Сиски вернулись! Эра вокизма и движения #MeToo под угрозой

"Наилучший порядок вещей — тот, при котором мне предназначено быть, и к чёрту лучший из миров, если меня в нём нет!" Дени Дидро

Как ни крути, а женская фигура по-прежнему приводит нас в восторг.

Ура, груди вернулись! Сидни Суини собрала всех возможных потенциальных ухажеров, надев на передачу “Субботний вечер” откровенное платье с глубоким вырезом. Если вы вообще бываете в интернете, то уверена, что вы видели этот ролик. Сидни в своем маленьком черном платье благодарит актеров, съемочную группу, Лорна Майклса, и задорно хихикает, а ее прелести колышутся так, как я лично ни у кого не видела уже несколько десятилетий. Тем, кому меньше 25 лет, наверняка такого отродясь не видали: заразительно хихикающим блондинкам с потрясающей фигурой грозило полное исчезновение — их выдавили на обочину и застыдили по полной.

Честно говоря, облик Сидни Суини меня потряс — хотя, по-хорошему, удивляться здесь особенно нечему. Она напоминает мне Дженни Маккарти в белом бикини образца 1996 года, и в моем детстве таких были сотни. Когда для одного скетча она нарядилась в форму ресторана Hooters, я могла бы поклясться, что это Памела Андерсон или Дениз Ричардс. Чего уж там, в любом торговом центре на Среднем Западе (один из четырёх географических регионов, на которые подразделяются США — Прим. ИноСМИ) году где-нибудь этак в 1999 десятки таких Сидни разгуливали целыми стайками, сексуально накручивая волосы на палец или проделывая прочие девичьи штучки.

Видите ли, детки, в мое время груди были повсюду. На дворе стояли 1990-е и начало 2000-х. Памела Андерсон сверкала в “Спасателях Малибу”. Прелести Дженнифер Лав Хьюитт красовались на обложке журнала Maxim. Мои подруги всегда жаловались, что не понимают мужчин — а я им говорила: “Бросайте Cosmo, читайте лучше Maxim. Все наши топ-модели — например, Тайра Бэнкс и Синди Кроуфорд — могли похвастать пышными формами. Кармен Электра закатила одну из самых эффектных фотосессий в истории журнала Playboy для обложки в 2003 году. Маккарти стала “Подружкой года” в 1993 году, а затем ушла работать на MTV и вела передачу. В “Мужском шоу” с Адамом Кароллой и Джимми Киммелом был эпизод, где девицы скакали на батутах. Вся наша культура состояла сплошь из грудей, и это было великолепно.

Мы пялились на сиськи часами, и это ничуть не надоедало. Наоборот, я бы даже сказала, что это полезно. Груди — это же чудесно. Любить грудь — это нормально. Чистой воды биология.

Затем началось нашествие нервных и дерганых баб, и все изменилось. Теперь это уже недопустимо. В средствах массовой информации возникла болезненная фиксация на “мужском взгляде”: от мужиков требовали не просто смотреть и восхищаться, а оценивать в первую очередь на предмет “естественности” и “бодипозитива”. Свою первую колонку для журнала Playboy я написала в 2015 году на День дурака. В октябре того же года журнал объявил, что избавляется от обнаженной натуры — а меня как раз наняли вести еженедельную колонку о сексе и отношениях. Набрав в легкие побольше воздуха, на нас обрушили шквал #MeToo, и пыл этой запоздалой расплаты живо напомнил мне охоту на ведьм. Надо ли говорить, что я выбрала весьма странное время для того, чтобы писать статьи для мужского журнала? Линии дозволенного постоянно менялись, и мне ничего не оставалось, кроме как их нарушать.

Даже писать для здоровых американцев из мяса и костей было непросто, а уж как несладко им самим приходилось — остается лишь догадываться. Простые американцы, как мужчины, так и женщины, предусмотрительно выучились деликатничать, как бы чего не вышло. Все, что мы считали само собой разумеющимся, — что утрированный и слегка оскорбительный юмор позволителен, что Первая поправка (гарантирует свободу вероисповедания, слова, прессы и собраний — Прим. ИноСМИ) это хорошо, и что мужчины и женщины разные — внезапно стало обсуждаться и пересматриваться.

Объективация старой школы ушла, но ей на смену пришла новая. Две недели назад, когда уволенный за “неожиданно всплывшие расистские шутки” юморист Шейн Гиллис триумфально вернулся в качестве ведущего программы “Субботний вечер”, правые сочли это своей победой, а левые — поражением. Но миллионам американцев до этого нет никакого дела. К тому же Шейн Гиллис не более “правый”, чем Сидни Суини.

И, судя по отклику на Сидни Суини, час от часу не легче. Толпа возбуждённых консерваторов попыталась воспользоваться моментом и записать ее в “свои”. Но сетевые “праваки” — это ходячая катастрофа, у которой семь пятниц на неделе. То они усматривают “разложенческие операции” в том, что певица Тейлор Свифт отправилась на свидание с футболистом и хлопнула пивка, то клеймят танцующих девиц из студенческого общества “сатанистками и вырожденками”. Эти психи явно переели интернета и за широкие массы говорить явно не вправе.

Но всегда важно, чтобы твои запросы были услышаны. И если судить по ведущим “Субботнего вечера” за последние две недели — блондинке с аппетитной грудью и чуваку, который не боится сказать “гей” и “умственно отсталый”, — то массовая культура наконец-то представляет меня, самую что ни на есть заурядную тетку из спального пригорода, которая запоем листает Instagram*. Привлекательные люди вернулись! Юмор и сиськи вернулись! Как же это свежо, хотя и совершенно банально!

Автор: Бриджет Фетаси

*запрещенная в России социальная сеть



"

Жизнь — мираж. Тем не менее — радостным будь. В страсти и опьянении — радостным будь. Ты мгновения жил — и тебя уже нету. Но хотя бы мгновение — радостным будь!
Омар Хайям
"

Related posts