Скелеты из шкафа… Петра Великого!

"Свобода ничего не стоит, если она не включает в себя свободу ошибаться." Махатма Ганди

Скелеты из шкафа… Петра Великого!

Всем известен исторический миф о том, как Иван Грозный, якобы, убил своего сына, царевича Ивана. И хотя доказательств этому событию нет абсолютно никаких (кроме картины Репина), миф этот растиражирован во множестве вариантов и постоянно повторяется в книгах и в СМИ. Многие до сих пор уверены, что Иван Грозный – сыноубийца, хотя спроси их: на чем основана их уверенность – и едва ли они дадут какой-то вменяемый ответ.

Зато в русской истории существует другой сыноубийца, царь Петр. Исторический факт, заключающийся в том, что он, клятвопреступным путем, приказал выманить из-за границы в Россию своего сбежавшего сына, саморучно его пытал, а потом заточил в крепость, где царевич Алексей внезапно умер при странных обстоятельствах, не вызывает сомнения. И все об этом знают.

Н.Ге. Петр I допрашивает царевича Алексея. О том, что Петр не только допрашивал, но и собственноручно пытал своего сына, остались свидетельства очевидцев.
Н.Ге. Петр I допрашивает царевича Алексея. О том, что Петр не только допрашивал, но и собственноручно пытал своего сына, остались свидетельства очевидцев.

Но так как Петру первому проромановскими историками создан положительный образ “реформатора” и “прогрессивного исторического деятеля”, “Великого” царя и чуть ли не спасителя России, то и на его сыноубийство никто попросту не обращает внимания, в отличии от ложного мифа об Иване Грозном. Ну, подумаешь, грохнул Петр Великий своего сынка, велика невидаль, чего об этом говорить. Это к вопросу о психологии масс и целенаправленному воздействию на нее.

Теперь немного фактов из истории смерти царевича Алексея.

Мы, конечно, никогда не узнаем, что произошло в камере Трубецкого раската Петропавловской крепости, где закончил свои краткие дни царевич. Но сообщений и слухов об этом осталось много.

В “Записной книге Санкт-Петербургской гарнизонной канцелярии” запись от 26 июня гласит: “Того же числа пополудни в 6 часу, будучи под караулом в Трубецком раскате в гварнизоне (так в источнике – В.М.), царевич Алексей Петрович преставился”.

Иностранные посланники сообщают разные новости на этот счет. Ганноверский резидент пишет, что с царевичем случился инсульт (апоплексический удар). Австрийский посланник сообщает, что царевичу отрубили голову. Голландский – что царевичу были вскрыты вены. Русский исследователь Н.Г. Устрялов считает, что царевич не пережил в этот день пыток.

Существует письмо гвардии капитана А.И. Румянцева о казни царевича. Капитан сообщает, что после вынесения Петром смертного приговора сыну, царь вызвал к себе несколько человек и приказал им немедленно казнить царевича Алексея. В казни принимали участие сам Румянцев, Толстой, Бутурлин и Ушаков. Отослав прочь охрану и слуг из помещения, где находился приговоренный царевич, они вошли в покои, где спал Алексей и стали обсуждать, как лучше лишить его жизни, и стоит ли будить жертву.

Решив, в конце концов, что царевича надо разбудить, чтобы тот помолился перед смертью, они так и поступили. Разбудив царевича и сообщив ему о смертном приговоре, они предложили Алексею помолиться о своей душе и спокойно принять смерть. Однако царевич звал на помощь и называл Петра детоубийцею.

Тогда убийцы сами прочитали над царевичем молитву и, повалив Алексея на ложе, задушили подушкой. Бутурлин и Толстой отправились к царю с донесением о выполненном приказе, а Румянцев и Ушаков остались охранять место событий. Вскоре к ним с запиской от Толстого прибыла госпожа Краммер, с которой они и приготовили труп царевича к погребению.

Текст письма можно найти в книге “Петр Великий. Воспоминания. Дневниковые записи” (Париж-Москва-Нью-Йорк, 1993). Некоторые считают его фальшивкой, другие – подлинным известием. Однако в любом случае, царевич был приговорен императором к смерти, и факт этот не вызывает сомнения, в отличии от голословного обвинения Ивана Грозного в сыноубийстве.

Характеризует Петра Первого еще и то, что на другой день после смерти сына император устроил в своей новой столице праздник, чем сильно возмутил простых людей. Как сообщали информаторы властей, “в народе говорили, что когда государя-царевича не стало, и в то время государь на радости вырядил в флаги фрегат и вышел перед Летний дворец”.

Это была чистая правда: 27 июня 1718 г., на следующий день после смерти сына, Петр торжественно отпраздновал очередную годовщину Полтавской победы. Ну а вы, уважаемый читатель, продолжайте внимать сказкам о Иоанне Грозном, “прозванном за жестокость Васильевичем” (если что – так было написано во французском варианте Википедии еще в 2010 году).



"Существует право, по которому мы можем отнять у человека жизнь, но нет права, по которому мы могли бы отнять у него смерть. Фридрих Ницше"

Related posts