Первомай в Змеиногорске в 20-х годах XX века!

"Счастья не становится меньше, когда им делишься." Будда

Первомай в Змеиногорске в 20-х годах XX века!

Интересно посмотреть на первое празднование первомая в Змеиногорске и на жизнь людей того времени. 2 декабря 1919 года, Змеиногорск был освобожден головным отрядом «Рота спасения революции» 2-го Славгородского полка, которым командовал Федор Яковлевич Глазков от Колчаковцев. Приближался первый первомай при Советской Власти в Змеиногорске.

События первого мая 1920 года в Змеиногорске.

По воспоминаниям и записям Виктора Михайловича Тихомирова – учителя, историка, краеведа, создателя и директора городского историко-краеведческого музея, руководителя историко-краеведческого кружка, председателя отделения в Змеиногорске Всероссийского Общества Охраны Памятников Истории и Культуры. Нам удалось увидеть события первомая 1920 года.
1 мая 1920 года – был проведен Первый Комсомольский субботник в городе. Создание первой детской площадки. 9 марта 1920 года по инициативе городской коммунистической ячейки была создана Комсомольская организация в городе Змеиногорске, в нее входило 31-человек.
С первых же дней ее образования комсомольцы города приобщаются к общественной жизни, участвуют в переписи населения, в манифестации по случаю похорон павших борцов за Советскую Власть. (Когда были перенесены тела расстрелянных 13-партизан в Змеиногорске и у с.Барановки в братскую могилу на площади города). На манифестации комсомольцы Змеиногорска шли со своим флагом.
1 мая 1920 года – Перезахоронение с места казни 13 партизан, установка обелиска “Братская могила погибших партизан”, установка первой мемориальной плиты. Новая мемориальная плита установлена осенью 1969 года к 50-ти летию освобождения города от Колчаковцев. На сегодняшний день, от памятника ничего не осталось.
4 августа 1920 года Змеиногорск был взят бандой казачьего атамана Шишкина. 5 августа 1920 года банда Шишкина была выбита из Змеиногорска Петрограцким полком. Смена Власти пугала людей.

События первого мая 1921 года в Змеиногорске.

Эти события нам помогла увидеть Змеиногорская газета “Наш Труд” за 1921 год.

Подготовка к празднованию … 
1-е Мая 1921 года есть последний штурм мировой пролетарской армии труда над капиталом!!!
О работах Уездной Тройки по проведении праздника 1-го мая.
Согласно полученной телеграммы из Алтгубвоенкома Р.К.П. о проведении праздника 1 мая, который должен быть проведен возможно торжественнее. Уездная Тройка на заседании своем выработала следующий план празднества по городу и уезду.
Принимая во внимание, что в уезд бросить агитаторские силы и артистов агитаторов нет никакой возможности, так как передвижение по случаю испорченности пути не возможно, ограничилась изданием циркуляра на места, с указанием порядка празднования и высылкой тезисов для агитаторов, возлагая ответственность за проведение праздника на волкомы РКП.
В городе: Тройка создала секции—литературно агитационную, художественно декоративную, сбора денежных средств для Международного фонда, союза города и деревни и секцию детских развлечений, дав секциям руководящие направления в их дальнейшей работе. Постановлено сделать арку и трибуну на площади у братской могилы где и будет устроено празднество.
Все организованные массы должны собраться 1 мая к 10 часам утра в следующие места: организации профсоюза – в гарклуб, члены и кандидаты РКП — в совклуб, РКСМ — в спортивный клуб, организации женщин — в нардом, дети школьники и дошкольного возраста — в высшее начальное училище, куда и будут высланы ответственные руководители, кои пред началом праздника должны провести предварительные митинги, а к 11:30 часам организованным порядком прибыть на площадь братских могилок, где и разместиться по указанию тройки. В воинские части выслать ответственных руководителей для проведения предварительных митингов, кои должны прибыть к месту празднества в 11 часов и разместиться по левую сторону дороги на полухолме. Беспартийная и неорганизованная масса должна явиться на площадь празднества к 11 часам, для организации которой, отвода места и проведения предварительных митингов уполномочивается секция союза города и деревни.
Праздник начать ровно в 12 часов дня Начгар, Секретарь Укома РКП и ПредИсполкома принимают парад. Далее следуют приветственные речи от различных организаций, после которых продемонстрировать по Барнаульской улице и, возвратившись обратно, начать митинг, где выступает 4 оратора. После окончания их речей митинг закрывается и организации стройными рядами должны идти на места своих первых сборов, откуда расходятся по домам. Днем детские спектакли во всех театрах вечером для взрослых — митинги спектакли на темы “1 май”, тем и заканчивается празднество.
     ПредУтройки Резин.
     Газета “Наш Труд”, №10, от 1 мая 1921 года, стр.4, Змеиногорск.

