Почему грозные израильские спецслужбы нелепо проморгали атаку ХАМАС

"Всякая человеческая голова подобна желудку: одна переваривает входящую в оную пищу, а другая от нее засоряется." Козьма Прутков

Незадолго до того, как на рассвете в субботу нападавшие из Газы ворвались на территорию Израиля, разведка обнаружила всплеск активности среди боевиков, за которыми установлена слежка. Поняв, что происходит что-то необычное, они отправили сигнал тревоги военным на границе с сектором Газа, сообщили двое высокопоставленных представителей израильской службы безопасности.

Читайте ИноСМИ в нашем канале в Telegram

Но предостережение не было исполнено: солдаты его либо не поняли, либо вообще не прочли.

Вскоре после этого контролирующая сектор Газа группировка ХАМАС направила беспилотники, чтобы вывести из строя часть вышек сотовой связи и наблюдательных постов израильской армии вдоль границы, и тем самым лишила дежурных офицеров возможности контролировать территорию удаленно с помощью видеокамер. Беспилотники также уничтожили установленные на пограничных укреплениях пулеметы с дистанционным управлением — ключевое средства против наземных атак.

Это позволило боевикам ХАМАС с удивительной легкостью приблизиться к пограничному забору. Частично подорвав его, а частично снеся бульдозерами, тысячи повстанцев прорвались через образовавшиеся бреши.

Эти оперативные провалы и слабости наряду с другими упущениями израильских служб безопасности в логистике и разведке и подготовили почву для вторжения из сектора Газа на юг Израиля, сообщили четыре высокопоставленных чиновника израильской службы безопасности на условиях анонимности в предварительной попытке определить, что пошло не так.

Дерзкое проникновение противника более чем в 20 израильских городов и армейских баз в ходе этого рейда не только стало крупнейшим оборонительным провалом за полвека, но и сильно подорвало чувство безопасности граждан. В течение нескольких часов сильнейшая армия Ближнего Востока оказалась бессильной дать отпор слабейшему врагу, оставив поселения и кибуцы беззащитными. Отряды нападавших убили более тысячи израильтян, в том числе расстреливая безоружных солдат в нижнем белье, взяли минимум 150 человек в заложники, захватили минимум четыре военных лагеря и заняли более 30 квадратных миль израильской территории.

Четверо чиновников сообщили, что, по предварительной оценке, успех атаки был обусловлен рядом нарушений безопасности со стороны израильской разведки и военных, включая:

— Неспособность разведки отследить ключевые каналы связи, которыми пользовались палестинские нападавшие;

— Чрезмерный упор в наблюдении за границей на технические средства, которые злоумышленники легко вывели из строя, благодаря чему ворвались на военные базы и расстреливали солдат прямо в кроватях;

— Сосредоточение командиров на одной пограничной базе, стремительно захваченной на начальном этапе вторжения, в результате чего оборвалась связь с остальными вооруженными силами;

— И, наконец, готовность принять за чистую монету утверждения военных командиров Газы о якобы неготовности к бою. Примечательно, что эти заявления делались по частным каналам, о которых палестинцы знали, что они прослушиваются Израилем.

“Мы тратим миллиарды на сбор разведданных о ХАМАС, — сказал бывший чиновник Совета национальной безопасности Израиля Йоэль Гузанский. — Но прошла всего секунда, и все рухнуло, как карточный домик”.

Первый предвестник провала произошел еще за несколько месяцев до нападения, когда руководители израильских спецслужб недооценили масштабы угрозы со стороны ХАМАС и сектора Газа.

ХАМАС не участвовал в двух столкновениях в прошлом году, предоставив сопротивление Израилю небольшой вооруженной группировке под названием “Палестинский исламский джихад”, также обосновавшейся в секторе Газа. А уже в прошлом месяце руководство ХАМАС положило конец периоду беспорядков вдоль границы, заключив при посредничестве Катара соглашение и тем создав впечатление, что не намерено идти на эскалацию.

“ХАМАС очень сдержан и хорошо понимает последствия дальнейшего неповиновения”, — сказал в радиоинтервью советник по национальной безопасности Израиля Цахи Ханегби всего за шесть дней до нападения.

Когда на прошлой неделе израильская разведка проинформировала руководство службы безопасности о самых насущных угрозах обороноспособности страны, основное внимание уделялось ливанским боевикам вдоль северной границы.

Вызов же со стороны ХАМАС почти не упоминался.

ХАМАС удается сдерживать, заявили авторы доклада.

Зная, что их прослушивает израильская разведка, в телефонных звонках боевики ХАМАС давали понять, что после разрушительного двухнедельного конфликта в мае 2021 года затевать новую войну с Израилем не намерены, сообщили должностные лица страны. По их словам, израильская разведка сейчас выясняет, были ли эти звонки реальными или инсценировкой.

Следующий сбой носит оперативный характер.

