Корпорация «Русь» или государство как звено в системе мировой торговли!

"Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают." Пауло Коэльо ©

Корпорация «Русь» или государство как звено в системе мировой торговли!

«Земля наша велика и обилна, а наряда въ ней нѣтъ. Да поидете княжить и володѣть нами».
И далее в Повести Временных лет описывается, как пришли три брата во главе с Рюриком «и всей своей русью», и вот именно с этого и начинается Древнерусское государство.

Весьма скупое изложение событий, которое летописец излагает два с половиной века спустя, мы сегодня сможем «расшифровать» и попробовать разобраться, в чем же заключался смысл создания государства в землях, которые вовсе не выглядели настолько замечательными и привлекательными сами по себе.

Еще в VII веке в скандинавских сказаниях появляются смутные сведения о богатом Востоке, где серебром устланы улицы, и самые непоседливые из викингов ищут пути на Запад.

В Европе именно в это время замаячил свет в бесконечных «тёмных веках» — торговля, во многом благодаря предприимчивым фризам, оживляется, потомки Хлодвига всячески способствуют её развитию — торговать менее затратно, чем воевать и грабить, а выгоды, оказывается, могут быть велики — Меровинги, чья власть в тот момент простирается на большую часть уже охристианенной Европы, начинают (с 640-х г.г.) даже печатать собственную монету, и хотя их монеты кажутся детскими забавами великим цивилизациям — византийцам и арабам, но их серебряные денарии (так они были названы в подражание римским монетам) быстро становятся главным средством обмена и мерилом ценности в варварских королевствах.

Себеряный арабский дирхем. На картинке - монеты IX века, периода, когда волжский торговый путь уже пережил пик своего расцвета, но арабское серебро всё ещё поступало в Европу
Себеряный арабский дирхем. На картинке — монеты IX века, периода, когда волжский торговый путь уже пережил пик своего расцвета, но арабское серебро всё ещё поступало в Европу

Вот только монет этих — не хватает.
Серебра, оставшегося с античных времен, в Европе мало, известные рудники истощены, а новые (своего серебра в Европе много, но это выяснится только два столетия спустя) еще не разведаны, и благородный металл поступает в варварские королевства из Византии либо переправляется самой мощнейщей из торговых корпораций того времени — евреями-радонитами, из далеких персидских земель.
Это очень дорого, и предприимчивые европейцы ищут иные дороги.

В конце VII века правитель Сконе, по имени Ивар Широкие Обьятия, совершает длинное путешествие из Балтики по Двине и даже, как думают некоторые исследователи, добирается до Днепра (чуть ли не посещает Киев), а так же воюет с «конунгом Гардарики» Радбартом (в то время Гардарика — название окрестностей Ладоги), к которому, без отцовского согласия, уходит его дочь.
Тем не менее походы Ивара не забывают его потомки — маршруты разведаны, рассказы о них живы в сагах, и рассказы эти сильно пригодятся последователям первопроходца.

Как знать, может быть, далекие земли на великих реках еще долго не привлекали бы внимания европейцев, если бы именно в эти края не забрели бы арабы, которых на волжские берега и Восточную Балтику не привела бы крупнейшая в истории война двух величайших торговых корпораций своего времени — евреев-радонитов и арабов.

Маршруты купцов-радонитов. Эта могущественная торговая корпорация, которая держала в своих руках чуть ли не все самые важные торговые маршруты, появилась неизвестно откуда (версий довольно много) и исчезла - неизвестно, почему. Некоторые историки думают, что одна из причин - банальная нехватка людей, которые могли бы держать под контролем такое неверотяное количество торговых точек и маршрутов, и, глядя на эту карту, кажется, что такое предположение имеет основание
Маршруты купцов-радонитов. Эта могущественная торговая корпорация, которая держала в своих руках чуть ли не все самые важные торговые маршруты, появилась неизвестно откуда (версий довольно много) и исчезла — неизвестно, почему. Некоторые историки думают, что одна из причин — банальная нехватка людей, которые могли бы держать под контролем такое неверотяное количество торговых точек и маршрутов, и, глядя на эту карту, кажется, что такое предположение имеет основание

