Шаг от мира к войне, или мир как передышка в перманентной войне!?

Шаг от мира к войне, или мир как передышка в перманентной войне!?

Научно, адекватно относиться к военным действиям до начала артиллерийских канонад способны очень немногие. А в ходе завязавшихся сражений внимание и вовсе зацикливается на частных явлениях, трагических событиях и поверхностной политической возне. Да и если начинать исследование фундаментальной проблемы с любого, произвольно выбранного момента истории, то к истине прийти очень трудно. Поэтому большинство и плутает в потёмках «геополитики», «денацификации», «демилитаризации», «путинизма», «депутинизации» и натужных исторических аналогий то с первой мировой, то c советско-финляндской. Подгонка теоретических изысканий под заведомо предложенную буржуазией той или иной стороны концепцию есть самый наглый антимарксизм и антинаука. Если бы сущность явлений лежала на поверхности, откуда и поступают выводы всех без исключения записных экспертов и аналитиков, то в науке не было бы необходимости.

Всякая война, справедливая или нет, освободительная или захватническая, революционная или контрреволюционная, предопределена законами экономического базиса классового общества. Насилие вообще есть неотъемлемая сторона частных отношений собственности, а государственная форма насилия, то есть системное, оперативное, профессиональное и концентрированное силовое принуждение, есть качественная составляющая надстройки.

Карикатура времен Первой мировой

Ни одну войну на свете не развязали собственно монархи, президенты и премьеры, хотя роль государства и создаёт иллюзию непричастности эксплуататоров непосредственно к насилию. Войну всегда и везде ведёт только правящий класс, хотя сами представители этого класса могут и не разбираться, чем гаубица отличается от пушки, а танк от БМП. Самостоятельность верхушки государственного аппарата от воли господствующего класса относительна, а зависимость абсолютна. Политика государства в целом есть концентрированное выражение отношений, порождённых эксплуататорской частной собственностью. Поэтому победа в войне одного буржуазного государства над другим буржуазным государством никогда не приводит к смене экономического строя, меняются только надстроечные элементы, юрисдикции, политические институты, лица у власти и отряды олигархии, передел собственности которыми и является главным мотивом к началу боевых действий.

Война - это бизнес, а бизнес - это всегда война

Ключом к пониманию сущности вооружённых конфликтов является фиксация в сознании момента, когда мирное развитие капитализма переходит в фазу столкновения армий и флотов, то есть главных институтов государственного насилия. Внешне кажется, что между эпохой мирной жизни и периодом ведения боевых действий существует принципиальная разница, что это два совершенно противоположных состояния общества. Буржуазная идеология и буржуазная теория войн наполнены лицемерным пацифизмом и фокусируют всё внимание на моменте начала боевых действий, на обоснованности, политической целесообразности или нецелесообразности внешней стороны конфликта. Сами конфликты между государствами рассматриваются как продукт воли отдельных политиков, столкновения неких абстрактных «национальных интересов».

Однако если рассматривать момент перехода от мира к войне с диаматической точки зрения, то мы увидим, что боевые действия становятся лишь более радикальным средством разрешения противоречий конкуренции, которая была, есть и будет, пока господствует частная собственность. Залпы РСЗО отличаются от биржевых поглощений, пошлин, вытеснения с рынка, национализаций только по форме и быстроте наступления желанных экономических последствий.

Пока существует капитализм - войны неизбежны

В рамках отдельной страны конкуренция между капиталистами, если не считать заказных убийств, протекает в относительно мирной форме и последовательно ведёт к монополизации. Но за пределами национального рынка рост индивидуальных капиталов наталкивается на суверенитет других государств, в которых тоже есть свои олигархи, мечтающие сначала о региональном, а затем и о мировом господстве. У каждого класса капиталистов есть не только своя полиция, но и своя национальная армия, которая гарантирует все необходимые условия существования данного экономического строя и того хозяйства, которое они считают своей вотчиной.

Следовательно:

«Война есть необходимая фаза функционирования капиталистического хозяйства, и чем выше концентрация и централизация капитала, тем выше его объективная склонность к поглощению слабейших капиталов, его естественная агрессивность» (Подгузов).

