Почему распался СССР?

"Исходя из сути и природы бытия, противоречий не существует. Проверьте исходные данные, одно из них неверно..." Айн Рэнд

"Пришел я к горестному мнению от наблюдений долгих лет: вся сволочь склонна к единению, а все порядочные — нет. Игорь Губерман"


Причина гибели СССР

С момента распада Советского Союза прошло уже несколько десятилетий, но причина этого трагического события остаётся непрояснённой. Нет, недостатка в объяснениях мы как раз не испытываем — какие только причины ни назывались, от самых экзотических до вполне себе объективных! Но само их обилие лишь подчёркивает тот факт, что окончательный и убедительный ответ до сих пор не найден.

Гибель Державы нанесла сильнейший удар по нашему индивидуальному и коллективному самосознанию и мироощущению. Рухнуло всё то, что лежало в основе нашей картины мира. Распад СССР нанёс тяжёлую и болезненную «родовую травму» нынешней РФ. Казалось бы, прошло уже много времени, выросло новое поколение, можно было бы и перестать терзать себя мыслями о трагической гибели СССР. Но нет, эта тема постоянно всплывает в СМИ, в общественном пространстве.

Да и большинство из нас — те, кто ощущает свою неразрывную связь с прошлым и настоящим нашей Родины, не перестают задаваться главным (!) вопросом: почему это произошло?! Со временем этот вопрос постепенно из сознания переместился в подсознание, но и оттуда периодически он даёт о себе знать болью о погибшей Великой Стране. И хотя эта боль из острой фазы перешла в хроническую, она никогда не станет фантомной, поскольку разлом прошёл по живому — по судьбам людей, по искалеченному телу нашего народа.

Поиск ответа слишком затянулся. А он должен быть получен — он нужен каждому из нас.

А потому фундаментальная причина трагического финала существования Советского Союза должна быть, наконец, выявлена и названа! Даже если полученный ответ окажется неудобным, шокирующим, политически и идеологически неприемлемым для многих из нас.

Метод анализа

Сформулированная выше задача только кажется неподъёмной и сложной. На самом деле она становится удивительно простой, если только выбрать правильную методологию анализа. В данном случае в качестве таковой следует принять исторический материализм, и тогда решение станет доступно буквально любому человеку, мало-мальски знакомому с истматом и основами марксистской политической экономии. Теперь они охаяны и оболганы, но это обстоятельство нисколько не повлияло на их действенность в качестве инструментов анализа общественных процессов.

Чтобы не отсылать к всезнающему, но зачастую спорному в своих оценках Интернету, напомним, что собой представляет исторический материализм. Сущность этого метода в наиболее краткой форме сформулировал Ф. Энгельс, по мнению которого «в историческом процессе определяющим моментом в конечном счёте является производство».

Действительно, способ производства как основополагающий экономический фактор не может не отражаться на всех общественных процессах. Вместе с тем к анализу этого влияния следует подходить диалектически. Энгельс, выделив слова «в конечном счёте», хотел этим подчеркнуть, что экономика не является единственной движущей силой общественного прогресса. На развитие страны оказывают влияние множество других факторов — географическая среда, исторически сложившийся тип государства, культурные традиции, религия, социально-психологические черты нации и т. д. Однако, не рискуя ошибиться, можно со всей категоричностью утверждать, что именно особенности существовавшего в СССР экономического способа производства, его достоинства и недостатки, заложенные в нём противоречия обусловили основные черты советского социализма и явились главным фактором, определившим вектор развития советского общества и, в конечном счёте, судьбу СССР.

Ворох причин и первопричина

Правильная методология, конечно, залог успеха, но как разобраться в огромном ворохе приведших к гибели СССР причин, который вывалили на наши бедные головы «известные» историки, «выдающиеся» экономисты и просто политические спекулянты?

Разобраться сильно помогут два обстоятельства.

Во-первых, следует уяснить, что все (!) названные «специалистами» причины — истинные! Они действительно, реально, самым непосредственным образом способствовали развалу советской экономики и советского государства, но в разной степени, конечно.

