Особенности китайского и казахстанского Алтая!

Print Friendly, PDF & Email
"Смерть есть одна из иллюзий слабого человеческого разума. Ее нет, потому что существование атома в неорганической материи не отмечается памятью и временем, последнего как бы нет. Множество же существований атома в органической форме сливаются в одну субъективно непрерывную и счастливую жизнь — счастливую, так как иной нет." Константин Циолковский
   reading time 14 minutes

Особенности китайского и казахстанского Алтая. От Бухтармы до Канаса!

Алтай китайский и Алтай казахстанский — еще два кусочка мозаики, необходимых для того, чтобы сложить цельную картинку и завершить наше „кругогорное“ путешествие по пяти Алтаям.

Что слово „Алтай“ давно стало брендом, нет никаких сомнений. В начале 2019 года президент Республики Казахстан подписал указ, согласно которому город на северо-востоке страны с населением под сорок тысяч человек, ранее носивший банальное имя Зыряновск, именуется отныне Алтаем. А Зыряновский район, соответственно, — Алтайским.

Ничего противоречащего истине в этом нет: значительная часть Алтайских гор лежит в границах Казахстана. Целых пятнадцать горных хребтов, сила! Как природный регион Алтай занимает едва ли не десятую часть республики.

Контрасты и параллели

С точки зрения природных пейзажей здесь все почти как у нас. Но ключевое слово — почти. Сразу даже не понять, за что именно цепляется глаз, не давая забыть, что ты не где‑нибудь в Уймонской долине или в районе Чуйских Альп. Но вот посмотришь на Бухтарму, главную реку здешних мест, и вроде становится яснее: не так резко, не так остро, не так контрастно. Верховья Бухтармы в сравнении с верховьями Катуни — как простой азарт рядом с чистейшим адреналиновым драйвом. Все вокруг словно сглажено, смягчено; даже головокружительная Белуха с казахстанской стороны имеет более мягкие и плавные очертания.

Но в целом — практически симметрия. В отчетах о путешествиях, блогах, путеводителях мне неоднократно попадались упоминания об одних и тех же параллелях, „зеркальных отражениях“ с разных сторон Белухи: у нас — села Тюнгур и Кучерла, в Казахстане — Урыль и Берель. Река Аккем — „белая вода“ — течет из‑под самой высокой горы Алтая и впадает в Катунь, а на той стороне река Белая Берель впадает в Бухтарму. И смотрится Белуха в два практически симметричных зеркальца: Аккемское и Язевое озера. В долине Ярлу лежит знаменитый Камень Рериха, в верховьях Белой Берели ветер треплет яркие ленточки у не менее знаменитого Молельного камня. Прославленный академик Василий Радлов полтора века назад, в один и тот же 1865 год, раскапывал уникальные курганы Пазыркской культуры — Большой Катандинский возле села Катанда и Большой Берельский возле Берели. И так далее, любой, кто бывал по обе стороны Белухи, легко продолжит ряд сравнений.

Особенности китайского и казахстанского Алтая. От Бухтармы до Канаса

Рахмановские ключи. Казахстан. Фото из открытых источников

Любоваться Белухой лучше всего с Язевого озера. И с дороги от него к другому, Рахмановскому, что лежит в долине реки Арасан. Так‑то район больше известен санаторием „Рахмановские ключи“, но вряд ли кто из бийчан и барнаульцев, имея под боком роскошную Белокуриху, поедет в такую даль ради минеральных ванн. А вот ради Рахмановского озера — пожалуй, стоит! Относительно небольшое (два с половиной километра в длину и впятеро меньше в ширину), с водой зеленовато-синего цвета, прозрачной этак метров на семь, в окантовке крутых склонов, оно очень красиво. В окрестностях полно водопадов: Рахмановский, Арасан, Кокколь… От тридцати до семидесяти метров высотой.

Дорожные размышления

Рассказывать о горных озерах, ущельях, ледниках Катунского хребта со стороны Казахстана в кратком очерке — занятие неблагодарное. Проще посмотреть фотографии. Или съездить: что привлекает многих путешественников, так это тот факт, что с „изнанки“ — или, наоборот, с фасада? — к гордой Белухе и окружающей ее компании четырехтысячников можно подобраться довольно близко на собственном автомобиле.

Да, еще одно кардинальное отличие между Алтаем в России и Казахстане, которое невозможно не заметить: состояние дорог. Причем не только в горах, где‑нибудь на Карагемском перевале и у нас не сахар. В том и дело, что почти везде. Ямы и ямки, заканчивающийся в самом неожиданном месте асфальт, „крупнощебеночное покрытие“ — то есть увесистые такие булыганы, рассыпанные вместо нормального щебня… Иной раз появляются сомнения: а мы еще по дороге едем или уже зарулили в неизвестность? Вроде и не привыкать после многочисленных поездок, куда Макар телят не гонял, а все равно: обратное пересечение российской границы — однозначный облегченный вздох.

