КОГДА ИСТОРИЯ ОЖИВАЕТ…

"Оптимизм - это доктрина, утверждающая, что все прекрасно, включая безобразное, все хорошо, особенно плохое, и все правильно, в том числе неправильное… Доктрина эта передается по наследству, однако, к счастью, не заразна." Амброз Бирс ZMEY
Время на прочтение: 2 минут(ы)

Перед проведением и во время экскурсий, и ещё чуть-чуть после (спасибо хорошо развитому образному мышлению), в моём воображении начинают прокручиваться яркие колоритные картинки. Оживают пять тысяч лет истории горно-рудного производства. На берегу Колыванского озера горят костры, со Змеиной горы тягловые волы везут руду, мужчины выплавляют золото, а женщины заплетают косы своим дочерям, вплетая в них украшения, сделанные их отцами. Это рудно-алтайцы, которых археология включает в сибирскую окуневскую энеолитическую культурно-историческую общность.
За две с половиной тысячи лет, у истоков которых стоят рудно-алтайцы, андроновцы приводят к расцвету цветную металлургию; скифы отправляют своё золото путешествовать по всему миру; и всё это (о, Боги!) — до нашей эры!
А с гунно-сарматов начинается великая эпоха переселения народов.

Моё воображение показывает мне каганов (ханов над ханами) и северное ответвление Великого Шёлкового пути, по которому тянутся караваны с нагруженными на повозки всевозможными разнообразными богатствами тех времён — роскошные шелка, вкуснейшие вина, благовония, монеты, раковины каури из Китая и ценные меха, мускус, дорогие лошади-скакуны из Сибири.

Потом джунгары (западные монголы) пытаются «выбить» ещё немногочисленных русских людей; но русские, как известно, не сдаются. Они строят крепости и помня о пролитой крови Ермака за Сибирь, считают эту землю своей. И вот уже демидовская вотчина переходит в собственность императрицы Елизаветы Петровны; и Ползунов сооружает первые плотины и пильные мельницы; и «батюшка Козьма» идёт по подземному каналу, провожаемый восторженными взглядами рудничных тружеников, нашёптывая сам себе только ему ведомые расчёты. И его сын строит «чугунку», и дымит сереброплавильный завод, и купцы строят свои краснокирпичные дома и лавки. И по воскресеньям с утра все жители ходят в церковь, а вечерами за большим столом собираются семьями на трапезу. «Серебряный венец России» щедро пополняет царскую казну рудным богатством.

Начало XX века, моя прабабушка приходит с рудника и подшивает свои валенки — за день нитки стёрлись о камни. В 1950-х годах мама даёт напиться водой трудягам, которые по «узкоколейке» возят руду с карьера к месту погрузки, на край города. В 1990-е профессор Моисеев создаёт коллектив авторов «Серебряного венца» и под светом ночной лампы собирает как драгоценную мозаику эту чудесную книгу.

И вот, в начале нынешнего столетия, совершают свой крёстный ход казаки; «ДобычаСтройСервис» вывозит золотосодержащие «хвосты»; «Достояние земли Змеиногорской», с запахом свежеотпечатанных листов, рассказывает нам о богатейшем археологическом наследии; и Змеиную гору терзает «баритомойка». Горно-добывающая история, начавшаяся пять тысячелетий назад, гремит сегодня экскаваторами и брызжет грязью из-под несущихся на бешенной скорости грузовиков. А я снова не сплю полночи — рудно-алтайцы, скифы, караваны, шахты, шум воды в водоналивных колёсах, грохот чугунных вагонеток, воскресный колокольный звон, прабабушка, у печки подшивающая свои валенки и свет настольной лампы — яркими картинками, как качественно снятое кино, будоражат мой ум и моё сердце, наполняя меня огромным разнообразием чувств и эмоций. Так вот, оказывается, какая ты, оживающая история…

©Елена Гильдерман

____________

Текст авторский, копирование и использование без ссылки на автора и источник запрещено ГК РФ гл.70 от 18.12.2006 N 230-ФЗ (ред. от 31.07.2020)






Поделиться ссылкой:

Related posts

Leave a Comment

пять × один =