Во-вторых, как выяснится ниже, все разрушительные факторы, сыгравшие свою роль в судьбе страны, проистекают, как это ни покажется удивительным, из одной-единственной (!) первопричины, причины всех «причин». Именно она и привела в движение всю совокупность губительных процессов и, в конечном итоге, предопределила крах советского проекта. Поэтому речь идёт о выявлении именно этой фундаментальной причины, на фоне которой только и могли проявиться и сыграть свою деструктивную роль многочисленные другие «причины», фактически — её непосредственные и отдалённые следствия.

Пирамида причин и следствий

Для того, чтобы добраться до искомой фундаментальной причины, следует пройти по всей цепочке причинно-следственных связей, приведших к гибели Советского Союза. Их совокупность можно представить в виде перевёрнутой вверх основанием пирамиды.

В открытом взору основании пирамиды легко просматриваются самые очевидные, лежащие на поверхности причины — разочарование в коммунистических идеалах, предательство отдельных лиц и элиты в целом, деятельность «кооператоров», тотальный товарный дефицит, падение мировых цен на энергоносители, непомерные траты на оборону и другие столь же бесспорные причины, приведшие СССР к его трагическому финалу.

Этот перечень, конечно, далеко не полный, каждый из нас может добавить пару-тройку, а то и гораздо больше, других столь же очевидных факторов к этому списку. Однако простое расширение списка превратит его в тот самый «ворох причин», о котором говорилось выше. Доказывать, что подобный путь ведёт в никуда, нет необходимости — хотя бы потому, что в действительности он нас туда и завёл.

И тут самое время вспомнить об истмате. Его можно уподобить известному методу наименьших квадратов. Так же как и он, истмат позволяет на фоне неимоверного количества фактов, событий и поступков выявить тенденцию, отражающую причинно-следственные связи.

Если приглядеться, подавляющая часть вышеназванных (и неназванных) причин, независимо от содержания, имеют непосредственную или опосредованную экономическую подоплёку, а потому являются не первопричинами, а следствиями факторов, лежащих в более глубоких слоях пирамиды. Те же, в свою очередь, также имеют экономические корни. Например, согласно теории истмата, главные черты политической надстройки — форма государственной власти, характер правовой системы, идеология и т. п. не были ниспосланы нам небом, а являлись отражением экономического базиса общества и, если угодно, обслуживали экономику СССР и обеспечивали её нормальное функционирование.

Так что же мы обнаружим, «нырнув» с поверхности вглубь пирамиды? Принципиально, что с погружением в более глубокие слои количество влияющих факторов уменьшается, но они приобретают всё более фундаментальный характер.

Непосредственно под поверхностным слоем среди причин-следствий мы увидим неэффективное расходование ресурсов, невосприимчивость экономической системы к научно-техническим достижениям, нарастающее технологическое отставание от Запада, падение фондоотдачи, чрезмерную зависимость от экспорта энергоносителей, принципиальную неспособность советской экономики удовлетворить потребительский спрос.

Опустившись ещё ниже, мы будем вынуждены констатировать, что низкая эффективность советской экономики (характерная для последних лет существования СССР) явилась следствием отсутствия конкуренции производителей, недопустимости частной инициативы и частного предпринимательства, жёсткой регламентации деятельности предприятий со стороны бюрократической системы государства, отсутствия действенных экономических стимулов к высокопроизводительному труду (как следствия фактически полууравнительного распределения, несмотря на декларируемый принцип распределения по труду) и т. д.

Обратите внимание, как с погружением в пирамиду причинно-следственных связей растут «вес» и значение факторов, определявших функционирование советской модели общества и государства. Но и эти столь «весомые» факторы из последнего рассмотренного слоя, в свою очередь, не должны рассматриваться в качестве фундаментальных причин — они сами являются следствиями существовавшего способа производства. Суть его определяли тотальное огосударствление средств производства, плановая и централизованная (нерыночная) модель экономики.

