Почему в некоторых молитвах называют Иисуса Христа — хитрецом?

"Не все эгоисты талантливы, но все талантливые люди — эгоисты." Всеволод Михальцев

Действительно в ряде церковнославянских переводов Христос именуется хитрецом и даже всехитрецом, то есть хитрецом в превосходной степени, непревзойденным в своем роде. Что это значит? Почему мудрый, прямой, беззащитный в своей любви и незлобии, не совершивший в Своей земной жизни ни одного греха Иисус, истинный Бог и совершенный человек, называется хитрым, то есть, в общепринятом понимании, лукавым, скрытным, использующим хитрость в общении с людьми и достижении своих целей? Дело в том, что в церковнославянском языке слово хитрец не имеет негативной коннотации, не предполагает умения хитрить и изворачиваться. Хитрый означает мудрый, умелый, умный, творческий, а хитрость употребляется в значении умение, творение или ремесло. Бяху бо скинотворцы хитростию (Деян. 18:3), — говорится в церковнославянском переводе Деяний святых апостолов о коринфянине Акиле и гостившем у него апостоле Павле, которые занимались одним ремеслом — плетением палаток. А когда в каноне празднику Сретения Господня мы встречаем фразу «из Пребожественных бо недр Хитрец прошед Христос», то под словом Хитрец имеется в виду Творец. На русском она звучит так: «ибо из глубин божества произошел Христос Творец».

Но это объяснение — только одна грань ответа на вопрос. Без определенной доли хитрости в современном звучании этого слова тут тоже не обошлось. В святоотеческой традиции можно встретить сравнение Христа, победившего диавола, с рыбаком и одновременно с крючком, на который нанизана приманка. Рыбак, насаживающий червяка на крючок, проявляет ум, но в то же время и хитрость. Он обманывает рыбу, которая принимает наживку за еду, и проглатывает ее, не подозревая, что внутри таится ее смерть. На такую своеобразную приманку попался и диавол. Для него, не способного проникнуть в тайну Боговоплощения, Христос был необычным, нравственно безупречным, святым и праведным человеком, по своей природе подобным всем другим людям. По мысли святых отцов, сатана думал восторжествовать над Иисусом после Его смерти, когда Тот окажется в аду, в царстве мрака и безысходности. Но вышло все наоборот. Человеческая природа Христа стала для сатаны приманкой, под которой скрывался стальной крючок Его Божественности. Диавол хотел проглотить Спасителя, но сам стал жертвой своих козней. Он обманулся по поводу божественного достоинства Иисуса, и в ту минуту, когда победа, казалось бы была уже в руках, потерпел поражение.

Святитель Григорий Великий, один из христианских мыслителей, развивавших эту мысль, усматривал прообраз победы Христа над диаволом в диалоге Бога с многострадальным Иовом, а конкретнее в словах Господа, обращенных к праведнику: Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его? (Иов. 40:20-21). В образе левиафана представлен диавол, а под Тем, кто в отличие от немощного Иова сможет совладать с ним имеется в виду Христос:

«этот левиафан был пойман на „крючок“, потому что в случае с нашим Искупителем он [диавол] схватив — через посредство своих помощников (гонителей Господа — иудеев и римлян) — „приманку“ Его плоти, оказался насквозь пронзен острым жалом Его Божества. [Господь] удерживал его [сатану] как будто на крючке, который тот заглотил; ведь когда во время Его Страстей „пожиратель“ явился ради того, чтобы схватить приманку плоти [Христовой], Его Божество [при этом по-прежнему] оставалось скрытым от сатаны, чтобы [затем] его умертвить. Этот кит с отверстой пастью [издревле] метался во все стороны в бездне вод — то есть во всеохватности человеческого рода — жаждал нести смерть и пожирал почти все живое. Однако „крюк“, умертвивший этого кита силой удивительного [Божественного] Промысла, остановил его [движение] в мрачной глубине вод».

Этот же образ использует другой западный святой Исидор Севильский: «диавол, хотя нападал на плоть открытого человечества во Христе, был пойман на крючок Его сокрытой божественности. Ведь во Христе божественность является крючком, а плоть — снастью, леской — родословная, изложенная в Евангелии. Держатель же этой лески есть Бог Отец, о Котором апостол говорит: «Бог — глава Христу» (1Кор 11:3). И Лука, сплетая леску Христовой родословной от низшего к высшему, начинает с Иосифа и заканчивает в Боге, говоря: «Сын Илиев» (Лк 3:23), и, завершая леску Его родословной, говорит: «Сын Божий» (Лк 3:38).

Впрочем, несмотря на яркие образы святых отцов было бы неверно воспринимать Бога как обманщика, пусть и действующего с благими намерениями. На самом деле Он никого не обманывал.

После грехопадения Адама Создатель не оставил свое творение. Когда пришло время, и человечество принесло долгожданный плод — Деву Марию, Которая оказалась достойной стать Матерью Сына Божьего, Бог Сам пришел к людям и стал человеком, во всем подобным нам кроме греха. Христос прожил трудную, полную скорбей и лишений жизнь. Своими словами и делами Он не раз свидетельствовал о Себе как о Сыне Божьем, Который воплотился, чтобы пострадать за грехи людей, публично называл Бога Своим Отцом, говорил о Своих страданиях, смерти и воскресении. Диавол, конечно видел, что Иисус не обычный проповедник, но, будучи существом злобным и поэтому в каком-то смысле ограниченным, не мог до конца понять и осознать, с Кем имеет дело. Христос оставался для него загадкой. Однажды, искушая Спасителя в пустыне, сатана даже попытался сам выяснить у Иисуса, кто Он такой. Возведя Господа на крыло храма, он предложил Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею (Мф 4:5-6). Но из ответа Христа он ничего не понял. Как замечает блаженный Иероним, «диавол начинает так, чтобы узнать: Божий ли Он Сын; но Господь так скромно отвечает ему, что он остается в сомнении».

В этом сомнении диавол оставался вплоть до смерти Иисуса. Наконец, увидев, что Тот, Кто называл себя Сыном Божьим умирает на кресте, сатана решил, что это всего лишь человек. Но в этом заблуждении он оставался недолго, до того момента, как Христос, до конца желая разделить с человеком его судьбу, сошел в преисподнюю, сокрушил врата ада и, по выражению апостола, лишил силы имеющего державу смерти, то есть диавола (Евр. 2:14). В этом смысле Бог не думал обманывать диавола. Последний сам обманулся, поскольку был не в состоянии понять абсолютность и бесконечность любви Бога, Который так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин 3:16).



"Чем ниже человек душой, Тем выше задирает нос. Он носом тянется туда, Куда душою не дорос. Омар Хайям"

Related posts