Немного лжи… про Советский пенициллин!

"Своим успехом я обязана тому, что никогда не оправдывалась и не принимала оправданий от других." Флоренс Найтингейл ©

Немного лжи… про Советский пенициллин!

Ложь украинцев про Советский пенициллин

Очередная чудовищная ложь про Советских учёных. Оказывается и антибиотики мы украли у наших более развитых собратьев по планете. У буржуев, то есть. На деле, как обычно, врут безбожно, пытаются бросить тень на наше великое прошлое. А ведь нам есть что вспомнить.

Заодно расскажем про нашу героическую учёную, заразившую себя холерой, чтобы спасти раненых Сталинграда. В настоящей истории, а не во вражеской пропаганде, именно она разработала Советский аналог пенициллина, который союзнички категорически нам поставлять отказывались.

Один из крупнейших украинских (и разумеется, антироссийских каналов), рекламировать не будем, опубликовал разгромное исследование. Заморил товарищ Сталин по врождённой злобности характера десятки миллионов раненых в Войну. Только потому, что пожалел денег на закупку качественного американского пенициллина.

И тут же сообщается, что изобретатель антибиотиков Флемминг был настолько бескорыстен, что запретил лекарство патентовать. Раздавал бесплатно всем, а Сталин и брать-то запретил. Ничего, бабы новых нарожают. Врут, разумеется, наши украинские «партнёры».

Откуда взялось в СССР после Войны одной из крупнейших в мире производств антибиотиков? Да еще и в полтора раза более эффективных? Мда, неувязочка.

Но и тут ответ у украинцев есть, секрет был украден нашей разведкой у американцев. Доказательство стопроцентное – муж одной из сотрудниц института, разработавшего наш пенициллин, был связан с НКВД. Неопровержимая улика, ага.

Пенициллин открыт британцами ещё в конце тридцатых. Но даже в годы Войны этот секрет строжайше охранялся. Американским друзьям технологию передали почти сразу. А вот СССР, как ни просил поделиться целебной плесенью, так и не допросился. Раненые умирали, а ни купить само лекарство, ни технологию изготовления, ни хотя бы, культуру того самого грибка не удавалось!

Более того, никакого геройства в том, что Флемминг не стал патентовать пенициллин не было. Это капиталисты, благотворительности ни на грош.

Когда лекарство патентуется, изобретатель обязан передать формулу патентому бюро. И после окончания патента, обычно пять или десять лет – эта формула раскрывается свободно всем желающим. Флеммингу удалось удержать культуру пенициллина в секрете больше пятнадцати лет. И никаких патентов.

Есть большое подозрение, что разработку Флемминга сразу же взяли под крыло военные. Потому и патентовать запретили. Действительно, антибиотики очень сильная технология, в первую очередь для большой Войны.

Более того, как ни пытались Советы купить пенициллин в Войну, напрямую, через подставные компании, через политиков – ничего не удавалось. Американцы в ходе очередных переговоров запросили чудовищную сумму в тридцать миллионов тех еще долларов. Но и это было лишь трюком, чтобы ничего не дать.

Первая поставка американского пенициллина в СССР произошла только в победном сорок пятом! Когда наша Победа была неотвратима. Вот тогда да, янки нехотя принялись продавать нам лекарства. При том, что на тот момент у СССР уже был аналог пенициллина собственного изобретения. И в полтора раза более сильный!

Создала Советский пенициллин в Войну умница микробиолог Зинаида Ермольева. Девушка совершенно героическая.

В двадцать втором году в Ростове-на-Дону бушевала холера. Сегодня мы уже мало про неё слышим, а в начале двадцатого века это был настоящий бич, регулярно уносящий миллионы жизней.

Ермольева работала в самых горячих очагах холеры. Не как врач, как учёный – проводила эксперименты с возбудителем заболевания. Искала способы победить страшную болезнь.

Тогда же ученая принимает решение заразить холероподобным вибрионом себя саму. Чтобы точно изучить реакцию организма на эту заразу. Болезнь оказалась тяжелее, чем ожидалось и девушка едва выкарабкалась. Но ценнейшие научные данные были получены!