Итак, все многообразные причины, приведшие к гибели Советского Союза, являются следствиями характера и особенностей существовавшего способа производства. Между прочим, один этот вывод (хотя он не окончательный, а только промежуточный) стоит больше, чем вся трепотня штатных и добровольных «объяснителей» гибели СССР. (Будем справедливыми и не забудем ещё раз выразить признательность истмату!).

Однако, передохнув и немного продышавшись, мы вынуждены продолжить погружение, поскольку ещё не достигли вершины пирамиды. Действительно, ведь «советский» способ производства не возник сам собой, он базировался на идейной основе марксизма. (А кто, впрочем, станет возражать, что в основе советского проекта лежала именно эта революционная теория?).

Что, во всём виноват марксизм? Может показаться, что мы добрались до истины: ведь в этом слое пирамиды мы находим лишь обломки былого гранита теории. Но нет, рано расслабляться, надо «нырять» дальше! Дело в том, что основу учения Маркса составляет его экономическая часть — марксистская политическая экономия. Только введение в марксизм экономического раздела придало ему действенность, то есть практическую силу — уберите из марксизма политэкономию, и он превращается в пустую философскую болтовню, оригинальную (и заумную), но не способную, как того хотел его основатель, «изменить мир». А в ХХ веке, между тем, марксизм это сделал, причём благодаря именно своей политэкономии!

Обнадёживающее известие: мы находимся буквально в одном шаге от вершины пирамиды. Ещё один, последний рывок, и… Читатели этого текста, ожидающие оглушительного эффекта, соизмеримого с уличным салютом на Новый год, будут разочарованы.

В вершине пирамиды находится трудовая теория стоимости. Вот так, простым курсивом выделена ни много ни мало, а искомая «первопричина всего», со временем ставшая причиной гибели Великой Советской Цивилизации.

Загадочная субстанция

Так и слышится: автор, вы о чём?! Какая-то теория какой-то там стоимости? Неизвестная большинству наших сограждан «учёная» теория с непонятным названием разрушила «союз нерушимый»?! Как это ни покажется удивительным, но вопросительный знак в последнем предложении — лишний.

Между прочим, положение о трудовой теории стоимости, как «первопричине всего», не является великим открытием — оно было не просто хорошо известно, а банально для советских политэкономов. Оно может стать открытием только для нынешних маловыдающихся историков и экономистов, с презрением и ехидными смешками выкинувших истмат из своего научного багажа. Добровольно лишив себя научного метода анализа, они закономерно вместо пирамиды причинно-следственных связей получили ворох причин. (Так им и надо!).

Давайте сначала разберёмся со стоимостью. Сразу следует уяснить: то что каждый из нас обычно называет стоимостью и политэкономическая категория «стоимость» — совершенно разные вещи, хотя и носят, по недосмотру (действительно) больших учёных, одинаковое название. В первом случае стоимость — это привычный, но неправильный (с научной точки зрения) синоним цены. С точки же зрения политэкономии стоимость (конечно, стоило бы во избежание путаницы подобрать другое название) представляет собой некую субстанцию, которая делает возможным обмен качественно различных товаров. В обычной жизни мы не задумываемся, почему, например, цена пакета молока равна цене двух буханок хлеба? Другими словами, почему пакет молока обменивается именно на две буханки, а не на одну, двадцать или двести? Экономисты утверждают, что обменное отношение определяется как раз стоимостями (в политэкономическом понимании этого термина) обоих товаров — молока и хлеба. Но вот по поводу того, что собой представляет эта загадочная субстанция — стоимость, единого мнения до сих пор нет.

Одни учёные утверждают, что стоимость определяется полезностью товара для потребителя. Собственный товар имеет меньшую полезность, чем чужой, поэтому возможен обмен двух товаров.

Другие учёные считают, что стоимость определяется совокупностью всех затрат, учитываемых в себестоимости товара — затрат капитала, труда и др.

