Какие преступления советская власть прощала Высоцкому?

"Поражение – не поражение, если только вы не признаете его таковым в своем сознании." Брюс Ли ©

«За что сидел Высоцкий?» – этот запрос в поисковиках до сих пор остается популярным, являясь порождением мифа, широко распространившегося еще при жизни знаменитого артиста. Известный, в частности, как исполнитель блатных песен, Владимир Высоцкий вынужден был неоднократно опровергать слухи о том, будто он до своей артистической карьеры имел тюремный срок. Ничего подобного в биографии любимца советской публики, конечно, не было. Тем не менее за время своей активной творческой деятельности Высоцкому доводилось обходить строгие советские законы, за что его при желании могли привлечь к ответственности. Но – не привлекли…

Незаконные гастроли

Как отмечает в своей книге о Владимире Высоцком «Правда смертного часа. Посмертная судьба» его биограф, журналист В.К. Перевозчиков, артист регулярно злоупотреблял терпением КГБ, фактически нарушая статью 83 «Уголовного кодекса РСФСР» «Незаконный выезд за границу…», предполагавшую наказание в виде лишения свободы от года до трех лет. Кроме того, во время своих поездок за рубеж Высоцкий то и дело пренебрегал соответствующими правилами поведения. Так, автор книги приводит случай, имевший место во время пребывания артиста в Париже в 1975 году, когда Владимир Высоцкий присутствовал в Сорбонне на вручении его учителю А. Синявскому престижной литературной премии за роман «Голос из хора», освещавший тему сталинских лагерей. Такой визит, конечно, не мог остаться незамеченным органами госбезопасности. Но куда серьезнее было то, что Владимир Высоцкий, имея визу только во Францию, свободно посещал другие страны, возвращаясь в Советский Союз со множеством заграничных штампов в паспорте: Англии, Италии, Мексики, США. В июле 1976 года Высоцкий совершает несанкционированную советскими властями поездку в Канаду, где записывает новую пластинку, которая через год выходит во Франции. А в январе 1979 года Высоцкий так же без разрешения отправляется на гастроли в США.

Разумеется, КГБ был в курсе всех самовольных разъездов Высоцкого. В.К. Перевозчиков приводит по этому поводу слова бывшего офицера КГБ А. Михайлова: «С одной стороны, по тем временам факт был достаточно вопиющим: человек без разрешения выездной комиссии ЦК КПСС свободно перемещается во времени и пространстве. Но с другой стороны, то, как проходили эти концерты, не вызывало особой тревоги». Никаких последствий для артиста не последовало. Более того, если верить свидетельству сценариста Эдуарда Володарского, Высоцкий мог беспрепятственно привезти из Франции по 10-15 телевизоров, что при желании легко можно было квалифицировать как статью 78 УК РСФСР «Незаконное перемещение товаров или иных ценностей через государственную границу СССР», за которую можно было получить от трех до десяти с конфискацией.

«Ижевское дело»