Более того, до работ Ермольевой никто не понимал основной очаг распространения холеры в городе. Выяснилось, что вибрион поселился прямо в городском водопроводе. Именно Ермольева разработала схему хлорирования воды, чтобы погасить эти очаги.

Через три года учёную позвали в Москву создавать лабораторию в Биохимическом институте. Девушка приехала с двумя чемоданами. Вокруг второго хлопотала особенно. Осторожнее, осторожнее.

Помогавший затащить чемодан в общежитие сотрудник понимающе кивнул – тяжеленный, хрусталь, фарфор? Зинаида вспыхнула – не хрусталь и не фарфор! Пять сотен чашек Петри с уникальными холерными образцами!

В сорок втором фашистские диверсанты заразили водопровод Сталинграда холерой. Начиналась эпидемия. В город срочно перебросили специалистов из Биохимического. Группу учёных вела за собой Ермольева.

Учёные привезли целый вагон с новейшим лекарством – бактериофагами. Это вирусы, разрушающие болезнетворные бактерии. Такой вот предшественник антибиотиков.

Кстати, сегодня, когда зараза приспособилась к большинству антибиотиков, именно на бактериофаги предвоенных лет возлагают главные надежды. Но тогда состав попал под бомбёжку и ценнейшие лекарства погибли в огне.

Ермольева прямо в осаждённом Сталинграде создает в нескольких подвалах настоящий фармацевтический цех. Начинают массово готовить лечебный хлеб с бактериофагами против холеры. Каждый день пятьдесят тысяч защитников Сталинграда получали такой медицинский хлеб. Вспышка холеры в Сталинграде была задушена накорню.

А дальше новая задача – пошли данные о крайне успешном применении на фронтах американского и британского пенициллина. Удивительное лекарство, вот только культуру грибка держат в строжайшем секрете и порошки тоже не продают.

В сорок втором году, меньше чем за год, наши учёные под руководством Ермольевой перебрали почти сотню разных видов плесневых грибков. Сама микробиолог вспоминала, что за плесенью развернули настоящую охоту.

Все сотрудники несли под микроскопы любую попадающуюся им плесень. Самый богатый урожай можно было собрать в сыром бомбоубежище на стенах.

И нашли, наконец-то нашли, крайне сильный антибиотик, родственный пенициллину. Знаменитый Крустозин. В полтора раза более эффективный. И сразу же, а не через полтора десятка лет как у Флемминга, было развёрнуто производство.

Применение на фронте Советского антибиотика сразу резко улучшило дело с гнойными ранами и инфекциями. В разы выросла выживаемость бойцов в госпиталях.

И только в сорок пятом году, когда Флеммингу уже присудили Нобелевскую премию за открытие полутора десятков лет тому назад, наконец-то начались поставки в СССР американского пенициллина. Вот такие у нас были союзнички.

И ещё любопытный штрих к портрету Ермольевой. В сорок третьем за разработку антихолерных лекарств микробиолога наградили Сталинской премией первой степени.

Передала её полностью в фонд обороны на строительство боевого самолёта. Сталин в ответной телеграмме пишет, что желание учёной будет исполнено, а самолёт назовут в её честь «Зинаида Ермольева».

Вот такие удивительные подвиги наших, Советских учёных. А пенициллин украли у добрых американцев, ну конечно!

Что чувствовал Сталин перед кончиной? Мнение врачей!

Что чувствовал Сталин перед кончиной? Мнение врачей! И.В. Сталин скончался 5 марта 1953 г. По официальной версии, причиной смерти стало Read more

Исправить историческую ошибку 1991 года — единственный способ выжить!?

Исправить историческую ошибку 1991 года - единственный способ выжить!? СССР был разрушен незаконно. Горбачёв и другие предатели осенью 1991 года Read more

«Антиваксеров» породили еще в… 1991 году!?

«Антиваксеров» породили еще в... 1991 году!? Фото из открытых источников интернета с сайта pravmir.ru Сегодня всем очевидно, что власть имущие, Read more

О Сталине и нынешней России говорит Михаил Задорнов!

О Сталине и нынешней России говорит Михаил Задорнов! В статье приводятся оценочные суждения популярного актёра и писателя-сатирика Михаила Задорнова о своём личном Read more

Related posts

Leave a Comment

20 − 5 =