В марксистской трудовой теории постулируется, что стоимость создаётся только затратами труда наёмных работников. Капитал, сам по себе также являющийся результатом приложения труда, но в прошлом периоде, лишь переносит без изменения свою стоимость на товар, не создавая новой стоимости. Обмениваются при этом равные стоимости, то есть, равные затраты труда на производство товаров.

Создание пирамиды

Следует обратить внимание на то, как, казалось бы, оторванный от реальности, «академический» спор между кабинетными учёными в итоге приводит к появлению нового, невиданного ранее способа производства и тектоническим сдвигам в ходе развития человеческой цивилизации.

Доказать, что в основе всего глобального советского социалистического проекта лежала именно трудовая теория стоимости, достаточно легко: стоит только пройти всю цепочку причинно-следственных связей в обратном направлении, снизу вверх — от вершины к основанию пирамиды.

Исток — трудовая теория стоимости.

Если никого не раздражает избитая аналогия с «единственной клеткой, из которой вырос весь организм», можно употребить и её.

Итак, Маркс из трёх главных теорий стоимости выбрал трудовую. Основываясь на ней, он разработал теорию прибавочной стоимости, которая создаётся работником, но присваивается капиталистом, и тем самым совершил второе, по словам Энгельса, своё великое открытие (первое — истмат). Это позволило Марксу вскрыть механизм капиталистической эксплуатации и даже выразить последнюю в количественном виде. Он показал, что капитализм «неимоверно задерживает» развитие производительных сил общества и потому должен быть заменён более прогрессивным способом производства — социалистическим. На смену несправедливому капиталистическому распределению общественных благ должно прийти распределение по труду, прямо вытекающее из трудовой теории стоимости. (К слову, вряд ли многие из нас задумывались в своё время над тем, что неотъемлемо присущие советской экономике жёсткая тарифная система, необъяснимые логикой ограничения оплаты труда, запрет мелкого предпринимательства даже в сфере услуг, не являлись проявлениями глупости и злокозненности КПСС, а проистекали из постулируемого теорией принципа распределения по труду).

В результате Маркс создал свою политэкономию, которая стала ядром марксизма как системы философских, экономических и социально-политических взглядов. Именно теория трудовой стоимости и основанная на ней политическая экономия «превратили социализм из утопии в науку».

Большевики приняли марксизм в качестве руководства к действию. Марксистская политэкономия обосновывает необходимость обобществления средств производства, ликвидации частной собственности, централизованного и планового характера экономики. Она явилась той теоретической базой, на которой был основан существовавший в СССР способ производства, определивший, в свою очередь, главные, принципиальные черты «надстройки» — общественного строя, политической системы и т. д., вплоть до образования и культуры.

Вся жизнь советского общества во всех её проявлениях, от чисто бытовых до масштабов государства, в конечном счёте определялась тем обстоятельством, что Маркс положил трудовую теорию стоимости в основу своей политической экономии.

Именно трудовая теория является источником, первопричиной всех тех причин-следствий, которые были перечислены выше при «погружении» в пирамиду.

Обрушение пирамиды

Возникает закономерный вопрос: а какое отношение всё это имеет к теме, вынесенной в название данного опуса? А самое что ни на есть прямое! Ведь что происходит со зданием, из-под которого выдернули фундамент? Вопрос риторический — ответ известен. То же самое происходит и с перевёрнутой вверх основанием пирамидой, у которой надламывается вершина, из которой выросла и на которой держалась вся конструкция.

И вот внезапно, неожиданно, вдруг наша Родина, государство, выдержавшее самые страшные испытания, в прочности которого не сомневались даже его враги, оказалось разрушенным. Грандиозная, колоссальная, величественная пирамида в одночасье обрушилась со страшным шумом и грохотом, оставив нас в непроницаемом облаке пыли, среди падающих обломков, с выпученными от растерянности, изумления и страха глазами, в которых читался лишь один вопрос: да как это могло произойти?!

Предыдущий текст делает ответ очевидным. В книге Ю. Александрова (псевдоним автора этой статьи) «Синтетическая концепция стоимости» доказывается, что трудовая теория стоимости лишь частично соответствует истине, а в очень (!) существенной степени не соответствует ей.

