Проектировщик Чуйского Тракта!

Алтай. Чуйский тракт: «Шуршанье шин и шум вершин. И слышится: Шишков, Шукшин…»

«… Стой, Чуя, вода холодная!

— Куда бежишь?

— Куда вскачь по камням мчишься?

— Расскажи были свои…»

В. Я Шишков

На экскурсиях я часто пользуюсь высказываниями Вячеслава Яковлевича Шишкова об Алтае. Они запали мне в душу навсегда. Иногда, глядя в окно машины, не на публику – а для себя лично, я мысленно повторяю их….

«… Я люблю Алтай крепко. С каждым годом любовь моя все растет…»

В. Я Шишков

Фото Ольга Шадрина

Мемориальный знак В.Я. Шишкову (1873-1945) располагается на 467 (116)-м км Чуйского тракта, перед селом Манжерок. Сооружен он к 100-летию со дня рождения инженера-исследователя Чуйского тракта, известного русского писателя в 1973 г. (скульптор П. Миронов).

  • Вячеслав Шишков родился 3 октября 1873 года в старинном городе Бежецке, Тверской губернии. В период с 1909-го по 1913г. Шишков работал в изыскательских экспедициях на реках: Обь, Чарыш, Бия. В мае 1913 г. в качестве инженера Томского округа путей сообщения он руководил Чуйской геодезической партией с целью изыскания кратчайшего тракта из Бийска до монгольской границы у Кош-Агача.
  • Партией были составлены карты как правобережного, так и левобережного вариантов тракта. Часть карт сегодня находится в музее Чуйского тракта в городе Бийске и до сих пор удивляет специалистов точностью и достоверностью данных.
  • Начатое по его проекту строительство Чуйского тракта было прервано первой мировой войной и завершено уже при советской власти.
  • 20 лет своей жизни, Вячеслав Яковлевич посвятил подвижническому труду по исследованию сибирских рек и сухопутных дорог. Он проехал и проплыл тысячи и тысячи километров, промерил и запечатлел на специальных картах Енисей, Иртыш, Обь, Лену, Бию, Катунь, Чулым, Ангару, Нижнюю Тунгуску.
  • Деятельность Шишкова как техника-первопроходца с неоспоримостью свидетельствует о том, что возглавлявшиеся им экспедиции внесли неоценимый вклад в изучение Сибири.
  • Широкому кругу читателей В.Я. Шишков больше известен как русский писатель. Именно на Алтае начался его писательский путь.
Алтай. Чуйский тракт: «Шуршанье шин и шум вершин. И слышится: Шишков, Шукшин…»

В 1911 году Чуйская дорога переходит в ведение Министерства путей сообщения. Впервые ставятся вопросы об изыскании наиболее выгодного – короткого направления этого пути.

«…Как известно, царским правительством в начале 20 века принимались меры по изучению судоходности многих сибирских рек и возможности строительства шоссейных дорог. В Сибирь посылается ряд экспедиций. В одной из них работал Вячеслав Яковлевич Шишков, будущий советский писатель, автор известных романов «Угрюм река», «Емельян Пугачев», повестей и рассказов. В 1910 году он приехал на Алтай во главе экспедиции по изучению судоходности рек Оби, Бии, Чарыша.

О том, как происходило исследование реки Бии от ее истока – Телецкого озера до слияния с Катунью, описано В. Я. Шишковым в рассказе «На Бие». Работать на бурной с многочисленными порогами реке было трудно и небезопасно. Но, По словам писателя: «игра стоила свеч». Его исследования положили начало движению первых пароходов на Бие.

Фото Ольга Шадрина. Чуя

В мае 1913 года В. Я. Шишков снова приехал в Горный Алтай во главе «Чуйской экспедиции», задача которой состояла в изыскании лучшего и кратчайшего направления тракта. На производство изысканий было отпущено 40 тысяч рублей. Экспедиция должно была точно спроектировать трассу от Бийска до Монгольской границы и решить вопрос, что экономически выгоднее: пробивать тракт по старому направлению колесной дороги или строить его по реке Катуни, по правому ее берегу, где на пути встречалось множество неприступных скал. Для удобства и ускорения работы партия, состоящая из 10 человек, была разделена на две группы. Задача первой группы заключалась в продолжение изысканий в старом направлении дороги: Бийск – Верх-Катунск – Белокуриха – Алтайск – Черга – Шебалино – Онгудай – Кош-Агач. Это направление называлось «левобережным», а группа изыскателей «Чуйской». Руководителем группы был назначен В. П. Петров.

Чуя. Фото Ольга Шадрина

Вторая группа во главе с В. Я. Бабуриным должна была вести изыскания в направлении: Бийск – Майма – Усть-Сема – Эдиган с выходом на левобережное направление в Кор-Кечу. Это направление называлось «правобережным».

