Величайшее ограбление в отечественной истории!?


Революция в России — часть №2: величайшее ограбление в отечественной истории!

Итак, продолжаем цикл

История об отсутствии выбора…

Как мы выяснили в прошлый раз, основной проблемой России в начале XX века стало отставание в уровне индустриализации от необходимого хотя бы для сохранения баланса с геополитическими конкурентами. Однако для индустриализации необходимы очень серьёзные ресурсы. Настолько серьёзные, что добровольно с ними едва ли кто-то расстанется, то есть, если называть вещи своими именами, речь идёт о грабеже. Грабить можно «своих» — или «чужих», «бедных» — или «богатых».

Что касается Российской Империи, то она перепробовала все 4 возможных варианта.

Неудачные попытки грабежа

Понятно, что в идеале грабить надо «бедных» — это безопаснее («богатый» = «сильный») и при том «чужих» (чтобы не выяснять потом у себя в стране веками, кто был прав и кто виноват). В России это, разумеется, прекрасно понимали…

Вариант «чужие бедные»: Китай

Первоначально предполагалось, очевидно, использовать колониальный сценарий – «чужие бедные». В роли жертвы мог выступить только Китай.

Других вариантов не было. Турция недостаточно «бедна» (всё же великая держава), кроме того – не так уж полезна: население её куда меньше российского, а нефть Персидского залива на тот момент вовсе не была мировым ресурсом номер один. То же самое можно сказать о Персии. Кроме того, в обоих случаях англичане были готовы деятельно поддерживать противников России: появление у последней возможности угрожать «экономическому сердцу Великой Британии», Индостану, не только с суши, но и с моря, никак их не устраивало.

Движение в Китай даже и началось: строительство Китайско-Восточной железной дороги с созданием экстерриториальной полосы отчуждения вдоль неё, вообще проект «Желтороссия» — это всё шаги именно в этом направлении. Однако всё оказалось не так просто. Поражение в войне с Японией нанесло тяжёлый удар по этим планам.

Можно было попробовать взять реванш, но в усилении России (а от поглощения Китая она, понятно, усилилась бы более чем значительно) совершенно не была заинтересована та же Британия. Англо-японский союз же – это серьёзная сила, с ним ссориться следовало с осторожностью.

Рис. 1. Г. Харбин, основанный в 1898 году у моста через р. Сунгари, стал «столицей КВЖД». На открытке изображён военнослужащий Заамурского округа.

То есть оказалось, что, фактически, Китай можно будет поглотить, только выиграв войну с Британией, тогдашней мировой державой номер один. Стратегия войны против Британии предполагала удар со стороны России через нейтральный Афганистан в Британскую Индию…

Но если это всё равно придётся делать, то зачем тогда Китай? Не проще ли сразу по Индии и ударить – отобрав тем самым у Британии её основной экономический регион? Индия как раз тоже вполне бы сошла за первоначальный капитал для модернизационного рывка!

Вот только это уже не сценарий «чужие бедные». Это сценарий «чужие богатые»: мы должны выиграть войну с другой великой державой (собственно, с основной великой державой того времени). Но раз мы всё равно перешли к этому пункту, так, может, поискать в рамках сценария «чужие богатые» добычу подоступнее? Второй Рейх, конечно, грозная сила, но всё же не империя, контролирующая четверть мировой суши и четверть населения мира!

В связи с этим от китайского проекта пришлось пока отказаться.

Вариант «свои бедные»: Столыпинские реформы

Также некоторые подвижки произошли и в направлении варианта «свои бедные». Речь о столыпинских реформах.

Они предполагали инициирование социального расслоения среди крестьян. Более успешные и богатые должны были выделиться из общин – и в итоге начать присваивать основную часть производимого крестьянами продукта. Они создали бы относительно крупные сельскохозяйственные предприятия, вынудив остальных идти к ним в наёмные работники (а помещиков, вероятно, продать им землю или сдать в длительную аренду). «Лишние» люди – а в деревне давно существовало серьёзное аграрное перенаселение – были бы выдавлены в города.

Оптимизированное по численности занятых сельское хозяйство стало бы куда более эффективным: у «фермеров» хватало бы денег даже на сельскохозяйственные машины… Соответственно, количество зерна, поставляемого на внешний рынок, выросло бы – что и принесло бы средства на модернизацию.

Вот только за счёт чего стали бы питаться люмпенизированные бывшие крестьяне (расслоение ведь подразумевает, что кто-то стал богаче, но кто-то — и беднее), совершенно непонятно. Крестьяне и так жили на уровне физиологического минимума. То есть сократить их потребление если и было возможно, то с риском серьёзного голода – и связанных с ним социальных пертурбаций.

