Колывань, Алтайский край! Там, где делали царицу ваз!

"Бесконечны лишь Вселенная и глупость человеческая, при этом относительно бесконечности первой из них у меня имеются сомнения." А. Эйнштейн ©

Колывань, Алтайский край! Там, где делали царицу ваз!

Даже те, кто не был в Питере и, соответственно, в Эрмитаже, в курсе, что там есть огромная ваза, которую сначала поставили, потом стену вокруг возвели. И, может быть, многие слышали, что ваза эта — из колыванской яшмы. Как люди, у которых в 40 км от города есть уже Колывань, мы всегда удивляемся, что это всё происходило не там. И машем рукой куда-то южнее в сторону ТОЙ САМОЙ Колывани. Где никто и не бывает обычно.
А мы побывали!

Экскурсии на так называемый Рудный Алтай бывают у нас нечасто. И вот в этом году (руководство партии) контора направила меня туда — на разведку. Так как я не должна была работать там в принципе, ехала я без зарплаты, типа отдыхать. Ну, тоже хорошо, двухдневный отпуск получился.

И вот в семь утра мы отбываем с площади Ленина и держим курс на Барнаул. Жарко, ремонт дороги, едем не то чтоб быстро. В Барнауле подбираем ещё троих туристов, директора музея Мир камня Сергея Иосифовича и менеджера Дашу. И уходим на юг — поля и степи, подсолнухи и гречиха, промелькнул город Алейск, потом поворот… Степи-степи-степи, обед в селе Курья, где, между прочим, родился Михаил Калашников, в Курье в соседнем помещении гуляет свадьба под позднесоветские хиты… Начинаются невысокие горы, и вот — Колывань!

Симпатичный музейчик. Вообще, поразительно, конечно — такая гигантомания в такой глуши… все эти вазы… Как детали тащили волоком, обязательно по снегу, обязательно люди — лошади не умеют рывками, они бы покрошили камень при транспортировке… Зачем? А вот так!

Камея из яшмы — Александр первый. Полосатая яшма, из светлой такая миниатюра… фантастика, конечно.

Современные мозаики — вооот, оказывается, метро Сибирская-то откуда украшена!

А потом — камнерезный завод: пруд, старая плотина, работающие цеха, по случаю субботы в них тихо, лежат будущие надгробия (а что, востребовано же), всякие элементы парковые — фонтанные…

На заводе экскурсию проводил местный краевед, лет восемьдесят ему, а так складно говорит.

В цехах влажно, вода всё время шумит… Непростая там работа, конечно же.
А вазу в работе мы нашли только такую:

Вечерело, а у нас впереди было ещё Колыванское озеро. Оно — остаток древнего океана, океан отступил, осталось озеро и каменные исполины-останцы в его окрестности.

Сергей Иосифович повёл народ искать какие-то камешки, а мы с одной туристкой набрали по берегу реликтовых орешков-чилимчиков, которые очень мало где растут, а тут их — бери не хочу…  Конечно, вокруг озера можно полдня ходить, но тут уже стемнело, и мы поехали в Змеиногорск — ужинать и заселяться. Переночевали, обозрели Змеиногорск — небольшой малоэтажный город, высокие здания строить нельзя — под городом старинные копи, набрали водички в серебряном источнике, поехали на Лазурское месторождение, где бродили часа два, подбирая камешки зеленые, камешки синие — малахит, азурит (именно азурит, а не лазурит)… Меня, конечно, больше интересовали пейзажи, а не камни. Смотреть вдаль… это такая рабочая радость!

Ну, а потом мы, загоревшие и довольные, сходили в очередной музей, пообедали и долго-долго ехали ДОМОЙ. Начался дождь, над степью сверкали молнии, в подсолнуховых полях для фото остановиться не удалось, домой приехали в час ночи… но это было замечательно. Если кто фанат геологии — баранульский музей камня и его директор это находка, конечно, да.

Ну и вообще, почти до границы с Казахстаном я ещё не добиралась:)

Рассказ написан в 2016 году,
опубликовано 18.12.2020,
Надя-Райздрав,
Новосибирск


Related posts

Leave a Comment

9 − 8 =