Радониты умудрились держать под контролем практически весь шелковый путь на всем протяжении которого, от Дуньхуаня до Ферганской долины, стояли китайские гарнизоны.
Видимость контроля, однако, не давала китайцам реальных выгод: и в эпоху Хань, когда этот великий путь, соединяющий разрозненные ранее цивилизации, был открыт, и во времена сменившей их династии Тан, китайские торговцы не были людьми самостоятельными — торговать можно было только по велению императора, инициатива не поощрялась, Китай был скован жесточайшими регламентами, как цепями, и порвать эти цепи (или ослабить?) получиться только в наше время.
А вот согдианцы, в мире которых все представлялись равными (ну — почти) и уж во всяком случае репрессивных мер предпринимательская инициатива не предполагала, занялись торговлей чрезвычайно активно.
Именно согдийский язык был главным «рабочим» языком на протяжении всего шёлкового пути, именно согдийцы водили торговые караваны и именно Самарканд был главной точкой их «приземления». Активность согдийцев поощрялась китайцами: в каждом городке на этом маршруте была довольно большая купеческая колония среднеазиатов, им были предоставлены исключительные льготы (вызывающие негодование скованных подданных императора).
Возможно, китайские чиновники в душе, да и в разговорах друг с другом, сетовали на то, что с народом им не повезло — мол, ленивы они и не любопытны, поэтому согдийцам и достается вся выгода, но, так или иначе, никаких шагов для дерегулирования удушающих активность подданных законов не делалось, и их соплеменникам доставалась роль охранников и рабочих по обеспечению маршрута.

Главными бенефициарами, однако, были не китайцы и даже не согдийцы, а евреи-радониты, державшиеся слегка в тени.
Именно они держали в своих руках все торговые маршруты древности, перемещая фарфор, шёлк и бумагу из Китая, специи и драгоценные камни из Индии и Индонезии, оружие из страны франков, вина, стекло и ткани из Средиземноморья, мед, янтарь и меха с севера, и главное — рабов, во всех направлениях — основной и самый ценных из товаров, пользовавшийся стабильным спросом.
А, как известно, у кого товар — у того и прибыль. А самый выгодный для обмена товар был в руках радонитов.
Торговые кварталы радонитов существовали в каждом из более-менее заметных городов по всему свету, от Лондона до Ханьчжоу, а еврейская община в Кайфене, столице Китая середины первого тысячелетия н.э., существует и сегодня (сами китайцы называли иудаизм «тяо цзинь цзяо» (挑筋教), что значит «религия вытягивания жил»).

Скромная по размеру (говорят, что сейчас составляет около 100 человек) община иудеев существует в Кйфэне и сегодня (конечно, уменьшающаяся под давлением властей, активно борящихся с религией). Но это сейчас община - небольшая, а вот иудейское кладбище - огромное
Скромная по размеру (говорят, что сейчас составляет около 100 человек) община иудеев существует в Кйфэне и сегодня (конечно, уменьшающаяся под давлением властей, активно борящихся с религией). Но это сейчас община — небольшая, а вот иудейское кладбище — огромное

Начиная с конца первой половины VII века из Аравийских пустынь приходит ислам, и арабы, люди предприимчивые и активные, получают безграничные возможности для удовлетворения собственных торговых амбиций, благо, и расположение подчиненных исламу стран благоприятствует реализации самых смелых планов: именно в исламском мире теперь «приземлен» шелковый путь, под их контролем находятся Персидский залив и Красное море, и арабы вклиниваются в путь пряностей.
Могущественное из государственных образований — халифат — поставлено на службу этой торговой корпорации, и дела их идут весьма успешно.

Корпорация радонитов, однако, не сидит без дела: торговые пути, как известно, приманиваются хорошим товаром, а с товаром у радонитов по-прежнему нет проблем: они ухитряются завернуть торговые караваны с шёлкового пути в обход Каспия не с юга, как они шли исстари, а с севера, к устьям Урала и Волги. Оттуда через земли дружественной Хазарии (есть искушение как-то связать принятие иудаизма хазарами с радонитами, которые имели исключительное влияние в каганате — свидетельств этому, однако, не находится) — караванами в земли могучей Великой Моравии, аварского каганата, Византии, и дальше — в земли франков, германцев, фризов, англов и норманнов.