Фотография передана в музей Тихомировой Зинаидой Даниловной 16 мая 2001 года, фотография сделана в период 1920 по 1932 год.

          Описание празднования первомая в 1921 году…
Гор. Змеиногорск, 1-го мая 1921 года.
Хмурой весенней погодой начался этот день. По небу плыли вереницами дождевые тучи, сумрачно и неприветливо выглядывало кругом. Но это не могло нарушить общего плана празднества.
К 10 часам утра все организации стеклись к местам сбора, где ответственными руководителями проводились предварительные митинги к 11:30 часам на площадь братской могилы стали стекаться стройными рядами воинские части, организованным порядком торжественно приближалась огромная организация профсоюза и по ранее выработанному плану тройкой командующий парадом расстанавливал людей, приготовляя их для парада. Подошедшие организации: детей, женщин, РКП и РКСМ примкнули к правому флангу парада. Всего присутствовало на параде организаций около 1500 и неорганизованных граждан гор. Змеиногорска более 400 чел.
В 12 часов дня начгар, пред уисполкома и секретарь Укома РКП принимали парад, приветственные речи коих наэлектризовали присутствующих и площадь оглашалась громким, несмолкаемым ура.      Эффектность картины первомайского праздника дополняли многочисленные плакаты различных организаций со всевозможными лозунгами, манящими к себе взоры присутствующих не организованных масс. К крикам ура, к возгласам войсковых частей, РКП и РКСМ, подающим надежду на освобождение от ига капитала заграничным товарищам рабочим, присоединились звуки интернационала, исполняемого духовым оркестром.    Но вот попутным ветерком подталкиваемые проплывают по небу тучки и яркое весеннее солнышко игриво коснулось своими золотистыми лучами той площади на которой расположены были все присутствующие на празднестве. Близь братской могилы возвышалась трибуна и арка черная и красная доски, где красовались имена наших вождей социализма, а черная доска показывала имена душителей пролетарской свободы — все это невольно заставляло зрителя заглянуть глубже в историю революционной эпохи прошлых годов, невольно вспоминалось все прошлое, еще не зажившее баррикады, революционные песни, выстрелы, крики, вопли и кровь.
При игривых лучах солнца словно все ожило и воодушевилось общая гармонизация праздника налаживалась и было заметно на лицах присутствующих радость и приветственные улыбки весеннему солнышку и вообще природе которая способствовало проведению праздника.
После приветственных речей под звуки церемониального марша организации прошли через арку, демонстрируя флагами и революционными песнями по Колыванской улице, при возвращении с которой торжественно был открыт митинг на котором выступило три оратора — тов. Гольдберг, Корюгин и Травников, широко пояснив значение международного дня 1-го мая, как праздника трудящихся.
После речи последнего opaтора раздается громко ура и исполняется оркестром интернационал, после чего митинг закрывается и в 3 часа дня присутствующие не хотя, медленно начинают расходиться, для того, чтобы вечером посетить нардом и гарклуб, где ставились спектакли на злобу дня и перед спектаклями выступали ораторы.
Таким образом первомайский праздник закончился в 1 час ночи.
ПредУтройки провед. праздника 1-го мая Резин.
     Газета “Наш Труд”, №11, от 6 мая 1921 года, стр.1, Змеиногорск.

В 1921 году можно точно сказать о праздновании первого первомая в Змеиногорске.

