Какого будущего у России быть не может?

Print Friendly, PDF & Email
"Всякая человеческая голова подобна желудку: одна переваривает входящую в оную пищу, а другая от нее засоряется." Козьма Прутков
   reading time 5 minutes

Какого будущего у России быть не может?

Предсказание будущего — дело неблагодарное, зато благородное. Общественно необходимое. Если только занимаются им не диванные и тем паче не кабинетные аналитики. Ибо первые вместо идей генерируют лишь мегатонны глупостей и апломба, а вторые, к положенному апломбу и глупостям, ещё и выражаются непонятно. Другие люди должны предсказывать будущее. Причём, «должны» в данном случае значит «обязаны».

Фото и иллюстрации взяты из открытых источников и принадлежат их авторам
Фото и иллюстрации взяты из открытых источников и принадлежат их авторам

Обязаны, но не предсказывают. Это я случайно обнаружил.

Хотел я написать… неважно уже о чём, но в качестве иллюстрации к статье понадобилась мне картинка по ключевым словам: «либеральная Россия будущего» или «демократическая», «европейская», «свободная». По всякому пробовал. И не нашел. Ноль. Зеро. На выдаче или унылый лик Алексея Навального, часто в зелёнке, или какая-то постапокалиптика. Зато, на «СССР будущего» — лавина позитивного контента.

Из «СССР» и взял. Просто «России будущего», само собой, тоже очень много. Но там ощущается вторичность. Всё то же самое, что в советском варианте, только вместо красных звёзд — орлы и триколор. Иногда космические линкоры клином.

То есть, оказалось — и это не гипотеза, а данные экспериментальные, наблюдательные, — что нет у России ни «либерального», ни «европейского», ни какого-либо ещё из данного ассоциативного ряда будущего. До такой степени нет, что его никто даже и не придумал. Где визуальный образ? Символический канон? Где хотя бы литературное описание? За три десятилетия, наверно, можно было бы сочинить фантастический роман, описывающий светлое демократическое, ни разу не имперское, зато свободное во все поля и, может быть, даже общеевропейское будущее страны. Можно было б широкими мазками набросать рыночный вариант «Мира Полудня».

Но, почему-то, никто не взялся. Писатели, до того красиво и вдохновенно описывавшие коммунистическое будущее, искренне покаялись, однако, от участия в формировании образа новой утопии устранились. И это точно. Я долгое время занимался литературной критикой в области отечественной фантастики. И если б что-то, кто-то и где-то — я б знал.

Фото и иллюстрации взяты из открытых источников и принадлежат их авторам
Фото и иллюстрации взяты из открытых источников и принадлежат их авторам

…Нет. Были попытки. Однако же несерьёзные. Утопии в форме как-бы и России, но маленькой, в другом месте, без нефти и с даже с другим климатом. А так дела не делаются. Исследование лишается практической ценности.

А фантастика, даже в форме картины — это именно исследование. Не даром же говорят «научная фантастика». Задача художника или писателя сложнее, чем у аналитика, ограничивающегося лишь отдельными аспектами или проблемами. Литератор должен создать целостную и убедительную картину. Внутренне не противоречивую. Достоверную если и не технически, то эмоционально. Привлекательную или отталкивающую — другой вопрос. Это уже зависит от того, утопию или антиутопию он пишет.

Но в данном случае речь об утопии. О цели, которую прежде чем достигать, нужно хотя бы вообразить. И не в форме набора лозунгов, а системно. А это было проблемой либерального движения ещё в 90-е. Больно уж эти ребята напоминали большевиков-ленинцев. Причём, напоминали карикатурно. В смысле «разрушим до основания» совпадение казалось разительным. Но у большевиков было и «а затем». Свой новый мир они собирались строить. Сами. У них был план. И не только. В аптеках тогда и всякое продавали. Имея же ясную цель, можно применяться к реальным обстоятельствам и выбирать средства её достижения. Например, вводить спорную с идеологической точки зрения, но сию минуту спасительную, новую экономическую политику.

Эти же ничего строить не собирались. А просто верили, что если разрушить до основания, то всё само собой станет «как там». Само. Без без каких-либо целенаправленных созидательных усилий. И даже без чёткого представления, как и почему оно «там» на самом деле. Это были детали. Главное же истребить «совок» во всех его проявлениях (не исключая очевидно полезные или очевидно же вымышленные) — и всё очень хорошо будет. Сомнения же в прямизне и непогрешимости «невидимой руки рынка» либералы считали злой ересью, и иметь с ними дело становилось невозможно.

…Отчасти, вероятно, именно потому невозможно, что отсутствие позитивной программы и, как следствие, концентрация на негативе, чрезвычайно губительно для психики. Если ты ненавидишь, тебя уже победили, как говорил Конфуций. Позитивная же программа — та самая «правая» (или теперь уже «левая»?) утопия, картина мира, в котором левые (или теперь «правые»?) идеи победили и окончательно восторжествовали, — таким образом, необходима. Необходима с чисто практической точки зрения. Но её нет и, видимо, не будет.

Почему не будет — отдельный вопрос. Но я б не взялся за её конструирование. Никто не берётся. Причём, не только у нас. Проблема, скорее, глобальная. Просто, на Западе это — давняя проблема. Концепция «светлого будущего» присутствовала в советской литературе, за бугром же преобладали ожидания апокалиптические.

Related posts