Арабы ведут с хазарами собственные игры: после бесчисленных войн, в которых арабы терпят одно поражение за другим, едва успевая отбивать хазарские набеги, им удается рейд в степи Волги и Дона: главные крепости хазар взяты штурмом, а в решающей битве в низовьях Дона арабы одерживают победу, которую можно назвать пирровой — но тем не менее после 737 года в отношениях этих стран бесконечные войны сменяются долгим, пусть и хрупким, миром (хотя последняя из войн между ними датирована 799 годом).
Ислам уже не религия войны — нужны не новые завоевания (приходит время думать о том, чтобы хоть как-то удержать завоеванное ранее), политика арабского мира подчинена интересам их торговой корпорации.

Карта мира, составленная арабским географом Абу Исхак аль-Истахри. Волга и Ладога тут тоже есть, надо только рассматривать её правильно... Да, не шутка - представление о мире и об отображении его на картах у арабов сильно отличалось от современного нам
Карта мира, составленная арабским географом Абу Исхак аль-Истахри. Волга и Ладога тут тоже есть, надо только рассматривать её правильно… Да, не шутка — представление о мире и об отображении его на картах у арабов сильно отличалось от современного нам

Арабы разрабатывают торговый маршрут в Европу, мимо радонитских торговых факторий, который казался до того совершенно фантастическим: водой по Каспию, а дальше — вверх по Волге, через земли хазар, которые склонны были тогда облагать путешественников малой данью, через земли Волжской Булгарии (в которую ислам пришел в 737 году, как полагают, вместе с арабскими купцами), далее — через земли финно-угров, ведомые булгарам и — неведомые им, к востоку Балтики.
Почти наверняка такое плавание занимало не один год: известно, что еще в XIX веке астраханским баржам, которые тянут бурлаки, не хватает одной навигации для преодоления Волги. В XIX века баржи (и бурлаки, конечно) зимуют в Рыбинске, весной продолжая свой путь, а в VIII веке арабские корабли зимуют в Булгарии.

Тем не менее удивительное случилось: появился Волжский торговый путь, самый древний из торговых путей, проходящий по территории нашей страны, и — самое главное — ставший очевидной причиной образования Русского государства.

Ладогу (вспомним конунга Гардарики Ратборта) скандинавы обхаживали давно, однако пока мы знаем о том, что крепость здесь они впервые обустроили около 753 года, и назвали её Альдейгья.
Место было выбрано очень удачно — именно здесь завершались арабские экспедиции и делались самые большие состояния. Но вот время, наверное, было выбрано не слишком удачное (впрочем — кто их, времена, выбирает?), потому что скандинавская попытка обжить восточнобалтийские болота совпала по времени с движением в эти земли племен, совокупность которых мы позже будем называть восточными славянами.
На берега Ладоги пришли ильменские словене, и, судя по всему, забрели они в эти северные болота вовсе не случайно, а вполне целенаправленно — и, скорее всего, именно звон арабского серебра был их путеводной звездой.

Ильменские словене строят Новгород
Ильменские словене строят Новгород

Славяне еще в VII веке научились выращивать озимые — без этого умения на худородных северных землях землепашцам выжить было невозможно, и, вооруженные этими знаниями, они двинулись на север, к берегам Балтики, огибая земли многочисленных и воинственных балтов.
В первой половине VIII века ильменские словене вышли к берегам Волхова, Невы и Ладоги. Скандинавская Альдейгья торчала у них костью в горле, и славяне смогли захватить крепость и сжечь её дотла.
Но больно уж хорошее место было выбрано норманнами для поселения, и с военной, и с торговой точки зрения, и славяне отстраивают городок заново, даже название не меняют — они называют Альдейгью так, как им удобно её называть — собственно, слово «Ладога» появляется именно так.