Это мягкая формулировка вывода, сделанного в книге, которая, тем не менее, не изменяет того факта, что огромная пирамида из совокупности взаимосвязанных, лежащих в основе советского строя идеологических, экономических и политических факторов, сама Советская власть, а вместе с ней и Советский Союз, рухнули потому, что трудовая теория не является окончательным решением проблемы стоимости. Именно так должен звучать ответ на вопрос о причине гибели СССР.

Можно пояснить сделанный вывод, хотя в свете сказанного выше это, вероятно, не обязательно. Если книга права и трудовая теория в целом не совсем соответствует истине, то это ставит под сомнение как содержание понятия «прибавочная стоимость», так и источники её формирования. Как следствие, марксистская теория капиталистической эксплуатации должна быть, как минимум, откорректирована (что в книге и сделано). Поэтому необходимость ликвидации частной собственности и тотального огосударствления средств производства уже не кажется очевидной, а распределение в соответствии с количеством и качеством затраченного труда не представляется достижимым. (Последний вывод обоснован в книге на основе строгого научного анализа. Но этот факт можно считать безусловно доказанным личным опытом каждого, кто начал свою трудовую деятельность в Советском Союзе).

В таком случае даже против своей воли, но подчиняясь жёсткой логике анализа, приходится сделать фундаментальный вывод: существовавший в СССР способ производства был неадекватен экономическим реалиям современного мира. Вся остальная «гроздь» причинно-следственных связей, малая часть которых упомянута выше, вытекает из последнего тезиса. (Перечисляя следствия, не следует, однако, забывать о первопричине!).

Вот так неимоверно далёкий, казалось бы, от реальной жизни малоизвестный научный факт через длинную и разветвлённую цепочку причинно-следственных связей, преломившись в общественном и индивидуальном сознании, вылился в почти всеобщую убеждённость в том, что так дальше жить нельзя и надо «снести» систему. А всеобщая убеждённость граждан — самая непреодолимая сила в истории.

При этом надо понимать, что разрозненные, зачастую плохо совместимые культурно части советской «империи» сплачивали воедино отнюдь не железные скрепы военной силы или силы спецслужб, а «цемент» классовой (марксистско-ленинской) идеологии. Идея перестала «владеть массами» — и пала Советская власть. Пламенные интернационалисты, «солдаты партии» переродились в буржуазных националистов. В этих условиях распад СССР стал неизбежен.

Не всё так просто

Однако, из проведённого анализа следует, что конечная неудача советского проекта была заложена в нём изначально? С глубочайшей горечью и рвущей сердце болью, но твёрдо придерживаясь научной объективности, приходится признать, что в долговременной перспективе трагический финал был предрешён.

Но это не значит, что советский период был неким безвременьем, потерей темпа в развитии нашей страны. В первые десятилетия и позже в отдельные моменты, когда на первый план выходили гигантские мобилизационные возможности советской экономики, дополненные массовым трудовым энтузиазмом, она демонстрировала исключительно высокую, феноменальную, никем не превзойдённую эффективность. Достаточно в этой связи вспомнить проведённую в «вихревом» темпе индустриализацию, победу в Великой Отечественной войне, «великие стройки коммунизма», создание самой передовой науки и т. д., и т. п., вплоть до упомянутых выше образования и культуры. Об этом обязательно надо упомянуть, чтобы не создалось превратное представление о советском периоде истории нашей страны.

На этом можно остановиться (пока). В начале текста было обещано выявить фундаментальную причину гибели Советского Союза. Хотелось бы надеяться, что обещание выполнено.

 

Юрий Корытин, специально для «Русской Весны»



"Существует право, по которому мы можем отнять у человека жизнь, но нет права, по которому мы могли бы отнять у него смерть. Фридрих Ницше"

"Всегда опирайтесь на мысль о том, что ваше собственное решение добиться успеха намного важнее всего другого." Авраам Линкольн

Related posts