Почему в России низкие зарплаты?

"Успех должен измеряться не столько положением, которого человек достиг в жизни, сколько теми препятствиями, которые ему пришлось преодолеть на пути к успеху." Букер Т. Вашингтон ©

Почему в России низкие зарплаты? Причина бесправия работников по найму, о которой не принято говорить!

Россия — богатейшая природными ресурсами страна.

Число долларовых миллиардеров у нас год от года лишь растёт. Состояния самых богатых граждан неуклонно стремятся ввысь.

При этом доходы населения в среднем — парадокс — снижаются уже 8-й год подряд.
А по уровню средних и минимальных зарплат наша страна плетётся в таком позорном хвосте всех мировых рейтингов, что об этом даже стыдно говорить.

Большинству граждан в нашей стране известно, что такое МРОТ – это минимальный уровень оплаты труда работника за единицу времени, который обязан платить работодатель. Единицей времени при этом может быть час, день, месяц или неделя.

Во многих странах мира принято исчислять зарплаты в почасовом эквиваленте. Это происходит потому, что стандартный и привычный для России 8-часовой рабочий день не всегда действует в этих странах.

Стоимость труда по найму отличается в разных странах мира.

  • К примеру, в США минимальная федеральная зарплата сейчас — 7,25 долларов/час.
  • В Канаде час труда стоит как минимум 11 долларов.
  • Во Франции — 10 евро, и это при условии стандартной для этой страны 35-часовой рабочей недели.
  • В Германии «минималка» – 9,19 евро в час.

В России в 2021 году минимальная зарплата составляет 12 тысяч 792 рубля В МЕСЯЦ.

Разделив эту сумму на средние 22 рабочих дня в месяц, мы получаем 581 рубль зарплаты в день.

Час работы в США в пересчете на рубли по актуальному курсу составляет примерно 525 рублей. Час работы во Франции в пересчете на рубли по курсу — почти 900 рублей.

Еще раз:
минимальная зарплата в РФ — 580 рублей В ДЕНЬ,
минимальная зарплата в США ~ 525 рублей В ЧАС.

В ведущих странах Европы — еще выше.

Международная «Организация экономического сотрудничества и развития» в своих обзорах отмечает, что Россия отличается от других стран мира сегодня не только низкими темпами роста, но и одной из самых низких минимальных зарплат в мире.

«Минимальная почасовая оплата труда в РФ составляет сегодня около 2,4 долл. в постоянных ценах по паритету покупательной способности (ППС). Ниже россиян из стран, которые исследует ОЭСР, минимальные заработки только у жителей Бразилии (2,1 долл. в час) и жителей Мексики (1,2 долл.). Для сравнения: в Колумбии минимальная почасовая оплата труда составляет 2,7 долл.

Отставание, к примеру, от Турции уже выглядит очень существенным: в этой стране минимальный часовой заработок составляет 6,7 долл», пишет про эту проблему российская «Независимая газета».

Почасовая оплата труда в странах мира, источник диаграммы - "Независимая газета"
Почасовая оплата труда в странах мира, источник диаграммы — «Независимая газета»

Понятно, что в России сегодня есть довольно много людей, которые будут долго и громко хохотать над размером минимальной зарплаты в стране — настолько их зарплаты далеки от минимальных.

Причем показательно, что в последние годы в России особенно «преуспели» по росту зарплат те люди, которые работают на государство и получают свои зарплаты из налогов — всевозможные чиновники, военные, сотрудники правоохранительных структур, персонал расплодившихся госкомпаний и госкорпораций, организаций, которые принято называть красивыми выражениями типа «институтов развития» и т.п.

Однако для всех остальных факт остается фактом: в России катастрофически низкие зарплаты, особенно по сравнению с западными странами мира.

Почему же так получилось? И что мешает людям в России бороться за свои права и рост ставок по оплате труда?

Как говорят в нашей стране, «один в поле не воин«. Глупо пинать россиян, что каждый из них персонально не воюет с работодателем за рост оплаты труда и не устраивает акции протеста, если размер этой оплаты его не устраивает.

В нормальном обществе люди борются за улучшение условий вместе. Коллективно.

«Заботливое» российское телевидение очень часто показывает в выпусках новостей своим доверчивым зрителям сюжеты об «ужасных» забастовках, митингах и акциях протеста, которые устраивают в разных странах мира люди, недовольные своими зарплатами.

Там, на «загнивающем Западе» (который все гниёт-гниёт, да никак не загниёт) бастуют то рабочие, то служащие, то врачи, то диспетчеры, короче, люди самых разных профессий.

Умелые создатели телесюжетов нагнетают страха в своих роликах, давая понять, как «там» всё ужасно, и как у нас, в России, на этом фоне все прекрасно и стабильно. И что правильное поведение — это «сидеть на попе ровно», а неправильное — бастовать и бороться за свои права.

При этом, как уже говорилось, в «умирающей» Европе люди продают свой труд по 800 рублей в час, пока в РФ можно спокойно платить человеку за целый рабочий день его жизни всего лишь 600 рублей. (И это еще если отношения между работников и работодателем вообще оформлены! А многие работают без оформления).