Славяне сумели стать отличными торговыми партнерами и для арабов, и для скандинавов, причем в первую очередь потому, что научились отлично вести дела с местными финно-угорскими племенами — корелой, чудью, мерей.
Примерно с 780 года славяне начинают производство стеклянных бус, называемых глазки (и в самом деле, похожи), причем используют для производства низкотемпературный арабский способ, что дает нам повод порассуждать о чудесах трансферта технологий.
Глазки эти — в большом почете у местных племен, один из арабских путешественников с восторгом пишет, что за один такой глазок можно получить целого раба!
Впрочем, меняют глазки в основном на меха — и мех, и ценимые мёд, деготь и воск, добывают вовсе не земледельцы-славяне, а лесные жители — корела, чудь и чухонцы.
По сути, глазки стали первыми деньгами на землях восточных славян — серебряные арабские дирхемы были интересны не в качестве денег, а разве что как «обменный фонд», который выгодно меняли на оружие, ткани, вина и прочие удивительные дары из Европы.
Впрочем, всем товарам славяне предпочитали зерно — Северо-Западная Русь ощущала его дефицит с начала своего существования и всю свою историю — собственные пашни никогда не будут в состоянии прокормить жителей.

Дорестад, город, который ошибочно называют столицей фризов. Столицы у фризов не было и ижизнь их была децентрализована, а нам Дорестад интересен тем, что, по сути, именно здесь, в городе, расположенном там, где Рейн в те времена спадал в Северное море, был один из первых монетных дворов Европы. И Серебряный путь, вернее, западная его часть, заканчивалась именно здесь
Дорестад, город, который ошибочно называют столицей фризов. Столицы у фризов не было и ижизнь их была децентрализована, а нам Дорестад интересен тем, что, по сути, именно здесь, в городе, расположенном там, где Рейн в те времена спадал в Северное море, был один из первых монетных дворов Европы. И Серебряный путь, вернее, западная его часть, заканчивалась именно здесь

Арабская торговля идет чрезвычайно успешно.
Арабы привозят в основном серебро, груз компактный и дорогой (значит, они отлично были осведомлены о дефиците серебра в Европе), которого в их землях, особенно после покорения Согдианы, было в достатке, хотя возили и китайский шёлк, и ремесленные изделия.
В обратном направлении везли меха, янтарь и рабов — еще много столетий работорговля будет самым прибыльным из бизнесов.
Ладога оказалась чрезвычайно удобным местом для торгового обмена: именно здесь можно было сбыть серебро с максимальной выгодой и получить меха по лучшей цене.

Именно из Ладоги идет самый мощный поток серебра в монетные дворы франков, от Дорестада до Парижа, и арабские дирхемы, которые позже перечеканивали в монеты империи Карла Великого и его потомков — самое дешевое серебро в Европе.
Волжский торговый путь становится известен всей Европе, и называют его — «Серебряный путь».

Вот только путь серебра не прост — племена финно-угров, населявшие территории от Карелии до Урала и все земли Верхней Волги и Оки, принимавшие, в общем-то, пришлых — и славян, и скандинавов, относительно мирно, были вовсе не прочь поживиться за счет арабских купцов.
Для охраны купеческих судов и мест их зимовок ладожские бенефициары — и скандинавы, и славяне, да и финно-угры — создавали специальные отряды, которые отправлялись вглубь волжских и окских лесов, и устраивали там свои поселки.
Сегодня археологи обнаруживают следы таких поселений — в частности, в районе современных Ярославля и Ростова — по преимуществу, населены они были людьми из племени меря с весьма заметным присутствием скандинавов и славян.

Находки из Тимерёвских курганов, где, судя по всему, задолго до легендарного визита на Русь Рюрика, находилась охранная дружина и существовало смешанное поселение меря, славян и викингов. Возможно, это одно из мест, где зимовали арабские купцы.
Находки из Тимерёвских курганов, где, судя по всему, задолго до легендарного визита на Русь Рюрика, находилась охранная дружина и существовало смешанное поселение меря, славян и викингов. Возможно, это одно из мест, где зимовали арабские купцы.

