ОБЗОР МЕСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЯ Змеиногорска и всего Рудного Алтая

"Следует свой ум углублять, а не расширять и, подобно фокусу зажигательного стекла, собрать все тело и все лучи своего ума в одной точке." Клод Гельвеций

 

ОБЗОР

Если не знать исторической подоплеки, Змеиногорск легко принять за малопримечательный, хотя и неплохо сохранившийся торговый городок. Деревянные дома, купеческая слобода, практически полностью дожившая до нашего времени — краснокирпичные постройки XIX века, памятники архитектуры, несколько изуродованные яркими и безвкусными современными вывесками. Меж тем, в судьбе Змеиногорска отражается судьба всего здешнего края, который в XVIII—XIX вв. назывался Рудным Алтаем, а в XX веке превратился в «неподнятую целину».
Северную часть Рудного Алтая традиционно зовут Горной Колыванью, но когда-то у этих земель было и второе имя — Змеиногорский (или Змеевский) край. Змеиногорск был широко известен не только в России, но и за рубежом. Сокровищница Алтая, центр инженерной мысли — здесь добывалась половина алтайского серебра, а оборудование змеевских шахт было передовым для своего времени. В городе имелась железная дорога — «чугунный колесопровод» на конной тяге — с первым в мире железнодорожным виадуком, выдающиеся гидротехнические сооружения для подъема руды и откачивания воды из горных выработок. В Змеев приезжали иностранцы со всей Европы — дивиться русской инженерной науке. Змеегородцы были культурны и деликатны: «много образованных людей и фортепиан много», — писал о городе Александр Егорович Врангель. В то же время — сотни каторжан и крепостных работали под землей, годами не видя солнечного света. Исповедовались и причащались в подземном храме. Беглых шахтеров насмерть запарывали батогами; прочие умирали под землей, их хоронили прямо в штреках…
Теперь обо всем этом можно узнать только в Змеиногорском музее горного дела. Рудники, заложенные еще Акинфием Демидовым, не пережили отмены крепостного права с его дармовой рабочей силой. Следом за рудниками закрылся и сереброплавильный завод. Змеиногорск впал в забытье, став третьестепенным купеческим городком. Несколько попыток возродить рудный Змеев, предпринятые уже в XX веке, не увенчались успехом, будто шахтеры-невольники прокляли это место, и проклятие в конце концов подействовало.
Змеиногорск по-прежнему называется городом, фактически же это село. Маленькие дома, большие огороды. Из промышленных предприятий — только ликеро-водочный завод. О горном деле напоминают лишь уцелевшие кое-где входы в старые штольни на горе Змеиной да немногие постройки вроде бергамта (горной конторы) и Дома горных офицеров — беленого кирпичного здания, увенчанного чем-то вроде дощатого барака. (Это здание, кстати, примечательно еще и тем, что вроде бы именно здесь в 1855 году ссыльный Достоевский, наезжавший в Змеиногорск из Семипалатинска, танцевал на балу, устроенном «горным начальством».) От уникального комплекса гидротехнических сооружений остался только пруд с плотиной на южной окраине города. Над прудом сурово возвышается бетонное изваяние покорителя Сибири, Ермака Тимофеевича. Вообще-то Ермак не бывал в этих местах — изначально памятник стоял в Казахстане, в городе Аксу, прежде звавшемся Ермак, пока в начале 90-х не был разрушен тамошними националистами. Тогда скульптуру перевезли в Змеиногорск.
Не иначе как вместе с памятником в Змеев пришла байка о спрятанной здесь, под Караульной горой, ладье Ермака, доверху груженой золотом. Совершенно жигулевская, в духе легенд про Стеньку Разина, байка. Неудивительно. Змеиногорск похож на дореволюционную открытку — этакое купеческое местечко среди холмов. Остатки былой — рудной, инженерной — славы умещаются в трех залах хорошего, но небольшого музея. Город не принадлежит ни прошлому, ни грядущему; он как будто потерялся во времени. Потерялся и ищет; отсюда и легенды-«новоделы». Странно, что их так мало.

МЕСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

В Змеиногорске всего две небольших гостиницы: «Компас» на улице Ленина и «У заставы» на Третьяковском тракте. Зимой в городе работает горнолыжный комплекс «Змеиногорский» с тремя горнолыжными трассами. Номера недороги, но сервис советский.
Столица района куда менее популярна, чем его окрестности — отроги Колыванского хребта, озеро Колывань, окруженное садом природных скульптур — скалами-останцами причудливых форм, поселки с санаториями и инфраструктурой для набирающего популярность сельского туризма. Сам Змеиногорск может предложить туристу немного: купеческие дома и горный музей — вот, пожалуй, и все. И если за купеческой архитектурой разумнее поехать, например, в Барнаул, то змеиногорский музей — единственный за Уралом, посвященный исключительно горному делу — это лучшее место для знакомства с историей Рудного Алтая
В окрестностях Змеиногорска интересны скала Барыня и несколько исторических месторождений меди и яшмы. Барыня находится в 17 км к северо-востоку от города, в таежных отрогах Колыванского хребта. Можно найти ракурс, с которого скала похожа на женщину с развевающимися волосами, устремившую взгляд к небу.
В 15 км к востоку от города расположено Лазурское медно-цинковое месторождение, в 2 км от него — Пихтовское месторождение меди. Они разрабатывались в XVIII — XIX вв. Ревневское месторождение зеленой яшмы находится у восточной вершины горы Ревнюха, в 35 км к юго-востоку от Змеиногорска и в 7 км от Лазурского месторождения. В 1815 г. в Ревневской каменоломне была взята глыба яшмы, из которой на Колыванской фабрике трудами более двухсот человек в 1831 — 1843 гг. была создана девятнадцатитонная «Царица ваз» — самая большая ваза в мире, с 1849 г. выставленная в Эрмитаже. Ваза из зеленой яшмы изображена на гербе Алтайского края как символ его природных богатств и искусных мастеров.

ИСТОРИЯ

История Змеиногорска и всего Рудного Алтая началась с того, что в 1717 году на южной окраине Сибирской равнины, близ гор Колыванского хребта, были найдены богатейшие залежи серебряных и медных руд. Уральский промышленник Акинфий Демидов получил высочайшее разрешение на строительство заводов в этом районе, и в 1727 г. заработал первый из них — Колывано-Воскресенский. А в 1736 г. крепостные Демидова обнаружили богатейшие месторождения у горы Змеевой, где был заложен знаменитый рудник, давший в общей сложности 54 000 пудов серебра и обеспечивший славу Алтая как горнорудного края. Демидов добился того, что с 1745 года Рудный Алтай стал поставщиком драгоценных металлов в казну.
В XVIII-XIX вв. Змеиногорск был центром инженерной мысли на Алтае: с комплексом редчайших гидротехнических сооружений, с первой в России чугунно-рельсовой дорогой. При этом надо помнить, что Рудный Алтай в пору своего расцвета совсем не походил на рудный Урал. Урал — это сказка, подчас страшная, но непременно волшебная. Рудный Алтай —  реальность, величественная и неприглядная. В уральские символы просятся то Каменный цветок, то ящерка в короне, Хозяйка Медной горы. Единственно верный символ Рудного Алтая — водяное колесо, главный и самый уважаемый работник алтайских рудников. Механизмы здесь были в чести, а люди — нет. Крепостные и каторжники оставались расходным материалом, кормом для шахт.
Несмотря на это или благодаря этому на Алтае работали выдающиеся мастера и изобретатели. Такие, как Иван Ползунов, Кузьма Фролов, Петр Фролов и многие другие.
Ползунов (1728 — 1766), создатель первой в России паровой машины и первого в мире двухцилиндрового двигателя, построил на Змеиногорском руднике «пильную мельницу», то есть лесопилку, приводимую в движение водой.
Кузьма Дмитриевич Фролов (1726 — 1800) прошел путь от «горного ученика» до управляющего всеми Змеиногорскими рудниками. Знаменательная подробность приведена в биографическом очерке 1827 года: «отличался кротостью и простотою; увлекаясь своим делом, он нередко останавливался на улице и чертил палкою по земле планы задуманных им устройств». Талант и заслуги Фролова так ценили, что вместо необходимой отставки по старости он был освобожден от всех обязанностей, но оставлен на должности на случай непредвиденных обстоятельств, справиться с которыми не сможет никто другой. Гидротехнические сооружения Фролова не имели себе равных в России и за рубежом, его деривационные (водооотводящие) устройства стали эталоном. Его сын Петр Фролов (1775 — 1839) уже обучался за казенный счет в Горном кадетском корпусе и продолжил дело отца. Горный инженер, изобретатель, госдеятель — сегодня его можно было бы назвать «топ-менеджером». В 1809 году Петр Кузьмич построил по собственному проекту двухкилометровую чугунно-рельсовую дорогу между Змеиногорским рудником и Змеевским сереброплавильным заводом, одну из первых в России. Она была частью разработанного Фроловым водно-рельсового пути от Змеиногорского рудника до Барнаульского завода. Этот проект не удалось осуществить целиком. В 1817 г. Фролов был назначен начальником округа Колывано-Воскресенских заводов, позже стал Томским губернатором. В 1823 году он совместно с доктором Ф. В. Геблером основал Музей истории развития горного производства. К 100-летию горного дела на Алтае для музея были специально изготовлены 43 модели машин, станков, механизмов, в том числе модель «огненной машины» Ползунова. Небольшая часть этой коллекции сохранилась до наших дней.
С середины XIX века Змеиногорск начал приходить в упадок. В 1871 году закрылся рудник, а в 1893 — и завод. Город впал в забытье, превратился в заштатный купеческий городок. От сереброплавильного завода не осталось и следа, а взамен в 1890-е годы были построены винные склады, впоследствии ставшие ликеро-водочным заводом.
В Змеиногорске побывали многие знаменитые иностранные путешественники: Петр Симон Паллас, Александр фон Гумбольдт, Альфред Брем и другие. Особая история связала со Змеиногорском Федора Достоевского. Как ни странно, депрессивный классик добавил в историю города едва ли не единственную лирическую ноту: отбывший каторгу и приписанный к 7-му Сибирскому линейному батальону в Семипалатинске, квартировавшему в Семипалатинске, Достоевский не раз приезжал в Змеиногорск, в основном в расчете на свидание о своей будущей женой Марьей Дмитриевной Исаевой. В его письмах город чаще называется «Змиевым».
Источник: http://strana.ru/places/187089/info