События первого мая 1922 года в Змеиногорске.

Надежда Алексеевна
     События 1922 года сохранились благодаря воспоминаниям и записям Надежды Алексеевны Тарасовой-Осиповской. Женщине, которая училась сперва в Змеиногорской гимназии, а после смены Власти в Единой Трудовой школе. Стала учителем, чье имя золотом вписано в историю новосибирского образования. Благодаря которой появилась первая народная школа №7 в Новосибирске. Судьба Надежды Алексеевны, очень интересная! Я хочу познакомить с четырьмя главами из ее жизни, они показывают жизнь в Змеиногорске того времени и само празднование первомая в 1922 году.

Первомай

Как стремительно поменялось все за ближайшие сто лет. Любимый праздник не одного поколения советских людей уходит в небытие. Сколько же десятилетий мы ходили на демонстрации? Это был не просто праздник победившего труда, это был праздник единения, цветов, шаров, кумачовых знамен. И все мы верили во что-то такое, что дает надежду, гордость, нерушимость наших светлых идей. Но каким же был самый первый Первомай в нашей стране? Воспоминания о нем Надежды Алексеевны кажутся мне бесценными. (С.М.З.)
«Он был действительно первым и в Змеиногорске, и в моей жизни. Подготовка к нему в школе велась заранее. Девочки шили «парадную форму», а мальчики в кружке по сапожному делу мастерили легкие тапочки. Работы хватало всем. Из бумаги вырезали флажки, а потом раскрашивали в алый цвет. Для этой цели мы отыскали в горах красную глину и путем какого-то смешивания ее с химическими реактивами получили нужный цвет. Митинг проводили большевики из местной партийной ячейки.
Местом сбора выбрали площадь у магазинов на нагорной части поселка. Простые люди не знали, что есть такой праздник. При белых проводились маевки, а теперь открыто и торжественно шли на первый советский праздник, не боясь, что засвистят над их головами нагайки городовых.
Часов в десять утра учителя построили нас возле школы в колонну. Кто-то придумал наделать цветов из белой бумаги и над нами как бы расцвели настоящие ветки черемухи. У каждого в руке флажок со словами «Ленин», «Май». «Родина», «Революция». В строгом порядке прошествовали мы к площади. Впечатление произвели, видимо, значительное, так как встретили нас громкими восторгами. Молодежных песен композиторы еще не написали. Интернационал был для нас всем и заменял другие мелодии. На небольшое деревянное возвышение поднялись местные руководители. У каждого из них на груди пламенели красные банты. Говорили с народом о истории возникновения праздника 1 мая, о революции, о вожде мирового пролетариата В.И. Ленине, о будущем. После этого мы поставили небольшой концерт, а потом вернулись строем в школу на свой утренник. Через два месяца мы сдали экзамены, нам выдали свидетельства с правом преподавания в начальных школах русского языка и литературы. Это был 1922 год. Почти все выпускники этой школы выбрали мужественную профессию педагога, от самой юности до седых волос. Вот их имена – Наташа Воробьевская, Соня Фрейдберг, Вера и Зоя Афонские, Таня Скабичевская, Лия Красильникова, Таня Михайлова, Гутя Смогловская, Соня и Валя Бутович, Зоя Карамышева, а из мальчиков – Артюша Голдобин».
Это было время, когда черным ветром по Сибири пронесся сыпной тиф, унося с собой жизни тысяч сибиряков.
Умирает дядя Надежды Алексеевны. И ей пришлось опять вернуться в Ново-Николаевск. У родственников очень тесная квартирка на Бурлинской. Комната тоже тесная.