Впрочем, сами они не делят друг друга по этническому признаку: их называют «русь», что означает на одном из скандинавских наречий «вооруженный гребец», но, по сути, обозначает род деятельности, занятие — так же, как и слово «викинг» является обозначением, так сказать, промысла (если кто-то вспомнит про сказки из учебника про речку Рось, то — забудьте, это наименее реальная из всех гипотез о происхождении этого слова).

Экономические интересы превалируют над этническими — фактически, создается весьма успешная торговая корпорация «Русь», в которую входят все, кто принимает какое-либо участие в поддержании этого маршрута — не только вооруженные гребцы, но и стеклодувы, и торговцы, обеспечивающие связь с Западом, и местные охотники.
Они не скованы законами и правилами, — разве что личными договоренностями, они деятельны и предприимчивы, и все они, проводя некоторую параллель с шёлковым путем, даже и не думают быть «китайцами», они претендуют на роль «согдийцев» или «радонитов».

Не стоит идеализировать наших предков — они вовсе не были мирными людьми (в конце концов захват рабов был всегда «силовым захватом»), и вела себя русь на осваиваемых территориях ровно так же, как и викинги в Европе — то, что можно было взять силой — брали силой, а в тех случаях, когда применение силы было с прагматической точки зрения неправильно — либо силы были равны, либо была опасность потерять торговых партнеров в лице арабов или купцов с Запада, либо обмен стеклянных глазков на меха был очевидно выгоднее — то тогда русь занималась торговлей.

Призвание варягов на Русь, Радзивилловская летопись
Призвание варягов на Русь, Радзивилловская летопись

Торговая корпорация «Русь» сложилась задолго до легендарного пришествия Рюрика — первое упоминание о народе русь и их хакане (кагане) — это 839 год, причем упоминают о них в связи с посольством византийского императора Феофана к императору франков Людовику Благочестивому, что говорит о высокой степени активности и большой узнаваемости руси.
Сложно судить, когда именно и как было создано русское государство, но совершенно очевидно, что в какой-то момент наиболее разбогатевшим на Волжском торговом пути людям понадобилась легитимизация своих доходов, защита своих состояний и особые права на решение важнейших вопросов в жизни корпорации.
И именно это и стало реальным поводом для формальной фиксации сложившейся ситуации, а государство стало инструментом для закрепления статус-кво.

Еще много столетий присутствие варягов в истории этого государства будет весьма заметным и важным, так же, как и роль финно-угров, но постепенная ассимиляция более многочисленными славянами местных и пришлых весьма заметна.

Волжский торговый путь вскоре теряет свое значение, но торговая корпорация Русь, а точнее, созданное на её основе государство, находит себе новое и весьма прибыльное занятие: путь «из араб в варяги» сменяет другой маршрут — «из варяг в греки».

Торговые пути на Руси. Красным отмечен Волжский, или Серебояный торговый путь, синим - "из варяг в греки". Здесь же можно увидеть примыкание Шёлкового пути.
Торговые пути на Руси. Красным отмечен Волжский, или Серебояный торговый путь, синим — «из варяг в греки». Здесь же можно увидеть примыкание Шёлкового пути.

Торговая корпорация арабов, в силу великого множества причин, сильно сокращает свою активность в славянских к Х веку, когда и шёлковый путь переживает не самые лучшие свои времена.
Но при этом арабы добиваются глобального торгового успеха — шёлковый путь переходит в их руки еще с 751 года, когда их войско побеждает армию китайской династии Тан, в их руках морская торговля в Индийском океане, в Восточной Африке, Транссахарский маршрут, их колонии сменяют торговые колонии согдов, растворенных в мусульманском мире, и радонитов, сведения о которых исчезают после XI века.

Наступает эпоха национальной торговли, торговли, которую государства поддерживают силой оружия и дипломатии, и романтические времена торговых корпораций, объединений рисковых и предприимчивых людей, уходят в прошлое.

#экономическиеистории

Related posts

Leave a Comment

1 × четыре =