Конечно, высвободившиеся трудовые ресурсы можно было как-то использовать. Появление массы дешёвых рабочих, а также возникновение спроса на промышленную продукцию со стороны обогатившейся части крестьян, позволило бы со временем нарастить промышленные мощности… Вот только между выдавливанием людей из деревни и развитием собственной промышленности имелся бы определённый временной лаг, а его – этот промежуток времени – ещё надо было как-то пережить.

Столыпин пытался решить вопрос при помощи переселения части крестьян в Сибирь и некоторых других мер, но они дали лишь ограниченный эффект. Численность люмпенизированной прослойки возрастала, и определённо быстрее, чем росла промышленность.

Короче говоря, оказалось, что вариант «свои бедные» для Российской Империи «запрещён». Он подразумевал либо прямое вымирание ограбляемых, либо, что более вероятно, социальную катастрофу. В последующих революционных событиях большую роль сыграли именно люмпенизировавшиеся крестьяне – «дети столыпинской реформы». Будь она доведена до конца – их бы просто оказалось в несколько раз больше.

Вариант «чужие богатые»: Первая Мировая война

В итоге пришлось перейти к сценарию «чужие богатые»: именно в его рамках органично объясняется вступление России в Первую Мировую войну. Казалось бы, вектор геополитического движения России исторически лежал на юг, Франция – куда более традиционный противник России, чем Пруссия/Германия, кроме того, Франция – важнейший кредитор, его разгром для России был бы объективно выгоден. Но… вариант «ограбить Германию» уж слишком манил.

Для этого Россия должна была внести если не основной, то крайне значительный вклад в победу Антанты над Центральными державами. Следовало не просто победить противника, но и убедить союзников в своей силе: чтобы у них не было соблазна «кинуть» Россию при дележе трофеев.

Однако этому плану не суждено было сбыться. Предвоенные расчёты, в соответствии с которыми война должна была оказаться интенсивной, но относительно короткой, не оправдались. Война затянулась. На это не рассчитывал никто. Однако именно царское правительство, в соответствии со свойственной ему запредельной медлительностью, показало себя особенно неэффективным.

Предвоенные запасы снаряжения, боеприпасов и прочего истощились очень быстро. В 1915 году, когда, после провала плана Шлиффена, Германия развернула основную часть сил на восток, против России, начался «снарядный голод». Это привело к катастрофе. Как бы ни были сильны, подготовлены и мотивированы войска, чудес в индустриальный век не бывает (по крайней мере – чудес такого рода): если у противника есть боеприпасы, а у тебя – нет, ты проигрываешь. Началось Великое Отступление.

Именно эта катастрофа морально сломила просамодерджавно настроенную часть армии и общества:

Брошена русская рать:

Пушки грохочут всё реже,

Нечем на залп отвечать…

Иль то манёвры в манеже?

Нечем на залп отвечать,

Голые руки… О боже!

Многое можно прощать.

Многое, но не всё же?..

Именно в этот период популярность Николая Второго в частности и монархии вообще падает, как позже выяснилось, необратимо. Что характерно, авральные методы позволили решить проблемы «снарядного голода» уже в 1916 году. Но это означает лишь, что он носил «необязательный» характер: при своевременно принятых мерах его могло и вовсе не быть…

Великое Отступление Русской армии нанесло удар по планам всей Антанты. Это не позволило Германии победить, но существенно затянуло войну. В итоге победа обошлась Антанте намного дороже: даже не в смысле жертв, а в чисто в финансовом отношении. Британия, начинавшая войну мировым кредитором, закончила её, имея на несколько миллиардов фунтов долгов перед США.

В самом деле: если бы не «снарядный голод», вполне могло выйти так, что вместо «Великого Отступления» в 1915-м была бы какая-нибудь «Великая Оборона» — без значимых территориальных потерь. Тогда в 1916-м, когда наступательный порыв Германии выдохся бы (он выдохся ведь и в нашем варианте развития событий – со «снарядным голодом»), можно было бы опять пойти вперёд. И если не сама Германия, то её младшие союзники – Турция, Болгария, Австро-Венгрия – точно последовательно бы рухнули, причём – именно под ударами российской армии. Ну а потом, очевидно, пала бы и сама Германия – под одновременным ударом со всех сторон.

Произойди так – и оказалось бы, что Россия из четырёх Центральных держав сокрушила три с половиной. То есть – выиграла Первую Мировую столь же убедительно, как СССР – Вторую Мировую. В этом случае – да: она могла потребовать тех контрибуций, каких хотела (тем более, что её войска стояли бы на немецкой территории). Могла получить немецкие деньги, оборудование, специалистов…

Но вот так, как получилось в реальности – с «Великим Отступлением»… Продолжение войны после 1915-го уже потеряло смысл. Никакой прибыли она принести теперь не могла. В своё время ведь, несмотря на Брестский мир, Антанта зондировала возможность привлечения большевиков к подписанию Версальского мира. Однако причитающаяся России доля репараций с Германии была в разы меньше царских долгов, которые в этом случае РСФСР пришлось бы выплачивать – так что отказ советского руководства от такого варианта неудивителен.

