После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это?

"Наилучший порядок вещей — тот, при котором мне предназначено быть, и к чёрту лучший из миров, если меня в нём нет!" Дени Дидро ©
Время на прочтение: 5 минут(ы)

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это?

Чуйская котловина – это российская часть того, что я бы назвал Заалтай: и природой, и населением она куда ближе к Монгольскому, чем к Русскому Алтаю.
После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

По обе стороны границы коршуны вместо ворон:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Здесь не держат свиней и не разводят маралов, но обычное дело двугорбые верблюды и косматые яки:

Три прошлых кадра были сняты уже по ту сторону границы. Здесь – Монгольский Алтай:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

И здесь всё совершенно иначе. Горы представляют собой мощную длинную цепь, до белков которой надо долго добираться через боковые хребты. У подножья начинается бескрайняя холмистая пустыня с обилием скал и широких озёр. Здесь есть одна дорога в Улан-Батор, по сути продолжение Чуйского тракта – но и на ней десятками километров может не быть асфальта. Здесь чрезвычайно много древностей, всяких курганов и каменных стел, напоминающих о том, что именно Монгольский Алтай был вотчиной “500 семей” ашинов, с которых в 460 году начинался Тюркский мир. И Кобдинские озёра – самый что ни на есть Эргенекон, покинутый кочевничий эдем из турецких преданий.

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Здесь по сей день живут кочевники, с верблюдов и яков пересевшие на ЗиЛы и УАЗы, коим верны до сих пор:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Как и в Курайской и Чуйской долинах, здесь распространены гигантская рябь и тебелеры – мерзлотные “бугры пучения”. А ещё – реликтовые лиственничные леса с редкими и мощными деревьями:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Если на русском Алтае много подвесных мостов, то Монгольский Алтай мне запомнился деревянными мостами. Главная река здесь – Кобдо (Ховд-Гол), текущая из горных озёр в степные.

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Монгольский Алтай состоит из двух аймаков (уездов), разделённых мощным отрогом Цамбагарав (высота до 4208м), уходящим вглубь Монголии. Ближе к границе – Баян-Улгий с центром в городке Улгий. Здесь 93% населения составляют казахи, в основном рода абак племени киреев Среднего жуза. В Казахстане бытует мнение, что абак-кереи ушли, не покорившись русскому царю, но на деле всё было ровно наоборот – сюда казахи ушли в 1860-х годах из Синьцзяна, от охватившей его кровавой смуты, и постепенно заселили сначала Монгольский Алиай, потом Бухтарму, а потом и Чуйскую котловину.

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Приглядитесь к панораме города – видите юрты прямо во дворах? Самое впечатляющее свойство монгольских казахов в том, что они кочевники. Баян-Улгий называют иногда “последним настоящим Казахстаном”:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Юрты с куполообразными крышами так и зовутся здесь – “казах уй”, то есть “дом казаха”. Их обитатели сохранили и кухню, и традиционное декоративно-прикладное искусство, поэтому казахстанские машины отсюда уезжают груженые коврами и вышивкой. Но как и в случае с ненцами в их чумах, обитатели юрт – люди вполне цивилизованные, вон в руках у парня смартфон:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Отношения местных казахов с монголами, по словам встреченного в тех краях русского предпринимателя, не отличаются гладкостью. Раньше Баян-Улгий был де-факто национальной автономией, где казахами было и большинство чиновников, пограничников, силовиков. Но сейчас их заменяют на монголов, обстановка тихо накаляется, и собеседник мой предпочёл вывести свой бизнес в соседний Ховд (Кобдо).

Это самый многонациональный аймак Монголии: четверть его жителей халха-монголы (это “монголы по умолчанию”), 10% – казахи (но на севере аймака, в том числе и в райцентре, их скорее тоже четверть), а остальное – ойраты, группа небольших монгольских народов, наиболее близких к калмыкам. Крупнейшая община Ховда – захчины (четверть населения), по 7-10% – олёты и торгуты, по 5% – дербеты и мянгиты, совсем малочислены баяты и узумчины, а кроме того тут живут урянхайцы (7%), то есть ближайшая родня тувинцев, и чанту – так в Монголии называют уйгуров и узбеков, которые есть и здесь. Собственно, Монголия отделилась от Китая в 1911 году, а долину Кобдо монголы во главе с калмыком Джа-ламой покорили годом позже, так что по сути дела этот аймак – ни что иное, как Монгольский Синьцзян. Ховд, основанный в 1685 году как крепость китайского наместника – старейший город Алтая и Монголии.

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Здешние юрты – плоские “гэр” с прямыми жердями кровли. И если казахи часто ставят юрты во дворах, то монгольские и ойратские станы вырастают прямо у городских окраин:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Здесь много людей в национальной одежде – но не знаю, по всей Монголии так или просто ойраты стараются подчеркнуть свою самобытность:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

А вот семья на автовокзале – может быть, и из глубин Монголии. За Монгольским Алтаем тянется ещё и Гобийский Алтай, а у его подножья одноимённый аймак, и город Алтай в Монголии (не путать с городом Алтай в Китае) – его центр. Но от Ховда до него порядка 400 километров, и Гобийским Алтаем мы пренебрегли. По чужим фотографиям он и в большей степени Гоби, чем Алтай.

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Ойраты на эту сторону Алтая пришли в 17-18 веках, казахи – в 19 веке. А коренными его жителями были, внезапно, тувинцы. Отрезанные от большей части своего народа, большинство из них монголизировались, называются теперь урянхайцы и живут вдоль границы с Китаем узкой полосой. Но в сомонах Буянт и Цэнгэл остались и настоящие тюркоязычные тувинцы, и там я видел юрты необычной конструкции:

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Так что вернёмся в Улгий. С площади у моста через Кобдо периодически отходят караваны минивэнов, у половины из которых казахские номера. В 1990-х отсюда в Казахстан уехала четверть населения (25 тысяч человек), и те, что оказались в сёлах – вскоре ушли восвояси, не поладив ни с тамошними казахами, ни с более влажной и снежной природой. А вот те, что уехали отсюда в города – остались, и порой ездят проведать малую родину. Наведываются сюда и сами казахстанцы – в страну, знакомую им по легендам и сказкам. В Павлодар или Караганду отсюда больше транспорта, чем в Кош-Агач.

После Монгольского Алтая наш Алтай уже не впечатляет? Рассказываю, так ли это.

Ну а туристу здесь стоит быть готовым к спартанским условиям и даже по меркам российского Алтая практически отсутствующей сфере услуг. Вроде как где-то в горах, на реках и озёрах, есть дорогие турбазы для богатых европейцев, но мы не из их числа. Соблюдать ежедневную гигиену в таких условиях же мне здорово помогала японская электрическая ионная зубная щётка “Hapica”, предусмотрительно купленная в России через интернет магазин – дело в том, что она эффективна даже без зубной пасты, и для чистки зубов было достаточно крышки воды.

Субъективный путеводитель






Поделиться ссылкой:

Related posts

Leave a Comment

пять × 5 =