Почва под Змеиногорском золотоносная. Это место при Петре Великом купцы Демидовы, ставшие первыми заводчиками на Урале. Каменные дома, за исключением построенных при Советской власти, все демидовские. Они же построили плотину на речке, образовав, таким образом, водохранилище. Здесь у Демидовых были шахты, где добывали золото. Говорят, что доныне сохранился подземный ход из конторы Демидовых прямо в шахты. И теперь в шахтах добывают золото…

релевантная информация:

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Post Type Selectors
Search in posts
Search in pages

мысли на память:

"На лишние деньги можно купить только лишнее. А из того, что необходимо душе, ничто за деньги не покупается.   Генри Торо"


Змеиногорскому музею присвоили имя Акинфия Демидова!
«Мне бы хотелось, чтобы наш музей носил имя Акинфия Демидова», — сказала Валентина Смирнова, директор змеиногорского Музея истории развития горного производства, когда в 1997 году ей вручали Демидовскую премию. И только в мае этого года (2010г.) музей получил наконец от администрации Змеиногорского района соответствующую бумагу, а на фасаде здания появилась мемориальная доска с надписью «Музей имени Акинфия Демидова».
— Когда один человек чего-то сильно хочет, другой ему в этом противостоит. Был такой и в моей ситуации — человек, который настаивал на том, чтобы дать музею имя горного инженера Петра Фролова, — рассказывает Валентина Смирнова. — Музей не забыл Петра Козьмича и многих путешественников, которые были у нас в XVIII-XIX веках.
В память о каждом есть мемориальные доски. Но если бы не было дворянина Акинфия Демидова, вполне возможно, что не было бы в наших краях ни Фролова, ни Ползунова, потому что горное производство началось все-таки с крепостных Демидова. И первое рудное серебро и золото пошло с горы Змеиной именно при нем. И горнорудный район, который мы называем Рудным Алтаем, сложился тоже при нем!

Related posts