Капитализм не находится постоянно в состоянии войны только потому, что война требует ресурсов и сил, которые необходимо накапливать и концентрировать. Мир при капитализме, следовательно, есть лишь закономерный этап подготовки к войне. Если бы капиталисты имели возможность непрерывно вести войну, они бы так и поступали. Но поскольку ведение войны истощает человеческие ресурсы, а орудия уничтожения технологически всё более смертоносны и разрушительны, постольку война при капитализме носит периодический характер и кажется чем-то из ряда вон выходящим.

Война в широком смысле слова при капитализме не прекращается никогда, поскольку она есть одна из форм объективных экономических отношений между собственниками. Но трудность такого восприятия войны для большинства рядовых граждан, будущих жертв каждой войны в узком смысле слова, состоит в том, что открытые массовые сражения происходят только время от времени, хотя и длятся порой десятки лет.

Следовательно, при рассмотрении момента наступления войны перед нами две фазы одного и того же экономического процесса накопления капитала: товарно-денежная, или мирная, и насильственная, или военная. Содержание у них одинаковое — производственные отношения капитализма. Именно поэтому войны есть закономерный спутник капитализма и вообще всех эксплуататорских формаций. В докапиталистических частнособственнических формациях война выступает в более наглядном виде средства сосредоточения в руках магнатов рабов, крестьян, пахотной, рудоносной и логистически ценной земли.

Притом фаза открытой войны даёт капитализму более динамичный способ концентрации капиталов, позволяет быстро избавиться от «пузырей» и «дисбалансов», от лишних, слабых капиталистов и уничтожает большое количество материальных и виртуальных ценностей. Человеческие жертвы и страдания войны волнуют капиталистов настолько же мало, как нищета и безработица мирного периода.

"Господин Капитал и сопровождающие его лица

Легко заметить, что там, где в мирный период наблюдается самовозрастание и концентрация капиталов, происходит активное накопление специальных средств ведения войны, в которое вовлечены практически все предприниматели. А для формирования покорного сознания пушечного мяса мобилизуются все силы рыночных искусств, «болонских систем», национализма и религии. Война в узком смысле слова, как чреда сражений, своим грохотом, блеском бездумного «героизма», трагедиями затмевает в сознании даже многих теоретиков войну в широком смысле этого слова, как сторону капиталистической формации в целом.

«В военно-политическом, узком, смысле, империалистическая война есть предельно насильственная, имманентная форма политики буржуазного государства, а на уровне сущности более высокого порядка, в широком, социально-экономическом смысле, война есть насильственная форма экономических отношений, периодически и неизбежно возникающая между эксплуататорами по поводу присвоения, распределения и перераспределения мирового материального богатства» (Подгузов).

Война служит естественным средством устранения несоответствия между ростом производительных сил, прежде всего в идиотской форме накопления капитала, с одной стороны, и разделом сфер влияний для финансового капитала, с другой. Взять, например, эту ленинскую истину:

«Эпоха новейшего капитализма показывает нам, что между союзами капиталистов складываются известные отношения на почве экономического раздела мира, а рядом с этим, в связи с этим между политическими союзами, государствами, складываются известные отношения на почве территориального раздела мира, борьбы за колонии, борьбы за хозяйственную территорию».

Так, между капиталистами Запада, прежде всего США, Англии, Франции, Германии, сложились известные отношения на почве полного экономического раздела мира, которые выглядят как гегемония и диктатура западных транснациональных корпораций от военно-промышленных конгломератов и нефтегазовых корпораций до айти-гигантов и «биг фармы». А рядом с этим, в связи с этим сложился союз государств, в том числе в виде альянса НАТО, который подавляет суверенитеты отдельных стран и прибегает к силе оружия там, где это необходимо, или провоцирует войны руками обезумевших националистов.

Как только советское государство было уничтожено и возобладала диктатура капитала, были созданы все условия для того, чтобы предприниматели, во-первых, разорвали страну на куски, во-вторых, впали во всеобщую конкуренцию, то есть войну всех против всех, создавая множество конфигураций как между собой, так и со своими западными «партнёрами», поджигая таким образом на территории СССР всё новые «горячие точки». Массовая гибель людей и разгул фашизма есть плата за головотяпство, проявленное народом в 1991 году.

Источник

Related posts