Как в развитых странах мира люди, работающие в найме, борются за повышение зарплат и компенсаций?

Почему они не боятся не выходить на работу целыми коллективами — точно зная, что им ничего за это не будет и никто не посмеет в этой ситуации уволить их «за прогул»?

Потому что эта борьба за свои права и оплату труда идет с помощью такого важнейшего института как профсоюзы. Профсоюзы в развитых странах мира — реальная сила.

Но парадокс в том, что именно в нашей стране, которая устроила сотню лет назад самую крутую в мире социалистическую революцию, этот институт профсоюзов по сути низведен до состояния бутафории. И потому тем, кто работает в России по найму, надеяться на помощь и защиту профсоюзов часто вообще не приходится.

Это связано с целым рядом причин, важнейшая из которых, как это ни прискорбно и смешно, — советское происхождение нынешней российской системы профсоюзов.

Во времена СССР профсоюзные организации были частью общей государственной машины. По сути, они были одной из структур советской власти.

Представить, что лидер советской профсоюзной организации в конкретном регионе мог иметь по каким-то вопросам иное мнение, чем то, что произносилось и преподносилось главой обкома партии, было невозможно. Еще точнее — смешно.

Равно как невозможно было представить, чтобы советские профсоюзы могли вывести советских граждан на улицы или площади по какому-то конкретному вопросу или спорной ситуации без «благословения» опять же первого секретаря обкома или «отмашки» от товарищей более высокого уровня.

По сути, функция профсоюзов в СССР была сведена к управлению «социалкой» предприятий и раздачей благ трудящимся в натуральной форме (все эти путевки в лагеря и санатории и т.п., о чем теперь так любят ностальгировать фанаты СССР).

Никакой отдельной собственной линии по борьбе за трудовые права или зарплаты советских граждан профсоюзы позволить себе не могли. Ибо это прямо противоречило «правилам игры» в СССР.

Однако развал СССР, радикальные реформы и катастрофические перемены 1990-х вдохнули новую жизнь в профсоюзное движение.

Первое десятилетия существования новой страны профсоюзы почувствовали и осознали свою силу. Они выводили людей на митинги и акции протеста, устраивали пикеты, занимались урегулированием вопросов отношений в конкретных случаях на конкретных предприятиях. На какое-то время профсоюзы наконец-то вылезли из своей категории «обслуги власти» и начали самостоятельную политику и действия.

Но длилось это, увы, недолго. Потом с одной стороны власть поняла, что профсоюзы лучше держать к себе поближе и «у ноги», чтобы они не стали той силой, с которой придется считаться. А параллельно то же самое быстро поняли и новые русские капиталисты.

В итоге в новой России профсоюзы, по сути, довольно быстро снова переместились в разряд организаций, близких государству. Беззубых, лояльных и быстро пасующих перед владельцами экономических активов.

Кроме того, на эти процессы наложилась жажда многих граждан СССР как можно скорее вернуться в «лоно государства», обретя в лице президента и других представителей власти «отцов» нации, как это было в СССР.
Паттерналистские настроения в России по-прежнему сильны.
А любой сильный профсоюз опирается не на воздух, а на желания САМИХ ЛЮДЕЙ быть сильными и независимыми и не кидаться в ноги государю или губернатору, мэру или боссу правящей партии при первой возможности и по первому свистку.

Теперь лидеры профсоюзных организаций зачастую сами являются представителями власти — некоторые из них, например, успешно стали депутатами региональных заксобраний и других представительных органов.

Не секрет, что депутатом в последние годы можно гарантированно стать в основном от одной партии (или ее «филиалов» с известными названиями). Это означает, что профсоюзные лидеры, ставшие депутатами, вынуждены не просто считаться с главными направлениями политики государства, но и обеспечивать ее. То есть, теперь они сами (!) заинтересованы в том, чтобы «не раскачивать лодку» — что равно не выводить людей на митинги и акции протеста, не устраивать забастовки.

Вот так и оказалось, что важнейший институт борьбы тех, кто работает по найму, в нашей стране тоже либо не работает совсем, либо работоспособен лишь отчасти. Конечно, в стране есть примеры сильных профсоюзов на конкретных предприятиях. Но самое смешно, что чаще всего их можно встретить в основном там, где владельцы или крупнейшие совладельцы — иностранные компании и инвесторы.

В последние годы в СМИ все реже можно встретить упоминания о том, что профсоюзы и их лидеры в принципе что-то заявляют, чего-то хотят, высказывают какие-то инициативы.

Есть ощущение, что эту систему в ряде случаев тоже надо строить заново — и с нуля. Как независимую и от власти, и работодателей. И вот тогда она сможет выполнять функции защиты работников.

Ну, а до этого времени все будет оставаться как есть. И пока во всем мире работающие в найме в критических случаях объявляют забастовки, требуя повышения зарплат и компенсаций, в нашей стране на такие действия фактически наложен запрет.

Без этого рычага работодатели в большей степени ориентируются не на требования персонала, а на положение дел на рынке труда. А на нем, к сожалению, всегда есть граждане, готовые много трудиться за очень небольшие деньги.

Related posts

Leave a Comment

9 − девять =