Бухтарма

Чему „по эту сторону“ аналога нет, так это Бухтарминскому водохранилищу; собственно, именно его, а вовсе не реку, жители Алтайского края всегда именовали Бухтармой, охотно посещая в летнее время ради отдыха и купания в теплой водичке. Еще одно неформальное имя водохранилища — Бухтарминское море. Тоже справедливо, это крупнейший искусственный водоем Казахстана, образованный плотиной Бухтарминской ГЭС на реке Иртыш: площадь зеркала более пяти тысяч квадратных километров. Действительно, почти море; правда, Обское море в плане „бескрайней глади“ внушительней, хотя и меньше, но тут дело в рельефе. Иртыш запружен в горах, воде просто некуда разливаться; в самом широком месте километров на тридцать. ГЭС строилась как верхняя ступень Иртышского каскада еще в 1960‑х годах; сооружение глобальное — триста восемьдесят метров по гребню и почти стометровой высоты. Очень внушительно, Чемальская ГЭС вспоминается детской игрушкой.

Особенности китайского и казахстанского Алтая. От Бухтармы до Канаса

Бухтарминская ГЭС. Казахстан. Фото Алексея Мазницына

На водохранилище жители Алтайского края чаще всего отдыхают в районе Голубого залива, местного средоточия туристической цивилизации; здесь больше всего мест размещения и предприятий сервиса. Но это для тех, кто не готов к полудикому отдыху ради уединения; а кто готов — Бухтарма большая!

Вот, собственно, два основных направления путешествий по Восточно-Казахстанской области — в горы, поближе к Катунскому хребту и Белухе, или на Бухтарминское водохранилище, за таким редким в наших краях пляжным отдыхом. Казахстанский Рудный Алтай легко посмотреть по дороге: мимо ну никак не проедешь, самый короткий путь на Усть-Каменогорск через Курью, Змеиногорск и Шемонаиху.

История с китайской географией

Между прочим, ни разу не фразеологизм и не риторика! Действительно, была целая история. И действительно — с географией; точнее, с ее тотальным незнанием нашими соотечественниками.

Случилось это четыре с половиной года назад, но воспоминания — чаще всего ироничные — то и дело всплывают в соцсетях. Началось все с того, что утром 2 октября 2017 года китайское издание China Daily выставило очередной пост в Twitter. Совершенно очаровательные фотографии — и текст: „Посмотрите на осенние пейзажи в Алтае — удаленной и малонаселенной части Синьцзян-Уйгурского автономного региона на северо-западе Китая“.

Конечно, нашелся блогер, который обратил внимание на этот пост. И в сети мощной штормовой волной поднялось возмущение: как так, Алтай часть Китая?! Уже аннексировали?! Это же наше, родное, исконное! Буря продолжалась несколько дней и еле‑еле успокоилась после многочисленных увещеваний от людей, сведущих в мировой географии: все верно, у Китая есть свой кусочек Алтайских гор. А округ, в который этот кусочек включен, вполне официально именуется Алтаем, по названию центрального города. Пейзажи во многом похожи на те, что на российской территории; ну а что вы хотели, горная система‑то одна.

Давайте в который раз посмотрим на карту. Вот он, стык четырех государств на самом юге Республики Алтай, где границы образуют размазанную букву „Х“: Россия, Монголия, Китай, Казахстан. КНР достался крохотный треугольник Алтайских гор, глухая провинция; но это же Алтай, а потому красот и тайн на небольшой территории хватает с лихвой.

Особенности китайского и казахстанского Алтая. От Бухтармы до Канаса

Язевое озеро. Казахстан. Фото Алексея Мазницына

Красота и чудовища Канаса

Находится озеро в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, в пятистах километрах от Урумчи, если по прямой. В переводе „канас“ означает „красивое, таинственное“; ну или просто „озеро в ущелье“, кому как больше нравится. Двадцать пять километров в длину, не больше двух в ширину, максимальная глубина почти двести метров. Озеро пресное. Узкая и длинная полоса бирюзовой воды окаймлена гористыми берегами, то и дело образующими вдающиеся в озеро мысы; повсюду заросли лиственниц, пихт и берез. С одного конца впадает река, с другого вытекает: Бурчун, крупнейший приток Иртыша вообще‑то. Вокруг — государственный природный парк…

Ничего не напоминает?

