Почему Сталин до последнего не верил в нападение Гитлера?

"Самая большая глупость- делать тоже самое и надеяться на другой результат" А. Эйнштейн

Почему версия Сталина о “вероломном” нападении гитлеровской Германии имеет под собой основания?

Начало Великой Отечественной войны овеяно множеством легенд и мифов. В последнее время одним из таких мифов считалось озвученное Сталиным вероломство гитлеровской Германии, с которым она напала на Советский Союз. Как можно в такое поверить? Ведь невозможно скрыть передислокацию к чужим границам огромной армии? Однако не будем торопиться с выводами и разберемся по существу.

Германо-советский договор

Сталин знал, что Адольф Гитлер готовит нападение на СССР. Но точная дата ему была не известна. Это во-первых. Во-вторых, советско-германские отношения в 1939 году были закреплены договором о дружбе и границе. Этот договор был подписан 28 сентября, через 27 дней после нападения Гитлера на Польшу.

По утверждению военного историка А. Здановича, советские спецслужбы и высшее руководство СССР до вторжения Германии в Польшу 1 сентября не знали о его подготовке. Если так, то 1-е сентября свалилось Сталину как снег на голову. В течение двух недель советская и германская дипломатия нашли точки соприкосновения и заключили упомянутый выше пакт Молотова – Риббентропа.

В Статье IV пакта 28 сентября 1939 года говорилось, что “Правительство СССР и Германское правительство рассматривают вышеприведенное переустройство [разделенной Польши – ИстПросвет] как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами”.

Не лишним будет вспомнить, что 23 августа 1939 года между Германией и СССР был заключен мирный договор о ненападении. Отхватив себе значительный кусок Польши и заручившись двумя договорами о ненападении и дружбе и границе, Сталин был уверен, что Гитлер его не подведет, и что война в ближайшие пару-тройку лет не начнется. Но “фюрер” оказался хитрее и безумнее.

Почему версия Сталина о "вероломном" нападении гитлеровской Германии имеет под собой основания

План “Барбаросса” и его маскировка

Гитлер отдал приказ о разработке плана “Барбаросса” в ноябре 1940 года. С самого начала командования вермахта занималось дезинформацией, стратегической и оперативной маскировкой с целью введения руководства СССР в заблуждение относительно сроков вероятного нападения Германии. Особенно беспрецедентные меры секретности предпринимались перед началом операции.

На 800-километровом участке захваченной Польши у демаркационной линии немцы сосредоточили семь полевых армий. В полной боевой готовности находились четыре танковых группы и три воздушных флота люфтваффе, включавшие 600 тысяч автомобилей, 750 тысяч лошадей, 3580 танков и самоходных орудий, 7184 артиллерийских орудий и 1830 самолетов.

Засекреченные аэродромы

В районе аэродрома Маринглен в Польше немцы привлекли в 1940 году евреев и поляков для принудительных работ по сооружению взлетных полос. Ян Шчепаник вспоминал о мерах маскировки построенного с его участием объекта:

“Когда немцы закончили взлетную полосу, они позволили ей зарасти травой, и даже пасли на ней скот. Она и на аэродром не походила, посмотришь – пастбище и пастбище. Тем более что вся была покрыта белым клевером. Стенами для ангаров служили стволы деревьев, сверху покрытые зеленой маскировочной сетью. Когда листва увяла, ее заменили на свежую”.

В одной только Восточной Польше таким образом было построено 100 основных аэродромов и 50 полевых. Все местные жители понимали, что речь идет о войне с Россией. Но до Советского Союза эти слухи не доходили.

Любопытство обер-лейтенанта Зигфрида Кнаппа

Секретность была настолько высока, что даже офицеры вермахта не знали, к какому “делу” их готовят. К началу июня месяца артиллерийская батарея обер-лейтенанта Зигфрида Кнаппе была переброшена к границе с СССР. Кнаппе был вызван на совещание, на котором обсуждался “выбор наиболее удобных артиллерийских позиций с учетом обстрела территории СССР”. Командир дивизиона предупредил своих офицеров об “особой осторожности” при проведении подготовки, а когда они напомнили ему о советско-германском пакте о ненападении, то он поспешил их заверить, что речь идет не более как “об учениях”.

Когда позиции были выбраны, командирам батарей было приказано выслать переодеть солдат в гражданскую одежду и выслать для погрузки и транспортировки на позиции снарядов. У близживущих крестьян срочно забирали гражданскую одежду, и переодетые под крестьян солдаты, погрузив 300 снарядов на телеги, перевезли их на подготовленные позиции.

Как поучал команду командир дивизиона: “Так ваши люди будут выглядеть, как крестьяне, занятые рутинной работой, а боеприпасы необходимо по прибытии на место сразу же разгрузить и замаскировать”.

Один из офицеров поинтересовался:

“На кого мы собрались нападать, герр майор?”

Смутившись, командира батальона он попытался отделаться отговоркой:

“Это чисто гипотетическая ситуация. Но нужно быть готовыми ко всему”.

Коллаж на тему статьи

Под покровом темноты

На исходные рубежи немецкие танки выдвигались под покровом темноты. Передовые части 1-й танковой дивизии получили приказ передвигаться только в темное время суток. Рекогносцировка участков германо-советской границы проводилась офицерами разведывательных подразделений, переодетыми в гражданскую одежду. Прибывшей на место бронетехнике строжайше запрещалось какое-либо передвижение. Любые передвижения и занятия с солдатами вне стен бараков должны были осуществляться с соблюдением мер маскировки.

P.S.

Солдаты и офицеры вермахта, со временем, начинали понимать, зачем они прибыли на границу с дружественным СССР. Возможно, смутно догадывался об этом и Сталин. Но уж слишком маскировался враг, а доказать Сталину, что нужно предпринимать неотложные меры по защите Родины, было некому. По крайней мере мало кто решался это делать, и результат был нулевой. Сталин до последнего момента верил Гитлеру, а когда разуверился 22 июня 1941 года, тогда совершенно искренне заявил устами Молотова о вероломности своего германского визави. Такие дела.

Источник



"Пришел я к горестному мнению от наблюдений долгих лет: вся сволочь склонна к единению, а все порядочные — нет. Игорь Губерман"

Related posts