Монахини против…, бобров!?

"Бездеятельность иногда приводит к катастрофической безрезультатности!" Станислав Ежи Лец ©

Монахини против…, бобров!? У святого алтайского источника разыгралась тихая война!

Обитательницы скита восхищаются строителями плотин, но не могут с ними мириться…
Святой источник "Сорочий лог". Фото Владимира Птицына.

Святой источник «Сорочий лог». Фото Владимира Птицына.

У известного источника «Сорочий лог» в Первомайском районе не прекращается маленькая экологическая война. Столкнулись самые безобидные люди и самые добродушные звери: монахини и бобры.

Сегодня в скиту рядом со святой водицей живут четыре насельницы. Скит считается подворьем знаменского монастыря. Монахини должны следить за источником, вынося все тяготы отшельничества.

Это что еще за нечисть!

Одна из монашеских тревог – плотины бобров. Как-то придя поутру ухаживать за ручьем, послушницы заметили на святой воде масляные пятна. Это что еще за нечисть! – задумались отшельницы. И тут где-то рядом что-то булькнуло. Раздвинув ивовые заросли, женщины увидели бобриную плотину. Ключик со святой водой был перегорожен как Днепрогэс. Животные, которых издревле называли инженерами, построили плотину безмятежно. Ведь бобра, как известно, совершенно не смущает близость людей. Бобровые хатки можно найти в километре от оживленного шоссе. Плотину бобры строят затем, чтобы превратить мелкую речку, пересыхающую летом и промерзающую зимой, в полноводный пруд, где потом они чувствуют себя вольготно и безопасно.

Погром под молитву

— Матушки светы, что же делать, — всплеснули руками монашки, — святая вода не должна застаиваться.

Женщины были в растерянности. Им ведь по вере и мышки нельзя обидеть, хотя те без всякой застенчивости хрумкают скромные монашеские припасы. Как-то ночью одна из мышей пробежала даже по голове одной из матушек. Та, проснувшись, укоризненно произнесла: «Ты что, совсем обнаглела?»

Но с бобрами им мириться было нельзя. Ведь речь шла не о собственных припасах, а загрязнении святого источника. В тот злополучный день матушка Ксения и матушка Марфа с тяжелым вздохом взяли вилы и направились к ручью. Там они попытались разрушить постройку бобров. Но не тут-то было. Плотина была сделана на славу.

— Вот молодцы, — не сдержала восхищения матушка Ксения. — Нашим бы строителям поучиться.

Восхищаясь бобрами, женщины продолжали ворошить их плотину. Не сумев развалить ее с помощью вил и лопаты, сходили за тяпкой. Тяпкой разгребали глину, потом руками вытаскивали прутья.

Бобры, спрятавшись в воде, смотрели на погром с недоумением. В это время два других божьих одуванчика молились о том, чтобы бобры оставили святое место.

Новые плотины

Но бобры их не слышали. После захода солнца собратья вынырнули и снова принялись за работу. Утром, придя к ручью, растерянные монахини увидели новую плотину. Причем, старательные строители не тронули старые ивовые прутья, а нагрызли новые. Пока женщины ахали и качали головами, самозванцы сидели в воде и смотрели, что будет дальше. Ну, что ж, матушка Ксения снова пошла за тяпкой.

Утром на святом ручье были выстроены аж четыре мощные плотины! Следующим утром к прежним строителям подплыли на помощь другие мохнатые братки. Это они сидели и расчесывали свои шубы, смазывая шерстку маслянистой струей. Увидев монахинь, все разом нырнули.

Требуются помощники

— Кстати, у бобров очень ценный мех, — как бы между прочим обмолвилась матушка Ксения в деревне. Но деревенские мужики пропустили эти слова мимо ушей.

Монахиням оставалось надеяться на чудо, а чудеса у святого источника случались не раз. Так, с помощью молитвы монахини изгоняли колорадского жука, вызывали дождь. Тогда придя к роднику, они стали вслух молиться, прося бобров не осквернять святую воду. В Сибири издревле считали бобров разумными существами, понимающими человеческую речь. Видимо, не случайно. Потому что на следующий день они и впрямь покинули источник. Но потом появилась новая партия бобров, еще не «перевоспитанная»…

— Так и воюем долгие годы, — вздохнула монахиня Марфа, если они и уходят, то ненадолго.

— Зверям тоже нравится божья красота, вот и возвращаются, — предположила матушка Марфа.

При этом заметила, что все, кто сегодня живет в скиту — старенькие и сил как раньше разбирать плотины бобров нет. Да и само хозяйство стало вести тяжеловато.

— Раньше, до пандемии помощники приезжали, а теперь никого нет, — печалятся монахини…


Related posts

Leave a Comment

один + четыре =