Первый барсук

"Одна законченная результативная задача стоит полусотни полузаконченных задач." Малкольм Форбс ZMEY
Время на прочтение: 4 минут(ы)

Первый барсук

                                   Вовка Д., мой друг, одноклассник, балагур, приколист и двоечник с жаром рассказывал мне, что нашел летнюю нору барсука (летник) и что нам нужно его выкопать. Идти до норы было всего — ничего, километра четыре. = Ты понимаешь, нора мелкая и короткая. Быстро выкопаем, а, Корень?  = Вовка умоляюще на меня смотрит, от моего ответа зависит многое — ружье есть только у меня… Год назад у меня умер отец и я стал полновластным владельцем двух ружей. Одно и так было моим — досталось от умершего деда еще в первом классе, и с которым отец отпускал меня самостоятельно охотиться, начиная  с третьего класса. Ружье было длинным и относительно тяжелым — одноствольное ИЖ-5 24 калибра. А второе — бывшее ружье отца, ТОЗ-БМ 16 кал. Мы уже не мальцы, учимся в седьмом классе, правда Вовка старше меня на два года. Его неуемный интерес ко всему, что не касается школы и учебы, привел к «двойной отсидке» по два года — в третьем и пятом классе… И вот теперь мы одноклассники. Вовка не надеется на второе ружье, ему надо, чтобы я взял хотя бы одно, двуствольное. Ему все — равно придется копать почти все время. Я соглашаюсь, но нужно дождаться воскресенья. Идет учебный год. Мы всю неделю живем в интернате на центральной усадьбе колхоза, потому, что в нашей маленькой деревне только начальная школа. И только к вечеру субботы попадаем домой после занятий. Всю неделю Вовка не учился сам и не давал мне — писал на уроках записки с планами и схемой раскопки норы, постоянно громко бубнил. За это нас дважды за неделю выгоняли с уроков…

                                   Воскресенье началось с общего завтрак у нас дома. Мать на радостях нажарила пирожков с картошкой, которые мы поглощаем в невероятном количестве (в интернатской столовой кормили неважно). Запили мы пирожки чаем с молоком из огромных кружек и были готовы к»бою». Мать торопливо суёт нам в кармане пирожки, завернутые в газеты и мы выходим. Вовка выше меня и шагает шире, приходится постоянно его притормаживать. Но он снова набирает скорость — уж очень хочется добыть барсука! Надо сказать, самостоятельно я барсука не добывал, только видел, как отец ловит их в капканы. А Вовка вообще не добывал и не видел, как на них охотятся. К норе мы шагаем по убранному пшеничному полю — так легче, хотя и дальше. На нас ватники, шапки и сапоги — октябрь все- таки. Вовка необычайно серьезен и в сотый раз рассказывает мне, что нора недалеко от ручья, метрах в семи, и что почва там легкая, супесь. Мы так увлекаемся планами предстоящей охоты, что чуть не промаргиваем стаю голубей — сизарей. Они кормятся на поле, и пока нас не заметили. Маскируясь за кучками соломы, ползем к стае. Вот уж совсем недалеко. Взвожу курки у двустволки, целюсь и стреляю с правого ствола. Три голубя кувыркаются, остальные улетают. Для нас голуби — хорошая охотничья добыча. Разглядываем голубей с одинаковым цветом оперения, затем прячем их в солому, чтобы забрать на обратном пути. Дальше идем без каких — либо событий.

                                  Через полтора часа мы на месте. Вовка показывает мне нору на склоне берега. У нее два входа, и она взаправду недлинная  — метра полтора — два. То, что раньше нам казалось простым (пришел и копай!), на деле оказалось совершенно не соответствующим нашим планам. Во — первых, стало жутко — вдруг барсук на нас бросится, а во — вторых…ну как — то жутко все — таки! Вовка, как всегда, смикитил  быстрее меня  = Корень (мое прозвище в детстве), у нас есть газеты и есть спички. Давай, подожжем газеты  возле одного входа, а дым пойдет вовнутрь. Куда барсуку деваться — вылезет, как миленький! = (другу тоже жутковато и он  хочет, чтобы дым выполнил за него опасную  работу). Так мы и поступаем — «раздеваем» пирожки и зажигаем газеты. Дым силой тяги засасывает в нору, вот он показывается из другого входа. Газеты мгновенно прогорают, но никто из норы не появляется. Мы вздыхаем с облегчением, барсука, похоже нет и нам бояться нечего. В то же время жалко, что мы сюда пришли попусту, лучше бы постреляли голубей…

                            Однако, Вовка оптимист, и отсутствие зверя на поверхности лишь придает ему смелости. Он все — таки хочет испытать все возможности по добыче барсука, хотя видно —  он тоже не верит, что барсук в норе. Тут он начинает командовать = Корень, вставай возле дальнего вода сверху и карауль, я сейчас копать буду. За час я нору всю вскрою, а потом пойдем домой = Надо сказать, что Вовка любил физический труд, и копать в течение часа для него было, что раз плюнуть. Я взвожу правый курок, становлюсь сверху горизонтального выхода, беру ружье наизготовку. Друг сзади начал копать, мне его не видно, только слышно, как он раза три воткнул штыковую лопату в супесчаный грунт…Внизу из норы  метнулась серая тень, и нажимаю на курок, даже не сообразив, что происходит… Выстрел!… Огромный, как мне показалось, барсук, как — то  боком скачет в высокую траву и скрывается в ней! Судорожно взвожу левый  курок и стреляю в шевелящуюся траву. Выстрел! Барсук продолжает бежать, я за ним. Руки от волнения и страха трясутся, я еле перезаряжаю один патрон и вижу, как барсук стоит в густой мелкой поросли черемухи. Стреляю ему в бок, он не падает! Руки, руки никак не вытянут патрон из самодельного патронташа..быстрее!…быстрее! Перезаряжаю еще один патрон, прицеливаюсь в голову…Выстрел! Барсук, как деревянная лошадка, не сгибая ног, валится набок… Перезаряжаю уже два патрона, медленно подхожу к барсуку, признаков жизни у него нет.  Тут только замечаю, что с моих висков капает пот, и спина вся мокрая.. Подбегает запыхавшийся Вовка, и мы кричим каждый свое = А я копнул, слышу — выстрел! Я тебе кричу перезаряжай, а ты уже — бух!….  = А я стою, смотрю — внизу кто — то метнулся! Я — бух! А он бежит, я опять — бух! Он опять бежит! И потом — бух, а он не падает! = Мы долго орём каждый свое, пока не успокаиваемся. Потом вытаскиваем барсука из черемошника,  нам он кажется огромным… Делаем из брючного ремня петлю, всовываем в нее барсука до середины живота, затягиваем и привязываем к середине черенка лопаты. Пироги выбрасываем — они остыли, и мы их помяли в карманах, да и вообще, аппетита нет…

                        Несем барсука медленно — он раскачивается поперек хода  и тормозит наше движение. Пару раз даже обрывается, пугая нас… Дома, при вскрытии, видим, что первым выстрелом я собрал все легкие в кучу, и как барсук еще бежал — одному богу известно. Вторым  выстрелом  в траву я промахнулся. Ну уж бок — то у него был нашпигован дробью третьего патрона… О голубях вспоминаем  уже в интернате…






Поделиться ссылкой:

Related posts

Leave a Comment

два × пять =