Открыл дверь пинком ноги?

"Одна законченная результативная задача стоит полусотни полузаконченных задач." Малкольм Форбс ©

«Открыл дверь пинком ноги»: с чего начал Жуков, когда приехал в Ленинград?

В Московском парке в Санкт-Петербурге стоит памятник Георгию Жукову в память об отражении штурма в 1941 году. И хотя сам полководец был не в восторге от назначения на Ленинградский фронт, который в тот момент считался безнадежным, действительно ли он совершил подвиг?

Сам себе назначенец

Вызов к Сталину означал происшествие особой серьезности и срочности. Ужинавший с Молотовым, Маленковым и прочими руководителями вождь усадил с собой за стол Жукова и стал спрашивать его мнение о ситуации на Юго-Западном направлении и предложениях по назначению командующего. Затем аналогичный вопрос был задан относительно Западного фронта и его командующего. Наконец, речь дошла о положении в Ленинграде, падение которого напрямую угрожало Москве. Жукову ничего не оставалось, как предложить самого себя для урегулирования катастрофы. Находившийся в северной столице Ворошилов явно не справлялся, несмотря на направленную ему помощь в виде танков и авиации, которой было, по словам Сталина, больше, чем на каком-либо другом фронте. (Известия ЦК КПСС, 1990, № 10, телеграмма Сталина в Ленинград Ворошилову, Жданову).

Несмотря на все предыдущие разногласия между Сталиным и Жуковым, тот действительно оставался последней надеждой на спасение стратегически важного города.

Когда никто не ждет

С запиской от Сталина Ворошилову о передаче полномочий Жукову новый командующий Ленинградским фронтом вылетел на место назначения с планом или совершить невозможное, или погибнуть вместе со своей армией.

Самолет с Жуковым, а также генерал-лейтенантом М.С. Козиным и генерал-майором И.И. Федюнинским в Ленинграде никто не встречал и не ждал. На попутной машине генералы отправились в Смольный, однако их не пустили даже во двор из-за отсутствия пропусков. Лишь после вызова начальника караула и установления личностей прибывших им разрешили проход на территорию.

Писатель Карпов В.В. в книге «Маршал Жуков» описывает, как не увидевший и в приемной уважения или хотя бы внимания полководец ногой распахнул дверь к Ворошилову. Как был, в шинели и фуражке, он ворвался на Военный совет, где как раз обсуждалось уничтожение важнейших объектов Ленинграда, чтобы те не достались противнику. Жуков прекратил эти беспомощные разговоры заявлением о том, что он принял командование фронтом и намерен защищать город до последнего человека.

Спаситель или миф

Согласно Константину Симонову, неоднократно имевшему беседы с Георгием Константиновичем и отразившему их в заметках «К биографии Г.К. Жукова», полководец не спал всю ночь, разбираясь в ленинградской обстановке. Он распорядился немедленно разминировать корабли и сгруппировать их вблизи города для совместного залпового огня. Даже во время бесконечных бомбежек Жуков ни разу не спустился в бомбоубежище, направив всю энергию для мобилизации имеющихся сил и предотвращения прорыва врага в город. Он установил зенитные орудия на уязвимых Пулковских высотах и сам контролировал инженерные работы по организации глубоко эшелонированной обороны.

Жуков удостоился памятника за предотвращение штурма Ленинграда, но был ли этот штурм? Для «Военно-исторического журнала» 1959 года перевели немецкие директивы, где фельдмаршалу фон Леебу ставилась задача всего лишь окружить Ленинград. Логика Гитлера была такова: если СССР в скором времени будет разгромлен, зачем тратить силы и технику на один конкретный, окруженный город? Приоритетной задачей была Москва, куда фон Леебу предписывалось направить свои танковые соединения и авиацию, а под Ленинградом оставить второстепенные отряды.

При этом в распоряжении Жукова были и курсанты ленинградских военных училищ, и морская пехота Балтийского флота, включая крупнокалиберную корабельную артиллерию. Одновременно Кировский завод обеспечил достаточное количество тяжёлых танков КВ, а также на помощь спешил маршал Кулик со своей 59-й армией. Жукову оставалось лишь разорвать кольцо блокады, а не отражать мифический штурм, обескровливая свои войска. Однако, как рассказывал историк Александр Смирнов в интервью для издания «Аргументы и факты», 2015 г, № 36, маршал отмахивался от донесений разведчиков и бросал войска в контрудары.

В начале октября 1941 года Жуков вернулся в Москву, оставив ленинградцев на долгих 872 дня бороться за свои жизни в блокадном городе.

Related posts

Leave a Comment

семь + 9 =