момент


"Не относитесь к жизни слишком серьезно. Живым вам из нее все равно не выбраться." О. Уайлд


Россия




«Следует свой ум углублять, а не расширять и, подобно фокусу зажигательного стекла, собрать все тело и все лучи своего ума в одной точке.» Клод Гельвеций






«Маленькие деревянные домики и большие огороды», — так охарактеризовала его моя спутница. Везде много зелени, старые деревья, черемуха, у окон домиков — сирень. Эх, пройтись бы по этой улице вечером в начале лета, когда все тут цветет и благоухает!
И ни одной заводской трубы! Кто говорит, что тут десять тысяч жителей, а кто — что двадцать. Это районный центр, в нем имеются и кино, и детская музыкальная школа, и своя газета, и автовокзал, откуда разбегаются рейсы в разные стороны, в том числе на месторождение алтайских самоцветов — Колывань, родину уникальной Царицы ваз* (Эрмитаж). Напомним — ваза сделана из монолитной глыбы, а диаметр её что-то более пяти метров! Отсюда до Колывани сто двадцать километров.
— Лучше нашего климата нет! – сказала местная жительница. В голосе её звучала покоряющая убежденность.
Но меня и не надо было убеждать — я уже успел влюбиться в этот небольшой город, расположившийся, как в чаше, посреди холмов. По склону одного из них он ползет вверх и двумя улицами, кое-где разветвляясь, исчезает за невысоким перевалом.




Судьба Змеиногорского месторождения складывалась из взлётов и падений. Трижды он открывался и закрывался снова. Первооткрывателем змеиногорских серебряных руд можно считать Фёдора Лелеснова. Он связывал начало промышленной добычи руды на Змеёвой горе со своим «объявлением» в Колыванскую заводскую контору. В ноябре 1769 года он рассказал об этом заброшенном с 1736 года месторождении и о многих подробностях, связанных с открытием золота и серебра на Змеёвой горе. Крепостной Акинфия Демидова показал «со Змеёвой горы камешки со знаком самородного серебра и золота» горному управляющему Филлипу Трейгеру. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что Лелеснов не стал бы первооткрывателем, не окажись рядом Филлипа Трейгера, имевшего опыт разведки серебряного месторождения на Медвежьем острове и сумевшего отличить действительно драгоценную руду от множества ложных образцов, которую нередко объявляли местные рудоискатели. Долгое время доношение Ф. Лелеснова было столь же знаменито, как и неизвестно историкам. Писатель и краевед П. А. Бородкин использовал рассказ рудознатца при создании своей повести «Тайна Змеиной горы». По преданию Змеиногорский рудник при его первоначальной разработке был так богат самородным серебром, что несколько работников были заняты тем, что выбирали серебро из руды. Каждый работник был обязан набрать за смену полную рукавицу серебра. Что же представлял из себя наш город в те времена?

Подробнее…

По непроверенной информации, на одном из старых давно заброшенном серебряном руднике, близ алтайского города Змеиногорска, был известен таинственный ход. Человек, случайно или осознано попавший в него, мог увидеть на глухой стене красочные картины иного мира. А если он был чист душой и помыслами, то стена раскрывалась, и человек мог попасть в волшебное Беловодье. Многие отправлялись на поиски этого тоннеля, да не все возвращались назад.





Поделиться ссылкой:


Разместить объявление бесплатно! [Добавить на Сайт!]

Рассылка с сайта:


No tags for this post.