Попытка колонизации Китая была заблокирована Японией и Британией. Для получения первоначального капитала от своего низшего класса тот был слишком беден. Попытка убедительно выиграть Первую Мировую провалилась.

Вариант «свои богатые»: наконец-то удача!

Ну и так вот получилось, что единственным реалистичным сценарием индустриализации остался вариант «свои богатые». Вот именно его большевики и реализовали – при полном отсутствии какой-либо внятной альтернативы.

Позже частично попытались задействовать и сценарий «свои бедные» – в частности, хлеб СССР, как и царская Россия в своё время, некоторое время действительно вывозил. И – в итоге получил голод 1932-33 гг. Да, конечно, там имел место в основном «эксцесс исполнителя» в пределах Украинской ССР, но эта ситуация, тем не менее, показывает перспективы развития по столыпинскому варианту (у него тоже был «свои бедные»).

В итоге индустриальный рывок увенчался успехом: основные цели, поставленные ещё при царе, были достигнуты…

К счастью, последняя оставшаяся возможность – индустриальный рывок за счёт средств, отобранных у прежнего имущего слоя – была использована. Выбора на тот момент уже не оставалось.

Что характерно, зачастую даже персональный состав тех, кто занимался стратегическим планированием в царские времена и в раннесоветские, подозрительно совпадал. КЕПС под руководством Вернадского («прото-Госплан») сразу же нашла полное взаимопонимание с новыми властями. Собственно, и вся Императорская Академия Наук благополучно перешла на баланс советской власти без особого для себя ущерба.

Ещё интереснее то обстоятельство, что и Генеральный штаб царской армии также спокойно перешёл под контроль новых властей. А возглавил его на первом этапе генерал-майор Генштаба Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич. Нет, это не тот Бонч-Бруевич, который был членом ленинского Политбюро и управделами Совнаркома, а позже написал, в частности, известную книгу детских рассказов «Ленин и дети»: тот был Владимир Дмитриевич, родной брат генерала-генштабиста. И это – отнюдь не единственная линия, по которой обнаруживается связь между ранними большевиками и высокопоставленными царскими военными. Основная часть офицеров Генерального штаба в итоге благополучно перешла в РККА – и, в общем-то, составила основу её руководства в период Гражданской войны…

Рис. 2. Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич, генерал-майор российского Генерального штаба, позже – генерал-лейтенант РККА. Возглавил Генштаб после Октября 1917-го. 22 февраля 1918 года он непосредственно организовывал отпор наступающим немецким войскам в районе столицы. В кратчайший срок из разрозненных частей распадающейся царской армии, первых едва начавших формироваться частей Красной Армии, отдельных оказавшихся «под рукой» солдат, а также красногвардейцев и добровольцев из числа местных жителей удалось сформировать относительно боеспособные силы, в боях 23-24 февраля остановившие немцев. Установившаяся линия фронта стала в итоге линией границы РСФСР, продержавшейся до ноября, когда Второй Рейх рухнул под ударом собственной революции. 23 февраля считается «Днём защитника Отечества» именно в память о тех событиях.

Стратегически мыслящая часть прежней государственной и общественной элиты вполне нашла себя и в новом обществе.

Таким образом, испытывать какие-то эмоции из-за революции столетней давности бессмысленно: у предков воистину не оставалось другого выбора. К революционному варианту решения проблемы они прибегли только после того, как перепробовали все имевшиеся альтернативы.

Что характерно, даже в фантастике попаданческого и альтисторического направления никаких внятных альтернатив большевистскому курсу не предлагается. Какие бы иные власти на место большевиков усилием воли авторов ни помещались, всё равно практически всегда проводится реформа типа «земля крестьянам», вводится рабочее законодательство, церковь отделяется от государства и т.п. То есть, по большому счёту, авторы говорят:

— Да, нельзя было иначе, но не так ведь брутально!

Ну, что поделаешь: на тот момент человечество ещё не было таким высокогуманным и утончённым, как сейчас…

Ходячая Энциклопедия

мысли на память:

"Мудрец счастлив, довольствуясь немногим, а глупцу всего мало; вот почему почти все люди несчастны. Франсуа де Ларошфуко"


"Каждый хочет изменить человечество, но никто не задумывается о том, как изменить себя." Лев Толстой

Related posts