В биографии Владимира Высоцкого был один инцидент, который мог иметь весьма серьезные последствия. Осенью 1979 года, спустя несколько месяцев после, казалось бы, ничем не примечательных шестидневных гастролей артиста в Удмуртии, был арестован администратор артиста Василий Кондаков и несколько его коллег, также связанных с Ижевскими концертами Высоцкого. Широко известный в артистических кругах импресарио попался на весьма распространенной в то время  практике – махинации с билетами. Дело в том, что долгие годы концертная ставка Владимира Высоцкого была весьма скромной — 11 рублей 50 копеек, и даже в последние годы жизни не превышала 18-19 рублей. За сольный концерт из двух отделений артисту полагалось 112 рублей. Однако по факту организаторы мероприятий платили звездному исполнителю значительно больше. Как рассказывал другой его импресарио В. Гольдман, они добивались того, чтобы филармония покупала у Высоцкого права на песни, и тогда ему платили и как исполнителю, и как автору. Помимо этого, администратор Н. Тамразов признавался, что, в частности, они сжигали проданные билеты: «Допустим, билетов продано на десять тысяч – часть оприходовали, а часть сжигали. Расплачивались с залом, что-то отдавали государству, что-то оставляли себе. Эту “кухню” знала вся страна». Эта «кухня» и стала поводом для открытия уголовного дела. Аналогичные дела были начаты в Харькове и Минске. Высоцкий и его друг актер Валерий Янклович проходили по делу свидетелями. Чтобы их допросить, ижевский следователь по особо важным делам по фамилии Кравец даже лично прибыл в Москву. Но как раз в это время произошла серьезная авария – на своем «мерседесе» Высоцкий на полном ходу врезался в троллейбус, и Валерий Янклович находился в больнице с сотрясением мозга. Перевозчиков в своей книге пишет, что Кравец, которого Высоцкий буквально вытолкал из больницы, не позволив допросить Янкловича без наличия необходимых санкций, даже пытался обвинить Высоцкого в том, что ДТП было подстроено им намеренно с целью спрятать в больничных стенах важного свидетеля. Делу был дан ход, и из Госавтоинспекции оно поступило в Октябрьский райотдел милиции. Вот как вспоминает об «ижевском деле» известный адвокат Г.П. Падва, который был привлечен для защиты Василия Кондакова: «Из рассказов Володи и Валеры об их допросах я понял, что следствие заинтересовано не только в привлечении к ответственности администраторов, но и в том, чтобы опорочить самого Высоцкого. К его чести, он озабочен был только судьбой Василия Васильевича, лишь о нем говорил и за него просил… Об уголовном деле, возбужденном в 1979 году в Ижевске, говорил потом весь Советский Союз. Порой этот процесс называли даже “делом Высоцкого”…». Следствие длилось несколько месяцев, но незадолго до смерти Высоцкого было закрыто за отсутствием состава преступления. Суд состоялся в середине марта 1980 года. Как пишет Г. П. Падва, «суд исключил из обвинения Кондакова эпизоды, связанные с хищениями на концертах Высоцкого, признав полную непричастность как Владимира Семеновича, так и его импресарио к каким-либо махинациям». Сам Высоцкий отделался штрафом – его обязали вернуть 2,5 тысячи рублей за несостоявшиеся концерты в другом удмуртском городе – Глазове. Примечательно, что, по утверждению журналиста Алексея Красноперова, после смерти легендарного барда все материалы «ижевского дела» были уничтожены.

Дурные привычки

Поскольку в результате вышеупомянутой аварии, произошедшей по вине Высоцкого на Ленинском проспекте в Москве 1 января 1980 года, пострадал его друг Валерий Янклович, инцидент можно было интерпретировать как «Нарушение правил безопасности движения автотранспорта с причинением легкого телесного повреждения» – статья 212, срок лишения свободы до двух лет. Однако артист отделался тем, что заплатил деньги за ремонт троллейбуса, в который он врезался. При этом надо отметить, что это ДТП было у Владимира Высоцкого далеко не первым. Артист питал страсть к автомобилям и лихой езде со скоростью 200 километров в час, так что на его счету было несколько вдребезги разбитых машин. Помимо лихачества на дороге, Владимир Высоцкий был известен пагубным пристрастием к алкоголю и наркотикам. Административная ответственность за незаконное приобретение наркотических средств появилась в Советском Союзе в 1974 году. Более того, если бы артиста поймали с поличным, ему бы пришлось доказывать, что наркотики были приобретены им для себя, а не с целью сбыта – уголовная статья 224, до одного года лишения свободы.

Неведомые покровители

До сих пор остается загадкой, почему в ряде случаев КГБ и правоохранительные органы закрывали глаза на проступки Владимира Высоцкого. Исследователи выдвигают разные версии. Например, Перевозчиков высказывает предположение, что от ответственности за несанкционированные заграничные турне артиста оберегало влияние его супруги Марины Влади: «…Разрешение на выезд за рубеж Высоцкий получил в 1973 году по личному распоряжению Л. Брежнева, к которому по просьбе М. Влади обратился главный коммунист Франции Ж. Марше. Если бы Высоцкого позднее вдруг перестали выпускать во Францию, молчать бы М. Влади не стала, и советские власти получили бы еще одну проблему», – отмечает он. Что же касается оправдательного решения по «ижевскому делу», другой исследователь Марк Цыбульский предполагает, что артист мог прибегнуть к крайней мере и обратиться за покровительством к дочери генсека Галине Брежневой, которую он хорошо знал. Также многие источники отмечают симпатию, которую испытывали к Высоцкому сами сотрудники комитета госбезопасности, где у артиста было гораздо больше почитателей, чем врагов. Есть мнение, что особенно высоко в КГБ ценили цикл его фронтовых песен, за который ему многое прощалось.

Русская Семёрка

Related posts

Leave a Comment

18 − семь =