своей себя с Россией не идентифицирует.

Я верю, что с Россией себя идентифицирует президент Владимир Путин, министр обороны Сергей Шойгу, глава МИД Сергей Лавров. В основная масса элиты – нет. Потому что иначе ситуация была бы качественно иной.

– Война будет?

– Надеюсь, что нет. В конце прошлого года был колоссальный риск такого варианта развития событий, но всё перебила казахстанская история, на которую сильно отвлеклись американцы. Ведь в Казахстане на самом деле была английская операция против Америки, мы там были вообще ни при чём. Фактически мы спасли американские инвестиции в Казахстане.

А сейчас, конечно, до середины апреля опасность войны пока сохраняется.

Источник

Related posts