Пьянство! Какой же стыд!?

"Бездеятельность иногда приводит к катастрофической безрезультатности!" Станислав Ежи Лец ©

Очень личная история о русской беде и о спасении!

Череда новогодних праздников, “старых” и “новых”, стала для подавляющего числа наших соотечественников поводом хорошенько выпить. Как известно, Крестителю Руси, святому равноапостольному князю Владимиру приписывают фразу “Веселие Руси – пити, не можем без этого быти”. Но так ли это на самом деле? Давайте разбираться.

Очень личная история

Для начала, что называется, присказка. Очень личная. Практически исповедальная. Вот что поведал “Первому русскому” один интеллигентный человек творческой профессии, имени своего просивший не называть. Впрочем, есть опасение, что в этой истории узнать себя могут очень многие русские люди среднего и старшего возраста. И именно поэтому наша сегодняшняя тема – особенно актуальна. Итак…

ФОТО: АГН "МОСКВА"

Пьяницей я себя никогда не считал. Хотя выпивал, случалось, прилично – не в подворотнях, разумеется, а за столом, в процессе дружеской беседы. Самая коварная обстановка, кстати: вроде пьёшь со всеми и понемногу, а потом вдруг “уходишь в автопилот” и дальше уже ничего до утра не помнишь.

Несколько раз в подобных случаях попадал в неприятные истории, даже пить бросал – от месяца до пяти лет. Но потом приходило ощущение, что восстановился, можешь теперь всё контролировать: сидел же не раз за столом, где все пьют, – и не тянуло. Ну, и позволишь себе “одну стопочку”. Нет, две. Ну, ладно – три. И понеслось… Утром думаешь: ну как до такого дело дошло? Ведь так же хорошо сидели.

Следующая стадия – это когда начинаешь алкоголем “нервы лечить”. Вроде и помогает поначалу: пара рюмок – и стресса нет. Но в один прекрасный день ловишь себя на том, что сидел и пил один. И понимаешь, что это уже не случайность, а болезнь. Признаться себе в этом трудно, но необходимо, чтобы остановиться. Как объяснил мне один медик, когда “выпьешь по жизни свою цистерну”, то какой-то фермент, расщепляющий алкоголь, просто перестаёт вырабатываться. И понимаешь: либо пить, либо жить.

Кстати, читал как-то, как один православный человек пить бросил. Говорит: вдруг понял, что помереть человек может в любой момент и на суд к Богу попасть. И вот попадаю я, стою перед Ним, а я… пьяный. Стыд-то какой! Так и бросил.

Якутский “ковидный рывок”

Когда весной 2020 года в России были объявлены “длинные выходные” из-за коронавируса, выяснилось, что в Якутии население решило бороться с вирусом дедовскими методами и за два дня выпило… недельный запас спиртного. Всполошившиеся власти ввели было “сухой закон”, но вскоре по рекомендации Минпромторга его отменили.

К слову, именно в Якутии ещё в 2010-х пытались задавить алкоголизм запретами и даже частичным “сухим законом”. В итоге получили рост потребления разнообразного контрафактного низкокачественного алкоголя. То же было и по всей стране. Как признал ещё в 2017 году министр промышленности и торговли Денис Мантуров:

Сегодня, если брать рынок алкоголя, к сожалению, около 50 процентов – это незаконно произведённая алкогольная продукция.

Не поможет и повышение цен на алкоголь. Помните частушку по этому поводу времён Брежнева? “Было пять, а стало восемь. Всё равно мы пить не бросим. Передайте Ильичу: нам и десять по плечу!” Но что же нам делать с этой проблемой? Неужто прав был святой равноапостольный князь Владимир насчёт “не можем без этого быти”?

Только цифры и факты

А вот и нет! Вопреки распространённому на Западе мифу о “тотально пьющей России” наша страна со своими 11,7 литра на человека по употреблению алкоголя на душу населения не входит даже в “пятёрку лидеров”, где первенствуют Молдова (15,2 литра на человека), Литва (15,0), Чехия (14,4), Германия (13,4), Нигерия (13,4). Даже такие респектабельные и “передовые” страны, как Франция, Португалия и Бельгия занимают в этом антирейтинге более высокие места. Россия же, по данным ВОЗ за 2021 год, занимает более чем скромное 16-е место. Так что слухи про “не можем без этого быти”, мягко говоря, несколько преувеличены.

При этом, строго говоря, пьянства как массового явления ни в дохристианской, ни в раннехристианской Руси не было вообще. Вино было дорогим импортным товаром, доступным лишь знати. Поэтому пили на Руси медовуху, сурицу (настой трав на медовой воде, забродившей на солнечном свете), пиво, квас и слабую брагу.

С “русской водкой” тоже не всё так просто. Вообще-то завезли её к нам генуэзские купцы в 1386 году как дар русскому князю Дмитрию Донскому – это был чистый виноградный спирт, именуемый “аквавита” (вода жизни) и изобретённый в Южной Франции, который Европа употребляла уже более 100 лет. Правда, достоинств нового напитка предки не оценили и долгое время употребляли единственно как наружное дезинфицирующее средство.

СРЕДНЕВЕКОВЫЙ САМОГОННЫЙ АППАРАТ. МУЗЕЙ САМОГОНОВАРЕНИЯ. ФОТО: МИХАИЛ ТЮРЕНКОВ / ЦАРЬГРАД

Питие как бюджетообразующая отрасль

Но время шло, нравы менялись, и дешёвое в производстве “хлебное вино” скоро стало рассматриваться как средство пополнения казны. Считается, что первый “царёв кабак” открыл в 1552 году Иван Грозный, потому как первые залежи серебра открыли на Руси более чем через полтораста лет после него, а золото – и того позже. Позднее появляются “откупщики”, за соответствующие деньги покупающие право на торговлю спиртным. Ну и пошло-поехало.