Гимназия в Змеиногорске

В связи с переводом дяди на подпольную работу в город Змеиногорск, Надежда Алексеевна летом 1919 года переезжает туда с другими членами семьи. При белых гимназия в Змеиногорске была единственным учебным заведением. Занимался всего один класс. Он полностью состоял из детей зажиточных семей. «Поскольку у меня уже был один гимназический курс, распорядитель решился зачислить меня в группу» – пишет в своих воспоминаниях Надежда Алексеевна.
«Гимназия считалась привилегированным учебным заведением. Строго соблюдалось, чтобы в гимназию не попали дети из низшей среды. Примером такой охраны привилегированного сословия являлся циркуляр министра просвещения царской России Демьянова, которым запрещалось принимать в гимназию детей кухарок, сторожей, лакеев, поваров, мелких лавочников и т.д. Наша гимназия была также школой зубрежки, школой муштры; она заставляла нас усваивать массу ненужных сведений. Большая часть уроков приходилась на богословие. Мы должны были посещать церковь, выполнять все обряды и исповедоваться перед священником во всех грехах. Жестко требовали соблюдения всех постов, твердого знания молитв и пения их на клиросе. Преподавание велось на церковно-славянском языке. Тяжелое и неуклюжее произношение «ер» и «ять» давалось с трудом. Книжные знаки отличались вычурной формой написания. Порой, чтобы разобрать каждую букву, приходилось мучиться несколько минут. Ученики постоянно входили в тупик и теряли интерес к учебе».

839-VIIIг-632 Альбом “Памятники истории и культуры Алтая”, передан в музей Змеиногорским ГК КПСС, 29 сентября 1989 года, стр 8 из 26
     Итак, старая школа, основанная на зубрежке и муштре, оставила в душе Надюши неприятные воспоминания. Не нравились ей и методы обучения в школах и гимназиях того времени, основным из которых было тупое заучивание материала, невозможность высказывать свое мнение и личные взгляды. Инспектор Томской губернии А. Гуляев в 1904 году писал о гимназиях того времени: «Дети не получали никакого развития, лишь заучивали положенные по программе уроки».
И все-таки, система нравственного воспитания старой дореволюционной школы формировала людей совестливых, воспитанных на православных традициях добра, милосердия, милостливости, совести. Именно эти качества – совесть, милосердие, долг станут определяющими и в характере самой Надежды Алексеевны.
Но вот вернулась советская власть в Змеиногорск. Все коммунисты возвратились с заимок.

Единая трудовая

На эти годы приходится учеба Надежды Алексеевны в Единой трудовой школе, в которую была преобразована гимназия.
В первые же месяцы становления советской власти был издан ряд декретов и постановлений, которые предусматривали разрушение старой системы народного просвещения.
Одним из крупных мероприятий по демократизации народного образования было полное отделение школы от церкви (на основе постановления об отделении церкви от государства). Исходя из равноправия мужчин и женщин, в школах был введен принцип совместного обучения мальчиков и девочек. Физический труд должен был занять подобающее место в школе, но не в виде учебного предмета, а в качестве обязательной «повинности», возлагаемой на учащихся: поддержание чистоты в школе, мелкий ремонт, приготовление завтраков и обедов, ведение молочного хозяйства.
В 1920 году установилась советская власть в Сибири, стала налаживаться мирная жизнь. Все сибирские школы с начала 1920 года были преобразованы в единые трудовые школы первой и второй ступени. Балловая система оценок отменялась, запрещались все виды экзаменов. Особое внимание в школе уделялось вопросам дисциплины. В то время считалось, что сознательная дисциплина привьется детям сама по себе, так как в советской школе ликвидированы социальные корни недисциплинированности. Устав единой трудовой школы (1925 г.) вместе с вредными формами, бытовавшими в дореволюционной школе, отменял вообще всякие наказания. В центральном журнале «На путях к новой школе» можно было встретить статьи, в которых осуждалось «даже повышение голоса, даже недовольное лицо учителя.
Гимназия, где училась Надежда Тарасова, сразу была преобразована в трудовую школу двух ступеней.
Вот что вспоминает об этом Тарасова-Осиповская: «Нам отдали большой особняк купца Митина с полной обстановкой. Сам он убежал за границу с белогвардейцами. Теперь мы были хозяевами – дети рабочих и крестьян. Учились в огромном классе, остальные классы были предназначены для кружковой работы».