По словам двоих чиновников, израильская система наблюдения за границей опирается почти исключительно на камеры, датчики и дистанционно управляемые пулеметы.

Израильское командование чересчур уверовало в неприступность системы. Они решили, что сочетание дистанционного наблюдения и оружия, надземных барьеров и подземной стены, не позволяющей ХАМАС рыть туннели на территорию Израиля, делает массированный прорыв практически невозможным и тем самым исключает необходимость физического присутствия значительного контингента непосредственно вдоль границы.

Непосредственно после создания этой системы военные начали сокращать численность контингента, перебрасывая войска в другие проблемные районы, включая Западный Берег, сказал генерал-майор в отставке Исраэль Зива, который много лет командовал сухопутными войсками на юге, возглавлял оперативный отдел Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) с 2003 по 2005 год, а теперь из-за войны снова был призван в резерв.

“Постепенный отвод войск казался логичным из-за конструкции забора и той ауры непобедимости, которая вокруг него сформировалась — казалось, что мимо и муха не пролетит”, — сказал он.

Но выяснилось, что у системы дистанционного управления все же есть одна уязвимость: уничтожить ее тоже можно удаленно.

ХАМАС воспользовался этой слабиной, направив беспилотники по вышкам сотовой связи, которые и передавали сигналы системы наблюдения. Об этом свидетельствуют не только официальные лица, но и кадры, опубликованные самим ХАМАС в субботу и проанализированные специалистами The New York Times.

Без сотовой связи система оказалась бесполезна. Солдаты на постах за линией фронта не получали сигналов тревоги о прорыве забора между Газой и Израилем и не видели кадров, как боевики ХАМАС сносят заграждения бульдозерами. Кроме того, пробить брешь оказалось гораздо легче, чем рассчитывали израильские власти.

Это позволило полутора тысячам боевиков прорваться из Газы через почти 30 точек вдоль границы (в том числе по воздуху на дельтапланах) и достичь как минимум четырех израильских военных баз, избежав перехвата.

На фотографиях, которыми поделился один из израильских чиновников, видно, что в результате десятки израильских солдат были застрелены прямо в казармах. Некоторые еще спали и были в нижнем белье.

Вторым оперативным провалом стало скопление командования армейской дивизии “Газа” в одном месте близ границы. По словам двух израильских должностных лиц, после захвата базы большинство старших офицеров были убиты, ранены или взяты в заложники.

В сочетании с перебоями со связью после ударов беспилотников это помешало скоординированной реакции. Никто, включая командиров, не осознал всего масштаба наступления — подразделения оправились в контратаку из других регионов Израиля.

“Понять истинную картину разрозненных террористических атак было очень сложно”, — сказал бригадный генерал Дан Гольдфусс, впоследствии возглавивший контратаку.

В какой-то момент уже на местности генерал случайно встретил командира другой бригады. Они сразу же договорились, какие поселения их подразделения попытаются отбить.

“Мы обговорили это между собой, — сказал генерал. — И так и двигались, от одной деревни к другой”.

Это лишь подчеркивает, насколько тяжело было донести всю серьезность ситуации до командования в Тель-Авиве, особенно на ранних этапах.

В результате никто не осознал острой необходимости в быстром и массированном прикрытии с воздуха, хотя в социальных сетях и посыпались сообщения о нападениях на целый ряд населенных пунктов. По словам двух израильских чиновников и выживших местных жителей, израильские ВВС отреагировали лишь спустя несколько часов, хотя их базы находятся всего в нескольких минутах полета.

Удар оказался катастрофой для безопасности Израиля и мог всерьез подмочить его репутацию в регионе как надежного военного партнера.

“До субботы многие страны региона считали Израиль ценным ресурсом в вопросах безопасности, — сказал Гузанский. — Сейчас складывается впечатление, что это изменилось”.

Израильские службы безопасности не оспаривают масштабов провала. Но подчеркивают, что провести исчерпывающее расследование можно будет лишь после окончания войны.

“Мы закончим начатое”, — заверил представитель армии подполковник Ричард Гехт, когда армия субботу попыталась восстановить контроль над утраченными пунктами.

“И вы можете быть уверены, что мы доберемся до сути”, — заключил он.

Ронен Бергман — штатный обозреватель журнала The New York Times Magazine со штаб-квартирой в Тель-Авиве. Автор книги “Восстань и убей первым. Тайная история израильских точечных ликвидаций”

Патрик Кингсли — руководитель иерусалимского бюро, специализирующегося на Израиле и оккупированных территориях. Автор репортажей более чем из 40 стран и двух книг. Ранее публиковался в The Guardian, освещал вопросы миграции и ситуацию на Ближнем Востоке



"

Жизнь — мираж. Тем не менее — радостным будь. В страсти и опьянении — радостным будь. Ты мгновения жил — и тебя уже нету. Но хотя бы мгновение — радостным будь!
Омар Хайям
"

Related posts