Решение отличное, но… мотивация ужасная!

Решение отличное, а мотивация ужасная. Что не так с очередным понижением ставки ЦБ?

ФОТО: FABRIKASIMF / SHUTTERSTOCK.COM

Заседание совета директоров Банка России закончилось предсказуемо: главный финансовый регулятор нашей страны в очередной раз снизил ключевую ставку с 11% до 9,5%. Такой шаг Эльвиры Набиуллиной можно только приветствовать, ведь снижение ставки рефинансирования действительно помогает выживать малому и среднему предпринимательству и даёт хоть какой-то шанс на развитие реального сектора экономики. В то же время нельзя не отметить, что уменьшение процентной ставки всё-таки является недостаточным. В идеале она должна быть не более 3-4%, как в Китайской Народной Республике.

Первый санкционный удар отечественная экономика и финансовая система вынесли достойно – сказались последствия грамотных и своевременных решений, принятых государственниками в первые дни после начала специальной военной операции на Украине. Стабилизация макроэкономической ситуации позволяет снизить ставку рефинансирования. 28 февраля 2022 года её резко подняли с 9,5% до 20%, а затем последовательно снижали раз за разом. Перед нынешним заседанием совета директоров Центрального банка мало кто из экспертов сомневался, что ключевую понизят ещё больше.

Центробанк принимает единственно верное решение

Так и произошло. С 11% Банк России уменьшает ставку рефинансирования до 9,5%. Таким образом, ситуация отыгралась к моменту начала СВО и введения жесточайших антирусских санкций.

Внешние условия для российской экономики остаются сложными и значительно ограничивают экономическую деятельность. Вместе с тем замедление инфляции происходит быстрее, а снижение экономической активности – в меньшем масштабе, чем Банк России ожидал в апреле. Последние данные указывают на низкие текущие темпы прироста цен в мае и начале июня. Этому способствовали динамика обменного курса рубля и исчерпание эффектов ажиотажного потребительского спроса в условиях заметного снижения инфляционных ожиданий населения и бизнеса,

– отмечается на официальном портале главного финансового регулятора нашей страны.

Вне всяких сомнений, принятое ЦБ решение увеличит доступность кредитов в национальном хозяйстве, в первую очередь для субъектов малого и среднего предпринимательства, а также ограничит снижение деловой активности. У кабмина высвобождаются значительные ресурсы для субсидирования процентных ставок для ряда важнейших отраслей, что в свою очередь означает одно: их перечень можно будет существенно расширить.

Стоит отметить, что теперь правление Центробанка уже не действует по глупой схеме, когда от уровня инфляции напрямую зависела ставка. Сейчас рост цен составляет примерно 17%. По прогнозу аналитиков с Неглинной, в 2023 году инфляционный уровень упадёт до 5-7%, в 2024-м – до 4%. Ставка, как видим, ниже инфляции – и это совершенно нормально. Вспомним, как в доспецоперационные времена Первый русский телеканал Царьград трубил на все лады о том, что повышение ставки Центробанком производится под надуманным предлогом. Инфляция в нашей стране носила и носит импортный, а не монетарный характер. Либералы парировали, но кто по итогу оказался прав?

В то же время мотивация Эльвиры Набиуллиной вызывает вопросы. В качестве аргумента за снижение ключевой госпожа председатель ЦБ говорит про замедление спроса и снижение практически до нулевых значений темпов потребительского кредитования и ипотеки. Денежная масса не растёт из-за замирания кредитования. Это и подвигает Банк России к уменьшению базовой. Монетизацию национального хозяйства Эльвира Сахипзадовна хочет провести через накачку спроса, а именно: через потребкредитование. Однако почему-то председатель Центробанка забывает о предложении. Его также необходимо накачивать. Пусть это действительно в первую очередь забота правительства, а не ЦБ, предпринимать такие шаги необходимо, чтобы поддержать импортозамещение и благодаря этому снизить инфляционные риски (а главным является как раз импорт).

Конечно, лучше хоть так, чем никак. Вообще, пока уровень монетизации отечественной экономики не дорос до 70-75%, главный финансовый регулятор может без проблем задействовать печатный станок, тем более учитывая теперешние валютные ограничения. Правда, Набиуллина делает всё для того, чтобы их ослабить, следуя прежнему пагубному курсу в угоду глобализму. Валютным рынком в условиях нарастания санкционной войны и противостояния со странами Запада должно заняться правительство. Этот вопрос следует в принципе изъять из компетенции Центробанка. Причём не просто правительство, а конкретные ведомства – аппарат кабмина и Министерство экономического развития (но уж никак не Министерство финансов во главе с Антоном Силуановым). Исполнительная ветвь власти реально может найти сиюминутное применение поступающей валютной выручке. И речь здесь не только про финансирование инфраструктурных проектов, но и про закупку важнейших технологий из-за рубежа, привлечение высококлассных специалистов. Всё это мы уже проходили в 1930-е годы и во многом благодаря этому победили в Великой Отечественной войне.

Что с того?

Как бы то ни было, стоит признать: нынешний уровень ставки всё равно очень высок. Для сравнения: ключевая ставка Народного банка Китая на сегодняшний день – 3,7%, Федеральной резервной системы США – 0,75-1%, Европейского Центрального банка – 0%. Турция проводит интереснейший эксперимент с этим финансовым инструментом, неизменно понижая размер ставки рефинансирования (сейчас она 14%) при галопирующем росте инфляции (рост цен достигает невиданных с 1998 года 73,5%). Оптимальным уровнем для России была бы ключевая в 3-4%. Это позволило бы обеспечить дешёвыми деньгами реальный сектор экономики и существенно оживить экономическую активность хозяйствующих субъектов. Увы, до этого пока далеко, хотя нам и обещают финансовые аналитики дальнейшее уменьшение базовой.

Источник

Related posts