Фотография из паспорта объекта: Жилой дом купца Митина.
     С первых дней учащиеся все делали сами. Это была самая разнообразная работа. «Сами мы убирали школьное здание, готовили себе завтраки. Муку нам давали, и мы ежедневно пекли себе калачи, пышные булочки. Дежурили на кухне и мальчики, и девочки. Завтраки для всех были бесплатные. Нам выделили огороды, где мы сажали овощи, а потом расходовали их на свое питание. Ездили в летнее время в Колывань вместе со своими учителями, там жили и заготавливали на всю зиму дрова. Пилили деревья прямо с корня, мальчики кололи дрова, а мы их складывали прямо в штабеля. Были молодые, для нас все это было интересно, работали с большим удовольствием, ведь когда мы учились в гимназии, кроме учебы ничем там не занимались. При нашей школе были организованы всевозможные кружки. Я принимала участие в сапожном, переплетном, музыкальном, драматическом и физкультурном. Училась играть на пианино. На все у нас хватало времени и энергии. Наш драматический кружок выступал в Народном доме, спектакли ставились для населения бесплатно.
Старые учебники дореволюционной школы были выброшены на свалку истории. Что же появилось взамен? Как ни странно, но некоторые руководители народного образования считали, что учебник советской школе вообще не нужен. Так, например, Коллегия отдела реформы школ находила необходимым “изгнать учебники из школ, рекомендовала каждой школе обзавестись библиотечкой, которой могли пользоваться как учителя, так и учащиеся. Инспектор Сибоно г. Новониколаевска Смирнов утверждал, что учебники школе вообще не нужны. Они только могут погубить новую школу. А педагог Сорокин говорил, что «самым лучшим выходом из положения было бы отсутствие какого бы то ни было учебника. Ведь учебник как таковой – зло. Изучение природы, труда и общества должно производиться непосредственно при помощи учителя. Такое изучение даст ученику гораздо больше, чем любой учебник».
Вот что мы находим об этом периоде в воспоминаниях Н.А. Осиповской.
«В части учебного процесса много говорить не приходится. Змеиногорск был небольшой, книжных магазинов не было, учебников тоже. Метод работы был чисто лекционный. Учителя читали нам, мы всё себе записывали и на основе этих материалов готовили уроки. Изучали математику и историю России, химию, естествознание, логику, психологию, философскую пропедевтику (был и такой предмет), немецкий язык, политэкономию, много занимались физкультурой, пением».
В личном деле Надежды Алексеевны сохранился документ.

Удостоверение.
     Дано сие Тарасовой Надежде Алексеевне, уроженке Астраханской губернии, родившейся в 1903 году 17 сентября, в том, что она 1 августа 1921 года окончила курс Второй Ступени Единой Трудовой Школы, причем изучала
     1.Литературу России
     2. Математику (алгебру, тригонометрию, геометрию)
     3.Физику
     4. Химию
     5. Естествознание.
     6.Историю.
     7. Философскую пропедевтику (логика, психология)
     8.Историю искусств.
     9. Немецкий язык.
     10.Политическую экономию.
     11. Пение.
     Настоящее удостоверение выдано Тарасовой Надежде на основе постановления Государственной комиссии от 13 июня и Положения об Единой Трудовой школе России. Социалистической Федеративной Республики. П.4 ст. 31, что надлежащими подписями и прилагаемыми печатями удостоверяется.