Кстати, мало кто помнит, что в середине XIX века в 32 губерниях России (а это более 2000 деревень!) происходили даже “антиалкогольные бунты” – люди целыми сёлами отказывались пить и громили кабаки, выливая водку на землю. Разумеется, как явление для бюджета вредное, восстание было жёстко подавлено войсками, и тысячи людей отправлены в тюрьму или сосланы в Сибирь.

Император Александр III, решив остановить спаивание России, указом закрыл 85% кабаков, заменив их винными лавками, торговавшими только на вынос. Однако, по словам известного юриста Александра Кони:

Кабак не погиб, а вполз в семью, внёс в неё развращение и приучение жён и даже детей пить водку.

С началом Первой мировой войны был официально введён “сухой закон”. К сожалению, лечение оказалась чуть ли не хуже, чем болезнь: пошло массовое распространение кокаина (!), солдатские бунты, самогоноварение. Своеобразной местью за четыре года воздержания был двукратный штурм Зимнего дворца. Уже при первом штурме более половины революционеров были “под парами” и знатно ополовинили дворцовые винные погреба. Мало того, через неделю решили продолжить, смели охрану (уже свою) и двое суток шло беспробудное пьянство в самых диких формах.

Что же касается СССР, то пресловутый “водочный бюджет” родился именно в советском государстве. Как единственная возможность добыть денег на индустриализацию и для подготовки к будущей войне. Так, Сталин писал Молотову:

Откуда взять деньги? Нужно, по-моему, увеличить (елико возможно) производство водки. Нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки на предмет обеспечения действительной и серьёзной обороны страны … и формально закрепить его в госбюджете.

В итоге, если в 1925 году средняя семья за месяц потребляла полторы бутылки водки, то в 1927-м – две с половиной, а в 1928-м – уже три. И если при сталинских строгостях “в дым” напиваться ещё избегали, то при Хрущёве ситуация настолько обострилась, что в 1958 году была объявлена первая антиалкогольная кампания. Помогало, но, мягко говоря, не очень.

В СОВЕТСКИЕ ВРЕМЕНА САМОГОНОВАРЕНИЕ БЫЛО ОЧЕНЬ РАСПРОСТРАНЕНО. МУЗЕЙ САМОГОНОВАРЕНИЯ. ФОТО: МИХАИЛ ТЮРЕНКОВ / ЦАРЬГРАД

Про “антиалкогольное” же реформаторство Михаила Горбачёва и вовсе без слёз не вспомнить: варварская вырубка виноградников, фальшивые “безалкогольные” свадьбы, талоны на водку и в итоге – дикий завоз некачественного импортного алкоголя привели только к массовым жертвам научившихся “пить всё, что горит”.

“Новая” Россия – старое пьянство

Многие прекрасно помнят: в “лихие” 1990-е, с введением “рынка”, алкоголь стал намного дешевле, начал продаваться круглосуточно, причём большая его часть была контрафактной. Умерших от суррогатов никто не считал. Кинофильмы (те же “Особенности национальной охоты”) продолжали поддерживать миф о том, что хороший отдых невозможен без спиртного.

Только в начале нулевых начались ограничительные меры, проверки легальности, штрафы за продажу спиртного несовершеннолетним – и волна несколько пошла на спад. Нельзя не отметить пользу и от церковно-общественной антиалкогольной деятельности, которую курировавший её митрополит Тихон (Шевкунов) назвал “тихой антиалкогольной революцией”. И её результаты налицо: по данным ВОЗ, потребление чистого алкоголя в России сократилось с 15,8 литра на человека в 2008 году до уже упомянутых 11,7 литра.

С другой стороны, порой доходит до абсурда: глядя, как классическая реклама пива последним кадром позиционирует его как “безалкогольное”, невольно задаёшься вопросом: когда начнут так же рекламировать “безалкогольную” водку? А если серьёзно, то необходимо не только тотально запретить даже ассоциативную рекламу алкоголя, но и ограничить его продажу исключительно специальными магазинами. Или как минимум не выставлять на витрины публично. Как это уже сделали с табаком. И совершенно правильно сделали.

Но здесь приходится признать: продавать алкоголь выгодно – получение лицензии магазином занимает 2-3 месяца, в течение которого торгуют максимум пивом. Зато с получением лицензии на крепкий алкоголь доход сразу вырастает на 15-20%. Ожидать падения спроса на алкоголь в связи с массовым обнищанием населения также не приходится. Тут вспоминается печальный анекдот.

– Папочка, мама говорит – всё подорожало. Значит, ты теперь будешь меньше пить?

– Нет, деточка, это вы с мамой теперь будете меньше есть!

Что с того?

Православная Церковь, памятуя о том, что “пьяницы… Царствия Божия не наследуют” (1 Кор 6:10), хотя вина и не запрещает, но к пьянству относилась критически. Первую проповедь на эту тему (“Слово о пьянстве”) выдал ещё преподобный Феодосий Печерский в XI веке. По слову святого, пьяница отгоняет от себя ангела-хранителя и привлекает беса.

И ещё. Об избавлении от недуга пьянства в Православии в числе прочих святых особенно принято молиться мученику Вонифатию (Внифантию), чья память по церковному календарю приходится на 19 декабря. По “старому стилю”. А знаете, какое это число по стилю новому? 1 января. Вот так-то.

Источник

Related posts