Если смотреть на Канас сверху — действительно похоже на северную часть Телецкого озера. Вблизи сходство практически теряется; остаются лишь те общие черты, что свойственны многим горным озерам. И точно так же, как и о Телецком, о Канасе рассказывают массу загадочных историй.

Например, о гигантских водных чудищах, обитающих в темных глубинах. От местных жителей можно услышать, что в Канасе живет „ху гуай“ — кто‑то из представителей древнейшей фауны, вроде плезиозавра. Обитает давным-давно, особо не мешает, разве что утянет под воду лошадь, пришедшую на водопой. Что люди пропадали, тоже поговаривают, но неуверенно, шепотком. А гости, приехавшие полюбоваться на озеро, едва ли не каждый год замечают резвящихся чудовищ длиной десять-двенадцать, а то и все двадцать метров. Ихтиологи, изучая озерную фауну и рыбные ресурсы, однажды поставили в бухточке сеть стометровой длины и около тонны весом — и выловили ее через несколько дней в десятке километров от места установки, с огромными дырами, словно прорванными мощным живым телом. Студенты Синьцзянского университета видели, как на водной глади резвится стая существ, каждое длиной метров семь-восемь. Одна из версий, выдвинутых для объяснения таинственных случаев, — в Канасе водятся вовсе не плезиозавры или неведомые китайские Несси, а по‑настоящему гигантские таймени. Впрочем, доказательств не имеет ни одно из предположений, как оно обычно и случается. Было бы озеро, а чудовище найдется, нам ли не знать?

Второй секрет Канаса более мистичен, но, как ни странно, и более близок к реальности. В 2007 году над озером появлялось „сияние Будды“: так называют явление, когда впереди, по направлению взгляда, возникает светящийся круг с радужным ореолом, а в нем — человеческий силуэт, повторяющий движения наблюдателя. Наука считает, что это природный оптический феномен, связанный с дифракцией света, преломлением лучей в тумане или облаках; по мнению последователей буддизма и других восточных учений — от природы здесь разве что инструменты, но не суть. Увидеть „ореол Будды“ считается на Востоке очень хорошим предзнаменованием.

Особенности китайского и казахстанского Алтая. От Бухтармы до Канаса

Беседка на озере Канас. Китай. Фото из открытых источников

Туризм по‑китайски

Да, Канас славится на всю Поднебесную не только красотой, но и чудесами… Но что однозначно сочтет чудом из чудес любой житель современной Сибири — так это аэропорт с одноименным названием, выстроенный в пятидесяти километрах от озера. Не потому, что там город какой расположен. Специально для того, чтобы туристам, пожелавшим посетить Канас, было легко и приятно сюда добираться! И не какое‑нибудь ведь поле с „кукурузниками“ и вертолетиками, самый настоящий, хоть и маленький, аэропорт. „Боинги“ принимает. Длина взлетно-посадочной полосы — 2554 метра. Для справки: в Барнаульском аэропорту 2850 метров, в Горно-Алтайском — 2300. Представьте, построили бы в Турочаке, к примеру, аэропорт „Алтын-Кель“?..

Еще чуть‑чуть статистики. Озеро Канас за год посещают от двух до пяти миллионов туристов. А Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР в целом, самый-самый дальний северный угол страны, — порядка двадцати-двадцати пяти миллионов гостей. Столько же, сколько населения в районе.

В 2005 году на сайте WWF был опубликован коротенький материал о природном парке Канас с такими строчками: „…Ежедневно сменяющиеся потоки туристов, постоянное перемещение людских масс с катера на обустроенные тропы и площадки для обзора красот местности — и при этом никто не сходит с тропы на дикий берег, нет ни одного посетителя, который рвал бы цветы, на берегах нет следов диких стоянок туристов. Это просто трудно представить, но это так! Вне обустроенных троп — только дикая природа и немногие юрты местных жителей-тувинцев, которым перемещение по территории парка разрешено“. Не знаю, изменилась ли ситуация сейчас… но воспринимается правда как очередное чудо.

И маленький финальный штрих: заповедник Канас — единственное место в Китае, где можно посмотреть на настоящую сибирскую тайгу. Наверное, потому так много туристов и приезжает — ну красота же невероятная.

…Перечитала очерк и с некоторой грустью подумала: а ведь без сравнений все же не обошлось. Любим мы, люди, все делить и разграничивать, устанавливая на „своей“ территории свои порядки, так или иначе, но привнося отличия в первичную природную гармонию. Хорошо это или плохо, не скажу; наверное, зависит от результата. И повторю самое главное: любые границы в сравнении с величественными горами, помнящими геологические эпохи истории планеты, — мгновенны и мимолетны, как черточки на текучем песке. А Алтай — един.

Наталья Попова

 

Related posts