На пути к педагогике

«Школа, подобная нашей, – пишет Надежда Алексеевна в своих воспоминаниях, – была единственной в южных районах Алтая. Такой же курс обучения проходил и в одноименной школе в Рубцовске. После установления Советской власти быстро расширялась сеть начального обучения. Народ тянулся к знаниям. Преподавателей не то, что не хватало, их не было. Из старорежимных не очень-то кто соглашался учить детей простолюдинов. Поэтому необходимо было очень быстро, в два-три года подготовить своих педагогов. Эту задачу должны были выполнить единые трудовые школы. В том числе и Змеиногорская. С первого же дня учебы нас стали готовить для преподавательской работы. Курс обучения был обширным и глубоким. Такой резкий переход от гимназии с ее выспренно-схоластическим методом к единой трудовой школе, где царил демократический дух, был обусловлен временем. Курс литературы у нас вел Лебедев. Это тот самый, из старорежимных, но, который не в пример своим коллегам, не стал бойкотировать молодую народную власть, а сам согласился учить детей рабочих и крестьян. Он всю душу вкладывал в свою работу. На уроках давал нам понятия об общественной роли русского литературного языка, приучал к самостоятельности высказывания, особенно в сочинениях. В целях глубокого понимания учащимися идейной направленности и художественных особенностей литературных произведений, мы на каждом уроке делали языковой анализ текстов. Здесь учитель особо обращал внимание на то, чтобы ученики самостоятельно составляли рецензию на данное произведение, то есть маленькую критическую статью, приучал нас информировать о новых книгах. На всем этом материале учитель выявлял, кто и как умел правильно излагать свои мысли. На уроках широко практиковалось самостоятельное чтение книг, газет, журнальных статей, устная передача их содержания, составление плана статей, сочинения на свободные темы.
На внеклассных занятиях мы вместе с учителем иногда составляли план следующего урока, подбирали соответствующую литературу. Еженедельно преподаватель знакомил нас с главными событиями, произошедшими в стране. Впоследствии такие обзоры мы стали готовить сами. На тематических собраниях мы коллективно обсуждали написанные нами сочинения. Успеваемость и дисциплину мы взяли под ученический контроль.
Еженедельно выпускали стенную газету. Издавали также рукописный школьный журнал, куда записывали хорошие сочинения, стихи и жизненные впечатления. Все это было для нас ново и необыкновенно. Плохо было лишь то, что на уроках литературы, изучая какое-нибудь произведение, мы не видели портрета автора, не было никаких картин. Некоторые учащиеся кое-что приносили из дома, и с каким интересом мы все рассматривали, старались запомнить лицо писателя или поэта.
Никогда не забудется преподаватель естествознания Скабичевский. Он был энтузиастом своего предмета. И свою любовь к природе он старался привить нам.
При школе был земельный участок. Сажали мы картофель, капусту, свеклу, помидоры и другие овощи, из которых потом готовили школьные завтраки. Кроме того, был еще небольшой участок для проведения разнообразных опытов над хлебными злаками и техническими овощными культурами.
Учитель знакомил нас с биологическими основами агротехники. Опыты не прерывались, начиная с весны до заморозков. Зимой же наблюдениями занимались в классах. Все окна были заставлены ящиками с цветами и разнообразными культурными растениями. В школе организовался кружок юннатов из учащихся младших групп. Они занимались составлением гербариев мхов, листьев, лекарственных растений. Простейший сельскохозяйственный инвентарь учащиеся изготовляли сами. Экскурсии проводились не изредка, а по предварительно разработанному расписанию. Намечали, куда и с какой целью идем, что будем наблюдать, какой должны собрать материал. В конце экскурсии подводили итоги. В альбоме появлялись рисунки растений и листьев, новыми экспонатами пополнялся школьный гербарий. Обязательными уроками были физкультура и пение. Учитель французкого языка Церар был неплохим спортсменом. Он научил нас выполнять упражнения с мячами, с флажками, много упражнений делалось на гимнастической скамье. Периодически проводили кроссы по улицам. Сколько народа собиралось смотреть, как мы бегали! Для многих это было дико: днем – и в трусах и майках! Богомольные старухи даже крестились.
С большим желанием занимались мы в драматическом кружке. Самодеятельными артистами были все учащиеся. Подготовив какую-нибудь пьесу, обязательно выступали перед населением в Народном доме, (единственное культурное учреждение в Змеиногорске), и люди шли на представление, как на праздник. Нас это, конечно, радовало, и мы старались вовсю».

Я надеюсь, что Вам понравилась подборка воспоминаний о первомае в 20-х годах XX века в Змеиногорске.

По материалам: http://bsk.nios.ru/content/sedmaya-sovetskaya-shkola-imeni-n-k-krupskoy



"Летящий обгоняет идущего, идущий обгоняет ползущего, а ползущий обгоняет стоящего на месте. Бауржан Тойшибеков."

Related posts