В. Я. Шишков предлагал проводить обследование в обоих направлениях с тем, чтобы можно было выбрать наиболее оптимальное. В то же время он предлагал соединить оба направления в селе Черге, пробив дорогу от нее до Усть-Семы, где уже действовал колесный путь, который местами легко мог быть переделан для проезда автомашин. Этот вариант несколько удлинял путь, но сокращал капитальные затраты и облегчал трудоемкие скальные работы.

Скульптурная группа на перевале Чике-Таман

Производя изыскания, Вячеслав Яковлевич знакомится с природой и народом этого края. Величественная красота Горного Алтая с его альпами, увенчанными снежными пиками, с его стремительной Катунью, грохочущими водопадами, бескрайними лесами и голубыми долинами – все это захватывает писателя. Его удивило здесь необычайное своеобразие жизни и быта местного населения. Неподалеку от Теньгинского озера ему довелось присутствовать на национальном тое (свадьбе). Той проходил как большой народный праздник. По выражению самого В. Я. Шишкова, он был тогда перенесен как бы во времена правления Тамерлана. Состязания на диких конях, борьба молодых силачей, игры и песни, а вечером под мерцающими в водах озера звездами огромные костры на берегу, неохватные котлы с варящимся мясом – по силе и яркости впечатлений превосходили все его прежние впечатления.

Алтай. Чуйский тракт: «Шуршанье шин и шум вершин. И слышится: Шишков, Шукшин…»

С ним была его жена, Ксения Михайловна Жихарева, широко известная в литературном обществе России и за границей своими переводами зарубежных писателей. Она разделила радость и восхищение писателя, была потрясена необычной самобытной красотой Горного Алтая. По ее признанию, она до сих пор не встречала и не видела такой захватывающей картины природы.

Наряду с прекрасной природой Горного Алтая писатель сумел увидеть тяжелую, беспросветную жизнь алтайцев. В путевых очерках «По Чуйскому тракту» Вячеслав Яковлевич писал: «… весь бы этот тракт серебром можно было бы вымостить, да и золотом, что загребли, захватили купцы у алтайцев и монголов. Весь бы тракт можно слезами залить, что сочились из узких глаз полудиких, с чистой душою, кочевников – такой большой обидой и горем наделил их неистовый алчный хищник».

За купцами, торговавшими на Чуе, установилась тогда кличка «чуйские обиралы» и сложилась поговорка: «У чуйцев искать правды все равно, что у змеи – ног». Звериную натуру, алчность купечества, обиравшего алтайцев путем всевозможных махинаций и прямого обмана, с поразительной точностью и яркостью рисует В. Я. Шишков в рассказах под общим названием «Чуйские были», написанных им в 1913 году. Вместе с тем он видит в стремительном течении бурной Чуи светлое будущее алтайского народа, верит в наступление лучшей жизни. Его слова звучат сильно и уверенно: «Стой, Чуя, стой! Гляди, восход стал розовым. День идет, ночь кончилась… Еще немного – и твои волны запоют новые песни и будут сказывать новые были, светлые и радостные. Да не повторится прошлое, да не затмит оно грядущего дня».

Фото Ольга Шадрина

Предсказания писателя сбылись. Теперь новые песни поют волны Чуи, на ее берегу выросли новые села, засверкали электрические огни. День и ночь не смолкает над седой Чуей гул автомашин.

Экспедицией В. Я Шишкова была проделана огромная работа по трассировке будущего тракта и составлены карты. Но дальнейшие изыскания были прерваны начавшейся Первой империалистической войной. Весть о войне захватила писателя и К. М. Жихареву в Онгудае. О проходившей тога на Алтае мобилизации В. Шишков писал: «Перед моими глазами прошла мобилизация по деревням. Патриотического подъема, о котором усердно писалось в газетах, не было – были слезы проклятия, буйства, погромы винных лавок».

В. Я Шишков со своей партией возвратился в Томск, где продолжил генеральную обработку собранного материала; однако им не был произведен подсчет объема работ ни по полотну, ни по искусственным сооружениям, не выявлена полная стоимость предстоящих строительных работ, окончательно не решен вопрос, какое из двух направлений выбрать.

Фото Ольга Шадрина

Выехав в Москву, Вячеслав Яковлевич не теряет связи с участниками экспедиции, руководит их работой. И к концу 1916 года обработка материалов им была завершена, составлены схемы по участкам, определен примерный объем работ. Стоимость прокладывания тракта с постройкой деревянных искусственных сооружений была определена в сумме 6218 тысяч рублей, а железобетонных сооружений – 7897 тысяч рублей. Но строительство тракта так и не было начато. За период Первой империалистической и гражданской войн дрога пришла в полную негодность. Многие переходы, мосты, паромы были уничтожены, полотно дороги завалено камнями, размыто водой…»

«Чуйский тракт», Д. А. Табаев. 1975 г.

Страница из авторского фотопутеводителя "Путешествие по Чуйскому тракту"

Путешествия продолжаются… Ольга Шадрина Фото автора.

Related posts