Куда исчез ковид?

Куда исчезла пандемия?

Куда исчезла пандемия? | Русская весна

Западная Европа и, в частности, Великобритания, в марте — апреле пережили значительный подъем заболеваемости, вызванный BA.2 — новым, более заразным вариантом «Омикрона».

Предыдущие волны пандемии там начинались, как правило, на несколько недель раньше, чем в России. Означает ли это, что новая волна вскоре доберется или уже добралась до нас?

Пока официальные цифры это не подтверждают. Но сегодня эти показатели не совсем надежны. Дело в том, что в начале пандемии люди чаще обращались за медицинской помощью с любыми респираторными симптомами. Это помогало охватить ПЦР-тестами большое количество инфицированных. Их результаты автоматически регистрировались и учитывались в статистике заболеваемости.

В последние месяцы практика тестирования изменилась: люди всё чаще самостоятельно приобретают экспресс-тесты и используют их на дому. Особенно заметна эта тенденция в мегаполисах. Результаты домашних тестов обычно не учитываются в официальном подсчете.

Кроме того, вполне вероятно, что сейчас популяционный иммунитет в России близок к рекордно высокому уровню. Многие люди уже перенесли инфекцию, сделали несколько прививок, и с учетом этого могло увеличиться число граждан с легким течением болезни. Они игнорируют симптомы, не обращаются к врачам, не пытаются обследоваться и поэтому не распознаются как больные коронавирусом.

Явная усталость от пандемии также снижает число обращений за медицинской помощью при легких симптомах. И в официальных данных такие больные просто не будут учтены. Из-за этого мы можем не увидеть новый всплеск заболеваемости. Поэтому выдвигаемая рядом экспертов гипотеза о том, что сейчас мы можем находиться в середине очередной — невидимой — волны пандемии, имеет право на существование.

В подобной ситуации более полную картину о текущем уровне заболеваемости можно получить, дополнив традиционное тестирование на ковид другим исследованием: обнаружением SARS-CoV-2 в общественных сточных водах. Анализируя их на наличие генома коронавируса, определяя его концентрацию, можно получить ранний сигнал о том, что происходит подъем заболеваемости.

Такое исследование не позволяет выявить, что инфицирован конкретный гражданин с конкретной улицы, но дает достаточно точное представление об общем количество заболевших людей в населенном пункте, на определенной территории.

В любом случае тот факт, что наша страна не переживает большую видимую волну пандемии, свидетельствует: мы прекратили следовать по пути Европы. Одно из объяснений заключается в том, что в России сейчас другой иммунологический ландшафт, население нашей страны на данном этапе, видимо, менее уязвимо для вируса. Даже если BA.2 незаметно заражает большие территории России, похоже, что благодаря популяционному иммунитету, он не вызывает таких частых случаев тяжелого течения болезни, как предыдущие волны.

Возможность выдержать новый всплеск без тяжелых форм болезни и смертей — это то, на что мы надеялись на протяжении всей пандемии. Но это не означает, что с ней покончено. Более легкий ход пандемии можно будет с уверенностью констатировать, только если мы получим данные о реальной заболеваемости.

В некотором смысле незнание того, находимся ли мы в новой, невидимой волне, оставляет нам меньше возможностей для принятия личных решений о нашей безопасности.

Таких как: следует ли носить маску, избегать посещения публичных мероприятий и т. д. И, конечно же, следует помнить, что иммунитет к коронавирусу с течением времени у всех ослабевает. Особенно тяжело его поддерживать у пожилых людей и лиц с ослабленным иммунитетом. Поэтому всё еще остается множество уязвимых мест, которые может использовать постоянно меняющийся вирус.

Справка

Михаил Каган — заслуженный врач России, ведущий научный редактор сервиса дистанционного медицинского образования Vrachu.ru

Related posts